Пока цели участников «оси» совпадают — они вместе

Русранд 4.05.2018 20:07 | Политика 58

Эксперт по Ближнему Востоку, иранист Игорь Панкратенко о ситуации на Ближнем Востоке, возможной войны против Ирана, позиции ООН, ЕС и Турции.

— Ситуация вокруг Ирана накаляется. Израиль уже атакует иранские позиции в Сирии. Как вы считаете, к чему это приведет?

— Перед нами — сразу два процесса. Во-первых, Трамп решительно настроен на «укрощение Ирана». Через ревизию Соглашения по ядерной программе 2015-го года (JPOA), введение новых санкций, на этот раз — в отношении ракетной программы и «поддержки» Тегераном международного терроризма.

Во-вторых, президент США готов как поддержать своих союзников в регионе Ближнего Востока, так и лично поучаствовать в увлекательном процессе «ограничения регионального влияния Ирана», первым этапом которого станет устранение иранского присутствия в Сирии.

Но вот что хотелось бы отметить. Вопреки появляющимся сейчас в масс-медиа апокалиптическим сценариям, Вашингтон не настроен на масштабные военные действия в регионе, как бы не обольщали Трампа израильтяне и саудиты.

Вопреки сложившемуся в определенных кругах мнению, Иран и «иранское направление» в целом — не являются главным пунктом внешнеполитической повестки Белого дома. Куда больше Трампа и его администрацию беспокоят другие проблемы, тесно связанные с геоэкономикой — отношения с Китаем, Европой и так далее. Вот эти проблемы — для Вашингтона действительно приоритетны и остроактуальны. Выскажу достаточно крамольную мысль. На мой взгляд, Америка откровенно устала от «бремени Ближнего Востока». Кроме того, для США постепенно снижается геостратегическая и геоэкономическая значимость этого региона. Оно и понятно — когда регион был основным источником нефти для западного мира, когда он был полем противостояния с другой сверхдержавой СССР — в него был смысл вкладываться, что называется, «по полной программе». Сейчас ситуация изменилась — США в лидерах по экспорту нефти, появился «китайский дракон», возникли новые узлы противоречий в Южной и Юго-Восточной Азии…

Словом, ситуация стала иной и в Вашингтоне все чаще задаются вопросом — «а чего, собственно, мы там, на Ближнем Востоке, так упираемся? Не пора ли делегировать часть забот по обеспечению безопасности в регионе нашим союзникам?» Это не значит, конечно, что США «уйдут» из региона, для единственной сверхдержавы это попросту невозможно. Но вот «запереть» Иран санкциями, запустить цепь ограниченных по масштабам спецопераций против «международного терроризма и его пособников», а всем остальным пусть занимаются «местные» — такой сценарий часть американского истеблишмента считает наиболее оптимальным.

— Как показывают события последних дней ООН и Европа против войны с Ираном, напротив «ястребами» выступают Израиль, Саудовская Аравия и США. Как вы считаете, насколько эти страны могут ослабить позиции Ирана в Сирии?

— Самостоятельно — серьезно ослабить, а уж тем более — устранить Тегеран из Сирии, ни израильтяне, ни саудиты не в состоянии. Но, справедливости ради, они такой задачи перед собой и не ставят, а все эти разговоры про «межарабский экспедиционный корпус», «решительный разгром» и прочее — не более чем громкие декларации, к которым не стоит относиться слишком серьезно.

Линия поведения израильтян и саудитов в настоящее время выглядит следующим образом — американцы должны обозначить Тегерану границы «иранского присутствия», а уж они будут следить за нерушимостью этих границ. Встречает ли такая позиция понимание у Трампа? В целом, конечно, да. Будет ли она принята Белым домом как единственная — пока вопрос, поскольку Израилем и Саудовской Аравией Ближний Восток не заканчивается, есть еще — погруженная в предстоящие президентские выборы Анкара. Ну и еще несколько важных факторов, способных серьезно повлиять на региональные «расклады», пока никак себя не проявили.

— Можно ли считать, что Россия и Турция, увидев серьезность ситуации и решительный настрой Трампа, дистанцировались от Ирана?

— Знаете, вот с момента возникновения этой пресловутой «оси» Анкара-Москва-Тегеран я не уставал повторять, что это ситуативный союз, что он не должен рассматриваться как нечто стабильное и стратегическое, что между участниками существует масса противоречий.

Поэтому не совсем правильно говорить о том, что Москва и Анкара «дистанцировались». Так ведь можно договориться и до «ножа в спину». До определенного момента цели участников «оси» совпадают — и они вместе. Возникает развилка, когда интересы расходятся — каждая сторона начинает идти своим путем. Это азы и будни реал политик.

У Тегерана, Анкары и Москвы остаются в Сирии общие вопросы, причем, у Турции и Ирана их даже больше, чем у Ирана с Россией. Поэтому сотрудничество не завершено. Но в деле отражения Тегераном усилий США и их союзников по вытеснению Ирана из Сирии — Турция и Россия иранцам не союзники, это очевидно — оптимистичный максимум — наблюдатели.

Игорь Панкратенко

Источник


Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, замдиректора Центра стратегических оценок и прогнозов, востоковед, доктор исторических наук.

Интервью порталу «Зеркало» (Азербайджан). Беседовал Ниджат Гаджиев.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Израиль бомбит Иран, пока только в Сирии

Москва не поддержит Иран в войне с Израилем

Путин умывает руки, Эрдоган растерян, Роухани увяз в войне

Что обсудили в Москве Владимир Путин с Биньямином Нетаньяху

«Язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли»

Иран-Россия-Турция: дефектная «ось»

Нетаньяху подсёк Кремль

Россия в третий раз выводит войска из Сирии

Лучший шпион — это логика

Преступление без наказания: источники израильской безнаказанности

Путинизм в зеркале Пальмиры: Сулакшин на «Россия 1»

Израильский вопрос российской внешней политики

Подставные и настоящие цели в Сирии

Зачем Россия в Сирии или Россия в подтанцовке

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина