Плюшевый Муссолини

Рабкор.ру 10.02.2018 0:15 | Политика 171

Побывал я на встрече с Жириновским в Екатеринбурге, в старом здании УПИ (ныне УрФУ) 7 февраля 2018 г., о чем вам и расскажу.

Владимир Вольфович внешне производит впечатление классического русского барина, вернувшегося с «вод» или сошедшего со страниц тургеневского «Дыма»: вальяжный, самовлюбленный, убежденно, азартно и самоуверенно несущий ахинею. Вместе с тем, манерами и риторическими приемами он очень похож на Муссолини, хотя в более добродушной, аристократической «light», версии. Это понятно: перед нами глэм-политик. Все, что он говорит, это не просто игра, а игра в степени. Это не просто постановка, а постановка на тему постановки, которая имеет смысл только в рамках другой постановки. Поэтому Жириновского невозможно, или почти невозможно, оценить субъективно. Все, даже противоположные друг другу, трактовки, найдут в его речах подтверждение. Он алогичен, используемые им понятия и развертываемые тезисы – максимально размыты и многосмысленны. Ясно, зачем: чтобы в другой ситуации сказанному придать другое содержание. Например: он чуть ли не через каждое слово ругает большевиков («Большевики уничтожали всех умных людей. Нарушили генетику нации»). Но тогда не понятно, за что Жириновский потом ругает Горбачева, «развалившего» СССР, большевицкое государство, в котором уничтожали «умных людей»? Или: он превозносит либерализм за «свободы», чтобы вскоре объявить, что поддерживает бесплатную медицину и образование («Образование и здравоохранение должны быть бесплатными. Коммерческая медицина опасна. Частник обманет».) Но тем самым Жириновский отрицает такую либеральную свободу, как свободу рынка («Либерализм в экономике должен быть ограничен»). И тогда зачем упомянут либерализм в названии его партии?

Таких противоречий в его рассуждениях – масса и нужно очень постараться, чтобы их не заметить. Постаравшихся на встрече было очень много, и в основном это была студенческая молодежь. Как обстоят у нас дела с обучением студентов формальной логике, мы знаем.

Вкратце идеи Жириновского очень просты. Начал он с темы коррупции (действительно: с чего еще может начать «либеральный демократ»? – А.К.). Кто в ней виноват? Чиновники с окраин, которые едут в Москву, поскольку на окраинах все куплено, вплоть до судов. (Чиновники с окраин – это ясно, что неруси. Дескать, русские взяток не берут – А.К.) В этом виноваты – кто? – большевики. Почему? Потому что они «уничтожили в стране все живое». А живое – всегда централизовано. Большевики уничтожили централизацию, насадили федерализм – рассадник коррумпированного чиновничества. Следовательно, они повинны в коррупции.

Это выдано за первые 10-15 минут. Далее было топтание на этих нехитрых тезисах, причем, большевики поминались постоянно как главные виновники всех бед страны. Даже сейчас у власти – «новые большевики». Кто? Жаль, лектор не уточнил. Зато он, наконец, сформулировал самую  главную проблему в России, и она оказалась «русским вопросом». Решается этот вопрос путем централизации и устранения федерализма. Да и война в южном направлении не помешает его решению.

Вот и вся позитивная программа Жириновского.

В его выступлении часто звучали слова: «в стране ничего не поменять». Тогда зачем он идет менять на президентском посту Путина? В чем у него расхождения с ним? Только во внешней политике: «Украину упустил, сейчас Сирию упускает. Слишком нерешителен». Зато во внутренней политике ничего менять не нужно, бесполезно и опасно.

Бедность? Какая бедность? «Бедняки потому бедные, что не хотят работать».

Наконец-то прозвучало что-то по-настоящему либеральное.

Так же, как в свое время партийные вожди эпохи мировой социальной революции первой половины 20 века улавливали массовые настроения и направляли их в нужное государству русло, так и Жириновский пытается сделать тоже самое, только в соответствии со своей классовой (или, если угодно, «сословной») установкой. В итоге получается мутная и провокационная смесь из элементов национализма, шовинизма и либерализма, но он транслирует ее, ничего к ней не прибавляя от себя и не убавляя от нее. Поэтому «Жириновский» – это имя не только политика, это имя определенной, и не малой, части российского общества.

Пожалуй, единственное, что его отличает от правых вождей начала 20 столетия: в его в его речах нет ни злобы, ни фанатизма. Так же, как нет этого и в глазах аплодировавших ему студентов. Не будет он лепить из них ничего подобного маршу чернорубашечников на Рим, а те не поспешат рисковать ради этого «движа» тем «хайпом», который у них уже есть. И декоммунизацию он мыслит довольно вялую: «пусть стоят памятники Ленину, только бы не возвращали идеологию». Нет такой политической задачи. Поэтому перед нами – плюшевый Муссолини плюшевых национал-либерал-демократов. Вот вам и польза от лидера ЛДПР: он берет на себя часть фашиствующего/националистического электората и его нейтрализует, подчиняя интересам и стратегии правящей группировки, не нуждающейся в правом радикализме. Так работает «управляемая демократия». Так Жириновский играет роль активированного угля современной российской политики.

И напоследок – отжиги «либерально-демократического» гуру, в спешке записанные мной:

«Надо было, как Рузвельт хотел, Германию расчленить на 5 аграрных государств. Сталин не дал».

«Куриные мозги Явлинского».

К. Собчак – «Специалист по теневой социальной жизни».

«Зюганов развязал руки нынешнему правительству Украины».

«Главный враг России – федерализм».

«Царизм слишком много свободы дал полякам и финнам. Большевики с их федерализмом – продолжатели дела царя».

«Молодых нельзя допускать до политической власти <имеются в виду ключевые руководящие посты в государстве – АК>. Ибо все большевики были молодыми».

«Президент – это внешняя политика, главная власть – исполнительная».

 

Sapientum sat.

АНДРЕЙ КОРЯКОВЦЕВ

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора