ПНТ. Программные основы. Занятие 8. Макробаланс страны

Русранд 13.08.2018 20:44 | Политика 39

Продолжаем публикацию курса лекций по основам политики и методологии формирования партийной программы Партии нового типа, составленного как обязательный партминимум знаний члена ПНТ.

Понятие «макробаланс страны» нам пришлось ввести для обобщенной оценки правильности государственной политики, поэтому в справочниках или учебниках такого понятия пока нет. В четвертой теме «Успешность страны» мы уже обсуждали агрегированные, обобщенные показатели, позволяющие определять правильной ли дорогой идет страна. Таких показателей может быть несколько, и сегодня речь об одном из них.

Литература, которую я рекомендую вам, это книжка: «Макробаланс страны как инструмент и реальность».


МАКРОБАЛАНС КАК ИНСТРУМЕНТ

В слове «макробаланс» два корневых слова. «Макро» и «баланс». Макро — понятно. Микробаланс — это баланс в семье, баланс на предприятии. Может быть мезо — баланс (в субъекте федерации). Макробаланс — это баланс всей страны. А что такое баланс? Баланс — это что-то гармоничное, органичное, уравновешенное. Balance или equilibrium в английском — это прямо от эквилибристики.

Баланс — это слово, несущее в себе некий позитив. Если у колеса машины, например, баланс — это угловое постоянство момента инерции — такой четкий критерий, физически измеримая величина, то у государственного, семейного бюджета или бюджета хозяйствующего субъекта баланс — это когда расходы совпадают с доходами. Если они не совпадают, тогда бюджет разбалансирован, возникает дефицит. Критерий здесь другой, а именно нулевой дефицит бюджета.

Представьте себе эквилибриста на тросе или проволоке. Когда баланс наступает? Когда центр тяжести проходит точно через точку опоры. Если сместится — акробат упадет. То есть в любом контексте термин «баланс» обязательно требует качественного ценностного критерия, который указывает на позитив, достигаемый при балансе. Так что такое баланс страны? В нашем контексте это структура распределения созданных в стране благ между субъектами, вовлеченными в процесс создания и потребления этих благ. Что за субъекты? Народ. Государство. Сообщество частных собственников. Какие качественные критерии должны определять макробаланс? Очевидно, что в стране должно быть правильное, справедливое распределение и потребление благ; население, элиты, политические акторы должны быть удовлетворены таким распределением; причин для революций, конфликтов, протестов нет; страна развивается устойчиво; в ней культивируется нравственность, социальность и справедливость. Вот такова макрохарактеристика понятия макробаланса.

ЧТО ВХОДИТ В МАКРОБАЛАНС СТРАНЫ?

По крупному — это ВВП — валовой внутренний продукт как совокупность товаров, работ, услуг, производимых на национальной территории России. Если они потребляются внутри страны — это и есть совокупные потребляемые блага. Правда есть деталь в некотором объеме двойного счета в структуре ВВП, сути не меняющая.

Кто эти блага в стране получает и потребляет? Три субъекта. Это государство, и мы принципиально расходимся с либералами, которые считают государство нахлебником, лишним потребителем, чью норму потребления надо минимизировать, лучше всего до нуля, а всем распоряжаться должен индивидуальный человек, частный собственник, невидимая рука рынка. Но ведь очевидно, что если государство не потребляет часть общих благ, то, скажем, в государственном бюджете недофинансируется содержание управленческого аппарата, поддержка при необходимости государственных объектов, в том числе производящих объектов, транспортных объектов. Производство, например, эксклюзивных государственных продуктов, материалов, таких, как наркотики, прекурсоры, ядерные, радиоактивные материалы, оружие, мо нопольные продукты, которые, кроме государства, никому не позволено производить.

Если государство не вкладывает из того объема благ, который ему назначен в устроении макробаланса страны, на безопасность, то безопасности в стране не будет, имея в виду внешние, техногенные и природные угрозы, внутренние угрозы политического порядка. Если государство не обеспечивает инструменты безопасности, такие, как армия, охрана труда, другие технократические системы безопасности, например, сейсмодатчики, позволяющие прогнозировать и предупреждать о землетрясениях, цунами, то тогда, понятно, что безопасность не обеспечивается, а вот жертвы обеспечиваются.

Иными словами, государство — это субъект потребления блага №1. Второй субъект — это народ как совокупность граждан государства, который и должен быть конечным и главным потребителем благ, создаваемых в стране.

Если народ эксплуатируется сверх меры и благ ему достается совсем немного, то возникает конфликт, революционная ситуация, страна может развалиться, что мы в истории наблюдали. Кто-то подумает: «А что ж народу не хватало в Советском Союзе?». Рост производительности труда в Советском Союзе существенно опережал рост оплаты труда. Мы еще будем говорить о специфических каналах, по которым население получало в Советском Союза блага, но степень эксплуатации нарастала, плюс всякие дополнительные обстоятельства, приводившие к неудовлетворенности населения. В результате — цветная революция 1991 года, Советский Союз распался. В общем, с народом шутки плохи.

И третий макропотребитель, макросубъект — это собственник, частный собственник.

Почему частный собственник — не народ, хотя по гражданским правам различий никаких нет? Потому, что свои блага он получает не только трудом, но и рентой. Это рента на капитал разного вида, ссудный процент, доходы от права эмиссии, рента на интеллектуальную собственность, природная, наследственная рента. Рентное получение благ — это инструмент паразитизма.

Вопрос о паразитизме очень важный. Наше утверждение таково, что можно отрегулировать границу по величине ренты, за которой рентный механизм перестает быть паразитизмом, а в рамках этой границы сделать его, при сочетании с трудовыми усилиями частного собственника, фактором прогресса, а не фактором унижения и обирания большинства.

Итак, представим себе: люди с голоду не умирают, государство как-то сводит концы с концами, а частный предприниматель богатеет, занимается милосердием, благотворительностью, театры строит. Все хорошо? Но наш критерий помните? Эта конструкция должна порождать устойчивую жизнь в стране, развитие должно быть прогрессивным, в стране должны генерироваться нравственность и социальная справедливость. А от чего это зависит? А зависит это от пропорций в распределения благ между тремя главными потребителям благ, создаваемых в стране.

Понятно, что, если урезать государство, то оно окажется неэффективным в выполнении классической государственной функции и просто развалится. Что тогда будет с большинством народа? У собственников может быть двойное гражданство, могут быть счета и дворцы за рубежом. Убегут. Мы же говорим о большинстве народа. Что происходит, когда разваливается государство? Мы на опыте нашей страны знаем, какое горе, трагедии, сколько жертв порождает распад государства. Это нешуточные последствия догматического, либерально-хирургического отношения к институту государства!

Ну, а если на долю народа остается такая доля благ, что он выживает, именно выживает, а какие-то социальные слои населения выходят за эту грань? Как сегодня в путинской России объектом особого внимания вновь становятся помойки, причем люди, вполне социально статусные, приличные, в темное время суток выходят туда, чтобы, не дай Бог, их никто не увидел. Настолько стыдно! А жить-то хочется, а попробуй, проживи на одну пенсию, или на зарплату, две трети которой сжирает полуворовское ЖКХ, остальное — на лекарства, другие жизненные надобности, и вопрос жизни исчезает, — остается вопрос выживания.

Что в этом случае происходит со страной? Устойчиво ли она развивается? Генерируется ли в ней нравственность, социальная справедливость, стабильность? Получает ли народ свою толику счастья, уверенности в будущем для того, чтобы рожать детей? Мы понимаем, что такая страна заболевает, и, как и в первом случае, при минимизации института государственности, может прийти к своему социально-экономическому и политическому краху. То, что и происходит сегодня в совершенно разбалансированной путинской стране.

Ну, и, наконец, частный собственник. Если его извести под корень, то для энергичного, пассионарного населения (это всегда меньшинство), которое склонно к инновациям, рискам, развитию, нуждается в самореализации, в генерации идей, т.е. является фактором развития и прогресса, исчезнет стимул. Что в этом случае происходит? Снижение инноваторского, модернизационного, лидерского, прогрессивного потенциала в стране, что и происходило в Советском Союзе.


ПРОПОРЦИИ МАКРОБАЛАНСА

Как эти вопросы решаются на уровне регуляции? Давайте посмотрим, отойдя на один шаг назад. Мы уже говорили, что модель баланса работает и для предприятия. Представим себе некий доход предприятия и рассмотрим его расходы. Расход на энергию, транспортные издержки, стоимость комплектации и материалов. Далее, налоги, которые предприятие платит государству. Затем, фонд оплаты труда, и еще разные социальные фонды. И, наконец, прибыль собственника.

Кто эти пропорции устанавливает? Понятно, что налоги устанавливаются государством. А остальное? С чем связаны издержки производства? Со стоимостью на рынках или при нормированном ценообразовании государством с установленной стоимостью и объемами закупок. Например, энергетика. Предприятие может заниматься энергосбережением, инноватизацией, а может не заниматься. Предприятие может менять продуктовый ряд, вводить новые инноватизированные продукты, в которых, допустим, вес материалов уменьшается, употребляются новые материалы, которые менее дороги. Транспортные расходы — тоже предмет оптимизации. Иными словами, в сегменте издержек предприятие может реализовывать фактор прогрессивного развития, который уменьшает фондоемкость затрат. Государство тоже может устанавливать правовые требования, заставляющие собственника заниматься прогрессивным развитием своих основных фондов, логистик управления, логистик закупок, сбыта. Ведь в критериях, с которых мы начали, слово «прогрессивное развитие» является ключевым.

Налоги. На первый взгляд кажется, что чем выше налоговые ставки, тем лучше для бюджета, но на самом деле зависимость не такая прямолинейная. При высоких налогах хуже становится предприятию, поэтому уменьшается оплата труда, уменьшается премиальный фонд прибыли для собственника, т.е. уменьшаются мотивации для повышения производительности труда, развития, инноваций, модернизаций. Для налоговой системы есть ключевая, природная зависимость, которая разделяет налоговую нагрузку на фискальную и стимулирующую. Что это такое? Если налоговую ставку увеличивать, то только до какого-то момента доходы бюджета будут расти.

А с какого-то момента большие денежные изъятия из хозяйствующей среды приводят к ее угнетению. И, соответственно, валовые показатели уменьшаются, причем уменьшаются быстрее, чем растет налоговая ставка, налоговая база становится меньше, доходы бюджета начинают падать. Мы уже много раз говорили, что для человеческой среды, для устроения общественно-государственных отношений характерны оптимизационные решения. Налоговый случай не исключение.

Зачем я сейчас перешел к таким деталям? Для того, чтобы возникло понимание, что макробаланс дает возможность разглядеть множество реальных вызовов государственного управления и регуляций. Например, вызова демографического. Каким образом? А что такое фонд оплаты труда? Это количество денег, которые получают работники на предприятии. Есть часть налогов, которые начисляются на фонд оплаты труда. Для чего нужна зарплата работнику? Все вы, конечно, сейчас скажете и правильно скажете, что для того, чтобы воспроизводить рабочую силу, попросту говоря, для того чтобы жить. Но не все могут себе представить, что от этого самого фонда оплаты труда, если его поделить на численность занятых на предприятии работников зависит производительность труда. Зависит сложно. На самом деле, эта зависимость — мотивационная кривая. Материальный фактор, который стимулирует индивидуальную производительность труда, — важнейший показатель, который входит в понятие эффективности национальной экономики. По этому показателю путинская модель экономики ни в какое сравнение не идет с другими странами. Почему? Потому что фонд оплаты труда в стране занижен в разы, а не на десятки процентов.

Как реально эта связь выглядит? На первый взгляд кажется, что зависимость должна быть прямой и линейной: чем больше оплата труда, тем выше производительность труда. Оказывается, нет. Зависимость не прямая, а цивилизационно идентичная, определяется она культурными традициями, ментальностью народа, национальным характером. И это не журналистские фразы, а совершенно реальные и важные характеристики народа как производителя и потребителя.

Для русской российской традиции зависимость примерно такая: до некоего порогового значения повышение заработной платы не ведет к повышению производительности труда. Почему? Существует порог зарплаты, до достижения которого больше платишь/меньше платишь — работнику все равно. Почему ему все равно? Потому что объем оплаты труда не позволяет ему обрести необходимые для жизни блага. Чуть больше, чуть меньше, а ни автомобиль, ни дорогой костюм, ни квартиру все равно не купить. Пороговые значения для скачка мотивации определяются группами потребительских товаров, которые являются товарами первой или уж во всяком случае естественной, органичной жизненной надобности. Понятно, что это такое. Это еда, одежда, жилье, транспорт, отдых, дача и т.д.

А как только повышенная заработная плата прошла через порог и работнику стали доступны новые блага, возникает стимулирующий эффект, и работник стремится обрести эти блага, при этом прирост заработной платы дает ему все новые и новые возможности в этой группе товаров. В какой-то момент наступает исчерпание возможностей в этой группе: машину, костюм купил, даже дачу построил, а квартиру все равно не купить. Такова психология. Производительность труда опять не растет. Когда проходится новый порог и появляется новый уровень групп товаров, например, не автомобиль Daewoo Nexia или Жигули, а какой-нибудь Maybach, не только дача, но и коттедж — возникает опять стимулирующая роль роста заработной платы.

У западной цивилизации, у американцев в частности, эта характеристика почти линейная, отклонения очень небольшие. У китайцев — тоже первоначальной полки нет. То есть русский российский цивилизационный характер в этой зависимости выглядит уникальным. Нынешняя власть не понимает значение этого порога, поэтому их призывы: «Сначала повысьте производительность труда, а потом повысим зарплату» к результату не приведут — у народа нет мотиваций.

Итак, фонд оплаты труда для работника — это первая социально-демографическая потребность. Здоровье, здоровое питание, здоровые дети, воспроизводство рабочей силы. И это фактор производительности труда.

Идем дальше. Инвестирование частным собственником, позволяющее снижать издержки, повышать фонд оплаты труда, модернизировать основные фонды, за счет чего стимулировать производительность труда — это фактор прогресса. Сколько собственник вкладывает инвестиций в модернизацию, настолько же велик фактор прогресса в системе производства и потребления.

И, наконец, прибыль собственника. Сразу вспоминается: нет такого преступления, на которое не пошел бы капиталист, т.е. частный собственник, при норме прибыли в 300% и более. Прибыль или, грубо говоря, рента на капитал, основной и финансовый, находящийся в обороте, по мере своего роста превращается из фактора прогресса в фактор паразитизма. Можно увидеть качественную зависимость нормы ренты и фактора прогрессивности.

При нулевой ренте у предпринимателя нет стимула вкладывать свои таланты, энергию, создавать рабочие места, заниматься инноватизацией, развивать производство. По мере роста этого премиального фонда прибыли, появляются стимулы, которые механизм частной собственности делают прогрессивным. Помните критерий прогресса? Развитие, устойчивое развитие, социально-политическая стабильность, а, значит, социальный пакет, стимулирующий фонд оплаты труда, нравственность и социальная справедливость, потому что именно от них производна социально-политическая стабильность и устойчивость развития.

Но если выходим за рамки оптимальности прибыли, когда частный собственник теряет, что называется, ориентиры в пространстве, то вместо прогрессивности этот механизм становится регрессивным.

Отсюда вывод, что Марксова идея, идея, которую в Советском Союзе упорно и уперто реализовывали — обратить частную собственность, ренту в ноль — и привела к тому, что прогрессивность в развитии попала под большущий вопрос. Развивались, конечно, замещающие методы стимулирования: социалистическое соревнование, финансово-экономические методы стимулирования (премии, надбавки и т.п.), но это не эквивалент мощного, прогрессивного, стимулирующего механизма для пассионариев, который рождает частная собственность. Они в СССР ушли в цеховики и спекулянты.

Что здесь за виды ренты? Это ссудный процент на финансовый капитал, маржа банков. Это торговая надбавка. Это рента на интеллектуальную собственность и др.

Из кривой связи ренты и прогрессивности развития вытекает важнейший вывод, а именно: если мы регулируем ренту, то можем добиться максимума прогрессивного результата. А если она не регулируется и частные собственники становятся властью, то регрессивный характер такой путиномики на дворе, налицо. И также, если новые догматики от левой идеи задумают частную собствнность обратить в ноль, то СССР уже был, он не показал максимальной эффективности.

Итак, прибыль собственника тоже важный компонент, который может быть фактором либо прогресса, либо регресса. И государство им может управлять.


МАКРОБАЛАНС СТРАНЫ И РЕАЛИИ

Теперь посмотрим на реалии. В нашей работе «Макробаланс страны как инструмент и реальность» вы найдете макробалансы разных стран — Белоруссии, Швеции, Германии, Китая, Соединенных Штатов Америки — и увидите, насколько чувствителен и интересен этот показатель и как много позволяет объяснить. Например, почему некоторые страны успешны, а наша страна деградирует и идет к краху. Есть в этой работе интересный рисунок: «Динамика благосостояния российских собственников». Смотрите, как интересно! Богатейшая часть населения, мизерная по размерам в 1%, обладает долей богатств во многие десятки процентов. Например, в 2000 году эта доля оценивалась в 53%.

С 2000 г. до 2008 года эта доля падала. С 2008 года она начала резко расти и доросла в 2014 году до 84%. Можно это объяснить? Можно. В 2007 году Владимир Владимирович Путин выступил в Мюнхене с речью, после которой получил в стране кризис, со стороны Запада, «почетное» звание страны-изгоя, враждебную консолидацию Запада, которая только усиливается. Что в связи с этим делает путинская элита? Она начинает резко обогащаться, понимая, что дело скоро кончится плохо.

Давайте рассмотрим несколько макробалансов: Советского Союза, ельцинизма, путинизма и макробаланс будущей России, которую мы проектируем.

В Советском Союзе было два субъекта потребления благ — государство (55 долей) и народ (66 долей). Почему сумма не равна 100%? Потому что есть пересекающиеся фонды. Например, в государственном бюджете СССР были фонды целевого общественного потребления, которые тратились на дотирование ЖКХ, жилья, транспорта, отдыха, здравоохранения, культуры, образования. То, что называлось бесплатным, таковым не было, оно оплачивалось трудом большинства, создающим блага, а попадало тем, кто из народа в этих благах нуждался.

Свершилась капиталистическая контрреволюция и в 1991 году возникли, кроме государства и народа, еще и «эффективные» собственники. Как распределялись блага при ельцинизме? Государство урезали почти в два раза до 30%, причем либералы государство уничтожали, но при этом кричали: «Сильное государство! Сильная Россия!». Сейчас мы видим то же самое при путинизме. «Сильный президент, сильная Россия». А Россию они при этом как государство урезают.

Народу достались аж «целых» 36 долей — почти в два раза меньше, чем в Советском Союзе. Именно тогда родился русский крест, демографическая катастрофа, население начало вымирать и вымирает до сих пор. И сейчас понятно, почему. А эффективные менеджеры, невесть откуда взявшиеся, стали получать 29% всех благ. На каком основании? Они сами себе эти основания и придумывали. Залоговые аукционы, бешеная ваучерная приватизация, перекачка государственного бюджета через госзаказы своим друзьям. Приватизированное государство в пользу ничтожного меньшинства, близкого к коррумпированной верхушке власти.

Итак, народ убит, в прямом и в переносном смысле, вымирает. Государство деградирует. Ренту свою «эффективные собственники» получают такую, которая приводит к регрессу всей системы, поэтому ни у кого нет мотивации для производительного труда, нет стимулов для энергетики, инноватики. Зачем тратить деньги на инновации, когда на диких накрутках получается доходность гораздо выше, чем на Западе, где 1% банковской маржи считается подвигом? А у нас Центральный Банк России накручивает 7%, плюс никем не ограниченная маржа коммерческих банков. Путинская модель внесла некоторые изменения в макробаланс страны. Во-первых, надо отдать должное, мизерные изменения в позитивную сторону произошли. 35% стало получать государство. Сравнить это с тем, что оно должно было бы получать, исходя из климатических, геополитических, военно-политических условий для нашей страны, исходя из ее размеров, ментальности населения невозможно!

Государство по-прежнему убито. Народу стало доставаться 55%, даже пенсии стали платить. Но эти самые «эффективные» менеджеры, которые продолжают страну как паразиты высасывать, получают более 16%. На каком основании? Да ни на каком. На том основании, что государство приватизировано, и этим все сказано.

Чем принципиально различаются макробалансы при Ельцине и Путине? Да принципиально ничем. Особенно на фоне того, что весь пирог уменьшается, внешняя изоляция урезает, а в скором времени эмбарго обрубит поставки импортного продовольствия, лекарств, одежды, еще каких-то важных вещей. Эта ситуация не менее опасная, не менее хамская по отношению к большинству народа и к нашей Родине, государству, чем была при Ельцине.

И, наконец, что будет сделано, когда Партия нового типа со своей Конституцией, своими макрорешениями обретет власть? Государство будет иметь 49%, что близко к тому, что было в Советском Союзе, но меньше, потому, что это будет оптимальная пропорция. Народ получит 64% — это практически то, что было и в Советском Союзе. Частный собственник будет. Но будет указанная выше регуляция оптимальной величины ренты. Жесткое государственное регулирование.

В нашей Конституции написано: «Предпринимательство — вид трудовой деятельности». Но государство будет жестко регулировать норму ренты, добиваясь максимально прогрессивного баланса страны. Вот тогда и наше государство будет реально сильным, и наши Вооруженные Силы будут первыми в мире, и наша техника будет суверенной, отечественной, без закладок в компьютеры, наш народ воспрянет духом, потому что он сможет, наконец, жить достойно, обеспечивать своих детей, быть уверенным в будущем, а не влачить жалкое существование между помойкой и копейками до получки. Частная собственность — в объеме 3,6% макробаланса — будет фактором прогресса, который будет максимизировать прогрессивный характер нашей страны.

Это и есть тот план действий, который мы называем социализацией частной собственности. Ее интересы будущим, постпутинским и постлиберальным государством будут гармонизированы с интересами народа и с интересами государства как института. Возможно ли это? А почему нет, если у власти будем мы?



ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ И УГЛУБЛЕНИЯ ПОЛУЧЕННОГО ЗНАНИЯ

1. Что такое баланс?

2. Что такое макробаланс страны, его структура?

3. Как выглядит зависимость производительности труда от оплаты труда в российском случае?

4. Может ли рента быть прогрессивным фактором национального производства?

5. Каковы оптимальные пропорции получаемых в стране благ в треугольнике: государство, народ, собственник?

6. Почему искоренить частную собственность хуже, чем социализировать ее?


 

Автор Степан Степанович Сулакшин — председатель Партии нового типа, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Фото: Школа Лонжюмо. Слушатели горячо обсуждают задачу, поставленную перед ними товарищем Лениным… Рисунок С.Трофимова

#ПрограммаСулакшина  #ПартияНовогоТипа  #ПартминимумПНТ  #ПартшколаПНТ


ПРЕДЫДУЩИЕ ЗАНЯТИЯ КУРСА

ПНТ. Программные основы. Замысел партшколы. Вводное занятие

ПНТ. Программные основы. Занятие 2. Партия и государство

ПНТ. Программные основы. Занятие 3. Человек истинный. Нравственность. Добро и зло

ПНТ. Программные основы. Занятие 4. Успешность страны

ПНТ. Программные основы. Занятие 5. Идеология

ПНТ. Программные основы. Занятие 6. Ценности, цели и управление

ПНТ. Программные основы. Занятие 7. Что такое государство? Из прошлого в будущее

ПНТ. Программные основы. Занятие 8. Государственное управление


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина