По киевскому сценарию. Почему мы теряем Белоруссию?

из блогов 16.01.2018 5:59 | Политика 112
Из всех постсоветских республик Белоруссия в течение долгого времени оставалась на особом положении. На фоне натянутых отношений со многими другими осколками СССР Россия и Белоруссия долгое время успешно вальсировали, вплоть до создания альянса, названного без затей «Союзное государство». Экономические льготы, общее языковое и культурное пространство. Однако в последние годы идиллия уходит в прошлое, и вероятно, довольно скоро от неё не останется и следа.

Политика Лукашенко в течение долгого времени выглядела как попытка более или менее успешно сидеть на двух стульях. Предложения об экономическом сотрудничестве охотно принимались, особенно когда речь шла о субсидировании белорусской экономики. Однако в том, что касается политики, Минск куда меньше склонен идти в фарватере Москвы. В значимых для РФ вопросах на международной арене Лукашенко последовательно торпедирует российскую позицию. В 2008 году Белоруссия не поддерживала Россию в вопросе о признании Абхазии и Южной Осетии, а уже в последние годы Лукашенко двойственно повёл себя в гораздо более значимом для нашей страны вопросе — о Крыме и Донбассе. Причём речь идёт не только о декларациях, хотя заявления вроде «Без американцев в Украине невозможна никакая стабильность» — откровенно недружественные по отношению к союзнику.

Однако в Минске пошли значительно дальше. Так, белорусская сторона вовсю продавала Киеву запчасти для военного транспорта, авиационное топливо, оптику, а белорусские добровольцы, воевавшие на стороне повстанческих республик, преследуются в уголовном порядке. Словом, политика Александра Григорьевича выглядит весьма прагматичной — деньги не пахнут, но говорить о союзнических отношениях с Россией довольно сложно. Означает ли это, что Лукашенко однозначно развернулся к РФ спиной? Скорее, нет. Александр Григорьевич очень часто произносит слово «многовекторность» и демонстрирует немалую сноровку в сидении на двух и более стульях сразу. Однако пока политические отношения России и Белоруссии остаются натянутыми, внутри белорусского общества идут свои процессы. И их итог может оказаться очень болезненным для России.

Скрытая угроза

Фото: © РИА Новости/Виктор Толочко
Фото: © РИА Новости/Виктор Толочко

Одна из ключевых тенденций последних лет — это ползучая националистическая «белорусизация». Этот процесс идёт очень плавно, но проталкивается весьма настойчиво. Суть дела состоит в постепенном вытеснении русского языка из общественной и политической жизни в пользу белорусского и общее дистанцирование от России, отчасти в пользу местного национализма, отчасти в пользу контактов с западными странами. Ещё несколько лет назад люди, продвигавшие подобную программу, выглядели откровенными маргиналами. Сейчас они уверенно выходят в лидеры мнений. Причём всё это происходит при негласной поддержке государства. Скажем, Геннадий Лойко, активист белорусской оппозиции, позволил себе объявить об «оккупации» Белоруссии Россией — публично, на выставке в Национальном историческом музее республики.

В 2013 году чиновник жилищной службы был оштрафован за ответ на русском языке на запрос, написанный по-белорусски. Вообще, для местных националистических активистов мелкая травля низовых чиновников через прокуратуру стала своего рода спортом: в случае если какой-то слуга народа не может дать ответа на белорусском, для него добиваются штрафа. «Активист» Игорь Случак, например, организовал административное преследование больного раком подростка за то, что тот назвал белорусский язык мёртвым. Не касаясь лингвистических вопросов, «крестоносец» заставил мать юноши публично умолять его отвязаться.

Отмежевание от общих исторических сюжетов проникает даже в официоз. Скажем, оборот «Отечественная война 1812 года» был отменён директивно — министерством образования. Министерство образования строит планы по переводу учебного процесса по ряду предметов в обязательном порядке на белорусский язык для основных вузов страны.

В самом по себе интересе к своей истории и культуре, разумеется, нет ничего плохого. Однако в нашем случае за этнографией и историческими штудиями следует жёсткий крючок. В современной национально ориентированной пропаганде акценты расставляются вполне определённым образом: местная культура противопоставляется российской, а из всех исторических сюжетов отбираются конкретно те, которые можно натянуть на нарратив о противостоянии Белоруссии и России. Для размежевания используются даже классические сюжеты вроде противостояния Москвы и Литвы в Средние века, причём — всякое лыко в строку — «младонационалисты» отыскивают белорусские корни даже у деятелей польской истории вроде Тадеуша Костюшко.

Фото: © Shutterstock
Фото: © Shutterstock

Все эти игры куда менее безобидны, чем может показаться: антироссийская повестка в связке с этнографией проталкивается мягко, но очень настойчиво. Белорусский сегмент Интернета на данный момент главным образом антироссийский. Пророссийских интернет-СМИ попросту практически не существует, и этот процесс очень напоминает то, что происходило на Украине в начале 10-х годов: когда речь зашла о противостоянии лоб в лоб, на улицы звали все средства массовой информации. Интересна двойственная позиция высшей власти. С одной стороны, бежать впереди паровоза и расшатывать власть впрямую не в меру активным деятелям не дают. С другой, Лукашенко, похоже, отчаявшись остановить процесс «национальной революции», решился его возглавить.

Пророссийским активистам в Белоруссии попросту некуда идти и не о чем говорить. Отсутствуют заметные политические организации, и даже культурные центры могут закрываться. Повестка националистических движений принимается во внимание властями просто потому, что они активны. Со стороны России им не противопоставляется ничего. Если «змагары» — националистические движения — негласно одобряются властями и активно поддерживаются странами Европы, то никакого встречного движения просто нет.

Молчание России тем более удивительно, что за публичную критику «белорусизации» уже можно расплатиться карьерой и судьбой. Причём события развиваются от плохого к худшему. В 2010 году мелкого чиновника за фразу о том, что белорусский — это язык узкой прослойки общества, просто уволили. Однако недавно за критические высказывания по поводу белорусизации трое местных журналистов — Дмитрий Алимкин, Юрий Павловец, Сергей Шиптенко — подверглись уже уголовному преследованию за разжигание розни и уже около года находятся в СИЗО. При этом Россия, по сути, игнорирует процесс, затеянный именно из-за пророссийской позиции подсудимых. А вот ключевой свидетель обвинения, заявивший, что «Белоруссию необходимо очищать от «русского мира», даже если с «мясом» вырывать придётся», остаётся на свободе. Очевидно, такие высказывания с точки зрения белорусской Фемиды рознь не разжигают.

Для России происходящие в белорусском обществе сдвиги — огромный вызов. С одной стороны, ещё ничьи отношения не потеплели после простого выкручивания рук. Однако если отбросить иллюзии, прямо за пограничными столбами растёт недружественная России идеология. Невозможно говорить, что идеи белорусского национализма пользуются тотальной популярностью. Однако этого и не требуется. Мировая практика показывает, что активное меньшинство регулярно оказывается способно навязать свою волю большинству. На уровне народов отношения между русскими и белорусами самые что ни на есть тёплые. Однако ещё недавно то же самое можно было сказать об украинцах — а сейчас едва ли найдётся более враждебное России государство, чем Украина. И здесь от России требуется деликатность, но и твёрдость в отстаивании своих интересов и прав своих симпатизантов в Белоруссии.

Холодильник против телевизора

Фото: © Flickr/Marco Fieber
Фото: © Flickr/Marco Fieber

Несмотря на разговоры о всеобъемлющей российской пропаганде, именно работа с общественным мнением и является самым слабым местом России. Общественное мнение, улица, СМИ — даже нельзя сказать, что Россия проигрывает борьбу за души и умы белорусов. Она эту борьбу просто не ведёт.

Россия действительно имеет что предложить своим союзникам. Несмотря на весь скепсис по её адресу, если говорить о конкретных делах, союзники РФ получают весомые, грубые, зримые выгоды. Совместные инфраструктурные проекты, плотное и взаимовыгодное экономическое сотрудничество — это всё правда. В последние годы Россия выступила и вовсе в неожиданной ипостаси — поставщика национальной безопасности. Как показывают недавние контакты с Кремлём целого ряда стран Ближнего Востока, нет недостатка в желающих «подключить этот пакет».

Если вернуться в Восточную Европу, то энергоносители по минимальным ценам и загрузка заказами местной промышленности — это очень весомо. Всё гораздо хуже с ярким образом светлого будущего, а особенно — с его продажей. И здесь обобщенному «западу» Россия проигрывает с треском. Заводы и безопасность — это слишком скучно. «Некоммерческая» организация с пикетами, лозунгами, сайтами и стадом боевых блогеров стоит на порядок меньше, но при некотором таланте и упорстве работников вышибает людям мозги не хуже пулемёта. В России многие считают, что прагматического расчёта, договора с элитами и редких напоминаний о славном общем прошлом достаточно, но это громадная ошибка, которая может стоить дорого. Опять-таки, остаётся только напомнить, что об Украине думали то же самое.

В «битве холодильника и телевизора» ставку на «холодильник» сделала именно Россия, и она была бита глупой и злобной, зато тотальной пропагандой. При этом объективно Россия имеет отличные позиции для убеждения белорусского общественного мнения в пользе максимально тесных и тёплых отношений с Москвой. В отличие от многих других стран, Россия может опираться и на реальные общие моменты истории, и на практическую пользу. Однако Россия вновь и вновь наступает на одни и те же грабли: договариваться о поставках энергоносителей она умеет, а вот разговаривать с общественностью, создавать и поддерживать дружественные некоммерческие организации, работать с улицей и интернет-журналами — нет.

Фактически важность работы с общественным мнением, развития защиты пророссийских движений внутри Белоруссии даже не осознаётся. Людей, тепло относящихся к России и русским, в Белоруссии абсолютное большинство, но они не сплочены, не имеют общей программы и целей. Наиболее стойкие и решительные сторонники России в белорусском обществе сейчас чувствуют себя просто брошенными. В то время как противная сторона, наоборот, отлично структурирована через различные НКО, чётко знает, чего хочет, и может навязывать пассивному большинству свою повестку и свою волю. Она имеет поддержку Минска, поддержку западных дипломатов, горячее одобрение основных СМИ, множество фондов, готовых предоставить любую помощь и оплату.

Между тем следует чётко осознавать: «многовекторное» правительство в Белоруссии не вечно. Лукашенко, как к нему ни относись, уже не юноша, и в обозримом будущем он в любом случае покинет президентское кресло. И Россия очень рискует оказаться к этому моменту в ситуации, когда ни одно СМИ, ни одно активное общественное движение нельзя будет назвать дружественным нашей стране и ни одна политическая партия не будет готова считаться с нашими интересами.

Евгений Норин
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора