Почему Рахметов — наше всё, и об одной его мысли

Александр Майсурян 20.06.2018 1:37 | Общество 45

Евгений Данилович-Горовых. Н. Г. Чернышевский пишет роман «Что делать?» в Алексеевском равелине Петропавловской крепости

В СССР образ Рахметова изучали в школах и даже сочиняли о нём забавные анекдоты, вроде такого: «Собираясь в гости, Рахметов всегда брал с собой дощечку, утыканную гвоздями, чтобы было на что присесть». Ныне «Что делать?» Чернышевского, насколько мне известно, исключили из школьной программы.

А вот в Китайской Народной Республике Рахметова и его создателя, как ни странно (а может быть, и совсем не странно), помнят до сих пор, и глава КНР Си Цзиньпин как-то высказался по этому поводу: «Когда-то я был весьма впечатлён романом Чернышевского «Что делать?», где главный герой ведёт жизнь аскета и даже спит на гвоздях для укрепления силы воли. Нас с друзьями это настолько поразило, что мы стали ночевать на кроватях без матрасов, гулять в дождь и снег и принимать ледяной душ для закалки духа».

Правда, тут надо заметить, что Рахметов — на первый взгляд, вовсе не «главный герой» романа! Ему уделена всего одна глава. Но своя правда в такой оценке есть… Именно Рахметов оставляет после чтения самое глубокое впечатление, пусть его роль и эпизодична.

Почему так? Потому что в образе Рахметова автор создал умозрительный проект, чертёж образа «особенного человека», то есть «профессионального революционера». Таких людей до Рахметова не было или почти не было в России. Но, пользуясь, так сказать, план-схемой Чернышевского, они появились.

Начиная с Владимира Ульянова, которого этот роман, и опять-таки в первую очередь образ Рахметова, «всего перепахал». Понять историю 1917 года и СССР без Рахметова невозможно, и наоборот, этот образ даёт ключи к её достаточно глубокому пониманию. И как мы видим, это касается не только истории СССР, но и КНР… да что там, всего мирового коммунизма.


Рахметов. Иллюстрация В. А. Милашевского к роману «Что делать?»

Думаю, что когда-нибудь если не весь роман Чернышевского, то уж глава о Рахметове точно будет возвращена в школьную программу. Но это — лирика. А хотел я написать о другом, об одной мысли Рахметова. Она мне вспомнилась по итогам недавних дискуссий о… курении табака, прошедших во многих левых блогах. Вот что говорил Рахметов:

«Он сказал себе: «Я не пью ни капли вина. И не прикасаюсь к женщине». А натура была кипучая. «Зачем это? Такая крайность вовсе не нужна?. — «Так нужно. Мы требуем для людей полного наслаждения жизнью, — мы должны своею жизнью свидетельствовать, что мы требуем этого не для удовлетворения своим личным страстям, не для себя лично, а для человека вообще, что мы говорим только по принципу, а не по пристрастию, по убеждению, а не по личной надобности».

На первый взгляд, в цитате есть некоторая несообразность: если вы за «полное наслаждение жизнью», так и практикуйте его на своём примере! А если вы за ограничение потребностей, то ограничивайте всех, а не только себя!

Но на самом деле именно в этом парадоксальном сочетании — ключ к успеху революции 1917 года, как и революции вообще. Никогда большевики не победили бы, если бы они, по худому примеру Керенского, эсеров (причём и правых, и левых) и т.д. призывали народ только к новым жертвам на фронте, бесконечному терпению и «самоограничению».

С другой стороны, они не победили бы, если бы являли собой зрелище наслаждающихся «сладкой жизнью» эпикурейцев-гедонистов наподобие свергнутой ими буржуазно-дворянской элиты. Как ни странно, но именно в этом сочетании — ограничение своих собственных потребностей и поддержка вполне земных желаний большинства населения (то есть мира любой ценой, передела помещичьей земли, ограничения рабочего времени и т.д.) — львиная доля их «секрета победы». И он, этот секрет, тоже входил в «план-схему» Чернышевского…

Кстати, революционеры-марксисты старого поколения — Плеханов, Засулич и другие — этого совершенно не поняли. Они были обескуражены и разочарованы «приземлённостью» народных желаний в 1917 году. Они искренне воображали, что «свободный народ» захочет самоограничения и жертв, а не расширения своих социальных и трудовых прав и свобод.

Нынешние левые или считающие себя таковыми этого, увы, тоже совсем не понимают (или, скажем так, понимают не совсем). Это хорошо показала дискуссия о курении. Одни проповедуют гедонизм на совершенно либерально-индивидуалистический лад («курил, курю и буду курить, это моё священное право, а на всё остальное мне начхать с высокой колокольни»). Другие твёрдо вознамерились искоренить привычку к курению табака из неразумного народа, не понимающего своего блага, если надо, то репрессивными мерами…

А если народ из-за этого отвернётся от них, а заодно и от социализма? Ну, тем хуже для народа… Какая же позиция в этом вопросе была бы правильной? А перечитайте слова Рахметова…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина