Половина года, половина нефти

Канал «Аксиома» 6.08.2016 18:26 | Экономика 12

Прошла половина года. И можно уже ретроспективно посмотреть на тот прогноз, который я давал по цене нефти в конце прошлого года.

Уже тогда было понятно, что быстро организовать разбор «сланцевого навеса», который образовался за счёт высоких цен на нефть на мировом рынке, будет достаточно затруднительно, о чём я и написал в корректировке своего прогноза, который я дал в мае 2016 года.

Впрочем, уже в мае 2016 года была очевидна тенденция того, что организовавшийся производственный, а тем более — оперативный складской «навес» предложения над спросом разгребается и сам по себе достаточно быстрыми темпами, просто по причине того, что резкое падение мировой цены на нефть в конце 2015 года уже остановила не только перспективные, но и многие насущные инвестиционные программы в нефтедобывающей отрасли.

Итогом такого процесса неизбежно должно было стать уравнивание спроса и предложения нефти в мировом масштабе, которое я прогнозировал к началу осени, но которое уже произошло практически сейчас, к началу «отпускного» августа.

Вот как это выглядит в долгосрочной динамике:

Как видите, уже к концу второго квартала 2016 года мировые складские запасы сырой нефти хоть ещё и пополняются, но темп их пополнения уже упал до уровней конца 2012 года, сжавшись от рекордных уровней 2014-2015 годов в 6-8 раз, с 1,5-2,25 млн. баррелей в день до всего лишь 250 тысяч баррелей ежедневного излишка.

Такие скромные значения дополнительного предложения к растущему спросу уже никак не мотивируют рынок к дальнейшему падению цены нефти: существующий уровень её цены по-прежнему очень слабо мотивирует основных игроков к инвестированию в отрасль: несмотря на бравурные заявления о «мощном» росте числа буровых в США (там число буровых и в самом деле за июнь-июль выросло на 58 штук, увеличившись с 316 до 374), в целом в мире за период последних двух месяцев число буровых на нефть даже упало по сравнению с маем 2016 года, уменьшившись на 27 штук.

Ну и тем более, цифра в 374 буровых, достигнутая к концу июля 2016, никак не идёт в сравнение с 1600 буровыми нефтяными вышками, которые использовали США на конец 2014 года.

Число буровых на газ (красным) и на нефть (синим) в США. Наглядное изображение масштаба «мощного» роста числа буровых, который определяется только эффектом низкой базы.

Это, в общем-то, показывает продолжающийся кризис нефтяной отрасли — даже такой восстановительный рост на нефтяных буровых в США привёл лишь к очередному падению их добычи (ещё на 140 000 баррелей в день только за май-июль 2016 года), а в целом мир смог увеличить добычу нефти за второй квартал 2016 года на 600 000 баррелей в день, при весьма разнонаправленных тенденциях в различных странах.

Много это или мало, если мы говорим о дополнительных 600 тысячах баррелей в день, которые смогли выдавить из скважин нефтяники за целый квартал и о 250 тысячах ситуационного превышения спроса над предложением?

Вот наглядная картинка роста нефтяного потребления в долгосрочном периоде:

Скользящая средняя показывает, что в целом спрос на нефть рос в мире с темпом в 1,1 млн. баррелей в день за год. С одной стороны, цифра в 600 тысяч баррелей дополнительной дневной добычи в день пока что говорит нам, что мы ещё в «зелёной» зоне, хоть и при рассмотрении «средней температуры по больнице», но вот продолжающееся падение добычи в США (напомню, там около 200 тысяч баррелей за II квартал 2016 года) предупреждает нас о совершенно иной тенденции: существующие цены на нефть пока что не обеспечивают стабильности баланса спроса и предложения даже в среднесрочной перспективе.

Так как все надежды последних лет по увеличению добычи нефти были связаны именно со «сланцевой нефтью» (или нефтью труднопроницаемых коллекторов, что правильнее), так как все остальные альтернативы традиционной нефти обеспечивали гораздо более высокую себестоимость.

Поясню свою мысль.

Вот данные об изменениях добычи нефти за последние 8 лет (2008-2015 года), опубликованные в ежегодном отчёте ВР о мире нефти. Напомню, за этот период нефть как минимум 6 лет ( с конца 2008 по середину 2014 года) находилась в диапазоне от 80 до 100 долларов, вдвое больше, чем нынешняя цена на нефть, обеспечивая нефтяным компаниям стабильный поток инвестиций в отрасль:

Цены на биржевую нефть WTI и Brent с 1988 по 2016 год.

Однако, даже такой поток инвестиций в отрасль привёл к весьма разнонаправленной картинке по росту и падению добычи нефти в различных странах:

«Победители» и «проигравшие» за 8 лет высоких цен на биржевую нефть (кликабельно).

Если посмотреть на эту картинку в абсолютных цифрах и в разрезе стран, то видно следующее:

В группе «победителей» в первой десятке у нас будут:

  • США, рост на 5,918 млн. баррелей
  • Ирак, рост на 1,608 млн. баррелей
  • Саудовская Аравия, рост на 1,351 млн. баррелей
  • Канада, рост на 1,178 млн. баррелей
  • Россия, рост на 1,030 млн. баррелей
  • Остальные пять стран (ОАЭ, Бразилия, Китай, Катар, Колумбия) — рост на 2,817 млн. баррелей

По сути, успех США — это успех целой программы работы со сланцевой отраслью, который связан с весьма специфическим сплавом финансовых, страховых и инфраструктурных инструментов, плюс — с достаточно уникальными геологическими условиями по труднопроницаемым коллекторам с нефтью, которые оказались в США на достатчно скромной глубине и очень близко к основным потребителям. Напомню, что даже в Западной Европе оказалось, что себестоимость добычи сланцевой нефти и газа оказалась, как минимум, вдвое выше, что и закрыло сланцевые проекты в Польше, Франции и на Украине.

Кроме того, из рассмотрения можно смело убрать Ирак — это восстановительный рост после событий Войны в Заливе.

Таким образом, получается, что традиционные коллекторы нефти за период с 2008 по 2016 год обеспечили в мире рост добычи на 6,376 млн. баррелей в день. В перерасчёте на год это получается всего лишь 797 000 баррелей в день, что уже меньше, чем рост мирового потребления нефти!

Однако, ситуация с ростом отрасли станет ещё более печальной, если мы рассмотрим десятку «проигравших»:

  • Ливия, падение на 1,388 млн. баррелей
  • Венесуэла, падение на 595 тыс. баррелей
  • Великобритания, падение на 590 тыс. баррелей
  • Мексика падение на 579 тыс. баррелей
  • Норвегия, падение на 518 тыс. баррелей
  • Иран, падение на 441 тыс. баррелей
  • Алжир, падение на 384 тыс. баррелей
  • Сирия падение на 379 тыс. баррелей
  • Судан, падение на 352 тыс. баррелей
  • Йемен, падение на 258 тыс. баррелей

Здесь, как и в случае с ростом, надо исключить субъективные факторы. В Ливии, Сирии, Судане и Йемене за этот период уже успели разгореться и пройти жестокие гражданские войны (кстати, во многом, по моему мнению, тоже вызванные экономическими причинами) поэтому их падение, как и восстановительный рост Ирака, можно провести отдельной строкой. Получится 2,377 млн. баррелей падения по неким внешним причинам.

А вот для случая Великобритании, Венесуэлы, Мексики, Норвегии, Ирана, и Алжира ситуация будет определятся уже чисто внутренними причинами, а именно — банальным истощением старых традиционных месторождений нефти и невозможностью найти или ввести в эксплуатацию новые залежи.

И таких объёмов у нас набегает не много, но и не мало, а целых 3,107 млн. баррелей.

Если вычесть эту цифру из предыдущего роста в 6,376 млн. баррелей в день, получится всего лишь 3,269 млн. баррелей. Ну а «размазав» эту цифру на период в 8 (ну или даже в 6 лет, убирая из рассмотрения кризисные для отрасли 2014-2015 год), мы получим чистый рост в 544 тысячи баррелей в день.

Что уже, как вы понимаете, покрывает не более 50% от естественного прироста потребления нефти в мире.

Ну и последнее. Об электромобилях.

Когда мне снова и снова приводят в комментариях этот аргумент, мне хочется спросить всех теслоёбов приверженцев электрического транспорта: «А вы следите за динамикой продажи автомобилей?»

Вот, как пример, как выглядит парк легковых электрических автомобилей в Норвегии, в которой приняты все и всяческие программы стимулирования зелёной энергетики:

Впечатляет, скажете вы? Экспонента?

Да. Но ровно до тех пор, когда вы не посмотрите на общий рост автомобильного парка Норвегии:

Я думаю, как говорится, «умному достаточно». Норвежцы покупают дизельные автомобили, а не электрические, в результате чего в абсолютных цифрах парк «нефтяных» автомобилей только растёт, подталкивая вперёд и потребление нефти.

Графики электромобилей по США я даже приводить не буду, настолько они смешные. И да, там, кстати, продажи бензиновых и дизельных автомобилей с 2014 по 2015 год поднялись с 16,5 до 17,5 млн. штук в год, в то время, как продажи новых электромобилей упали с 122 438 to 116 099 штук. Тенденции 2016 года, если честно, тоже малорадостные — рынок электромобилей вырастет в США дай бог на 20% по сравнению с 2015 годом, несмотря на мощнейший пиар отрасли «новой энергии».

В общем, уже в среднесрочной перспективе цена на нефть уже неизбежно пойдёт вверх, к тому уровню, на котором можно будет и снова «включить» фактор сланца, и обеспечивать хоть какую-то стабильность добычи нефти из традиционных источников как старой, так и новой нефти. Наиболее вероятной ценой представляется диапазон в 50-60 долларов на конец текущего года, хотя я не исключаю и более высокой цены.

Ну — или нас ждёт ещё один глобальный экономический кризис, из которого не будет уже таких выходов, как из кризиса 2008-го года.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина