Правительство переписало путинский указ

Русранд 15.02.2019 21:48 | Политика 44

Кабинет решил не выполнять часть майских предписаний вождя. Но и те обещания, что остались, тоже нереальны. Возможно, кого-нибудь из исполнителей нового сказочного плана когда-нибудь и накажут. Но не факт.

Наконец у нашей державы есть шестилетний план развития — с нынешнего 2019-го и до 2024-го включительно. Правительство только что его опубликовало, и каждый, кому не жаль времени, может засесть за этот длиннейший документ, снабженный для отдохновения утомленного читателя занятными картинками и фотопортретами «кураторов», «руководителей» и «администраторов» каждого из двенадцати национальных проектов, перечисленныхв путинском указе №  204 от 7 мая 2018 года.

Кстати, те, кто дотерпит до конца, обнаружат, что нацпроектов стало тринадцать. К «майским» добавился еще один, посвященный магистральной инфраструктуре. Он же, между прочим, и самый дорогой из всех (на него потратят четверть из 26 трлн руб., направляемых на нацпроекты).

Не будем сердиться на технократов за эту небольшую ловкость рук. Просто у наших ведомств есть свои бюджеты и планы, которыми они занимались раньше и намерены заниматься впредь. Однако после указа все пришлось делить заново — и выяснилось, что бюрократическая целесообразность требует рассортировать их на тринадцать разделов, управляемых собственными командами начальников. А если совсем уж точно, то и на четырнадцать, поскольку «инфраструктурный» проект, не предвиденный в мае, но явно лоббируемый лучше всех прочих, на самом деле состоит из двух административно независимых друг от друга частей. Но эти маленькие чиновные нескладицы можно оставить в стороне. И обратить внимание на действительно занятные моменты. Во-первых, правительство дерзнуло отменить несколько пунктов сакрального путинского указа. В сегодняшнем плане нет ни «обеспечения устойчивого естественного роста численности населения», ни «повышения ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет», ни «обеспечения устойчивого роста реальных доходов граждан», ни «обеспечения темпов экономического роста выше мировых».

Причины понятны. В прошедшем 2018-м реальные доходы граждан снизились, смертность превысила рождаемость на 200 с лишним тысяч человек, а рост экономики, несмотря на чудеса, совершенные Росстатом, все равно решительным образом уступил мировому.

Составители окончательной версии шестилетнего плана сделали шаг навстречу действительности. И мы с вами могли бы похвалить их за отвагу, если бы не знали, что «паспорта национальных проектов» в конце декабря прошли утверждение в президентском Совете по стратегическому развитию. То есть высочайшее согласие на цензуру указа было испрошено и получено.

Однако не по всем позициям. В нацпроектах пришлось сохранить несколько интереснейших «майских» обещаний. Например, «снижение смертности в результате дорожно-транспортных происшествий в 3,5 раза по сравнению с 2017 годом». Или «увеличение объема жилищного строительства не менее чем до 120 млн квадратных метров в год».

Надо сказать, что смертность на дорогах и правда уменьшается. В 2018-м, если верить госстатистике, она была на 5% ниже, чем в 2017-м. Но чудесного ее исчезновения, конечно, не предвидится.

Что же до жилья, то в 2017-м построили 79,2 млн кв м, а в 2018-м — только 75,3 млн. Зато в нынешнем, 2019-м, нацпроект «Жилье и городская среда» (куратор — вице-премьер Мутко) сулит нам 88 млн, в 2021-м — 94 млн, а в 2024-м — «указные» 120 млн.

На этом примере как раз и удобно разобрать конструкцию всей совокупности начальственных обещалок.

Во-первых, 2018 год решили ни в какие планы не засчитывать. Он не удался, и его как бы не было. Шестилетка стартовала с опозданием, 1 января 2019-го, и закончится 31 декабря 2024-го, т. е. почти через год после истечения очередного президентского срока Владимира Путина.

Во-вторых, стандартный список обещаний каждого нацпроекта включает будущие итоги трех контрольных лет — 2019-го, 2021-го и 2024-го. Причем главный скачок всегда и во всем планируется на конец шестилетки — между 2021-м и 2024-м. Это откладывает самые неприятные сопоставления на потом. Хотя еще мудрее было бы ничего не обещать на нынешний год. Но, видимо, дозволения на это дано не было.

По некоторым позициям в нацпроектах сообщается также «базовое значение» планируемого показателя, как бы его точка отсчета, а по некоторым — нет. Скажем, применительно к жилищному строительству «база» (79,2 млн кв м в 2017-м) указывается. А вот пункт под названием «доля городов с благоприятной средой» обходится без базы.

Они нам просто не говорят, сколько нынче у нас, по их мнению, «городов с благоприятной средой». Зато к концу 2019-го доля таких городов должна составить 25%, еще два года спустя — 40%, а на финише шестилетки — 60%.

Надо ли объяснять, насколько это удобно? Чиновники сами составят методики определения «благоприятности», замерят ее и занесут в свои отчеты. Плановые цели будут достигнуты как бы сами собой. Так что шестилетка только кажется фантастичной. Изъятие «лишнего» года и удаление затесавшихся в майский указ слишком уж невыполнимых обещаний (я тут перечислил далеко не все) заметно укрепили реалистичность чиновных надежд на выполнение большей части плана. Деньги на нацпроекты затребованы огромные. Но их найдут. Всегда ведь находили. А основной массив целей по-своему достижим. Ну неужели «обращаемость в медицинские организации по вопросам здорового образа жизни» не удастся довести с 1,861 млн (именно столько запроектировано на 2019-й) до 2,997 млн в 2024-м? Сама скрупулезная точность этих цифр наводит на мысль, что отчеты уже готовы и где-то в компьютерах спокойно ждут своего часа.

Или взять пункт, требующий увеличить количество «новых лабораторий, 30% из которых руководят молодые перспективные исследователи», с пятидесяти к концу этого года до двухсот пятидесяти к концу 2024-го. Друзья мои, прекрасен этот лозунг. Что может быть элегантнее, чем переквалифицировать старую лабораторию в новую, а исследователей по мере заполнения квот переводить из немолодых-неперспективных в перспективные-молодые и обратно? Ведомство, ведущее к вершинам российскую науку, для выполнения этого плана не нуждается ни в чем, кроме анкетно-кадрового аппарата, который у него и так наготове.

Советские пятилетки были перечнями заданий по производству стали, угля, детской обуви и зерноуборочных комбайнов. Поэтому управленцам приходилось сначала ожесточенно бороться за ресурсы («фонды»), потом мучительно добиваться выполнения планов, а затем скандалить между собой из-за того, что они срывались. Их сегодняшние преемники делят триллионы, но планируют не комбайны, а на 90% — собственные будущие отчеты. Поэтому жизнь российского технократа так легка и приятна.

Правда, оставшиеся 10% шестилетки — это конкретные обещания и притом такие, которые выполнены не будут. Есть риск, что кого-нибудь из исполнителей когда-нибудь строго отчитают и даже накажут. Хотя до сих пор у нас карали за что угодно, но только не за казенное пустозвонство.

Сергей Шелин

Источник


Автор Сергей Григорьевич Шелин — политический аналитик, журналист, обозреватель ИА «Росбалт».

Фото со страницы Д.Медведева в Facebook.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора