Право на перекур

Александр Майсурян 18.06.2018 23:24 | История 83

Гелий Коржев. Поднимающий знамя. 1957. Интересно, а вдруг этот рабочий любит смолить папироски? Дымит вовсю махоркой в перекуры? Крадёт драгоценное рабочее время, которое пока принадлежит всяким Рябушинским и Коноваловым, но завтра будет принадлежать социалистическому государству? Пусть в таком случае положит на место красное знамя (ишь, фетишист проклятый! он что, не знает, что совсем не за знамя борются все сознательные пролетарии, символика и эмблематика им глубоко по барабану) и убирается вон из честных революционных рядов!

В последнем посте о курильщиках я бросил, больше для проформы, лёгонький дежурный камешек в огород граждан «нейтралов», заметив, что борьба некоторых левых с курильщиками табака чрезвычайно напоминает борьбу «нейтралов» с протестовавшими против нацистско-либерального переворота на Украине. Мол, и те, и другие недостаточно безупречно алого оттенка, поэтому пшли вон! Конечно, я никак не ожидал от граждан нейтралов немедленного подтверждения. В конце концов, не обязаны же они брать на себя столь нелёгкую и самоотверженную миссию – не щадя лба своего, наступать на все раскиданные перед левыми грабли без исключения! Но граждане нейтралы, в лице Велимира Долоева doloew1917, не подвели!

Уважаемый Долоев выступил с целым большим постом «О разных сортах опиума для народа», где припомнил такой случай из личного опыта:
«Первые месяцы работы, вечерняя смена, четыре человека за станками. Стою, работаю. Подходит коллега В. с больших корейцев, некурящий.
– Слушай, тебя не задрали эти два персонажа – Н. и Д.?
– В смысле?
– Я четыре часа наблюдаю – они курить сбегали уже пять раз. Я за это время один раз в сортир сходил, ты так вообще без отрыва стоишь.
– Ну, я тоже сейчас в туалет пойду.
– Ну не мудаки ли? А потом получаем херню на руки. Вот как с ними работать, с наркоманами?».

А потом чёрными буквами по белому экрану написал свои выводы:
«Курение как символ праздности, лени, повод уклониться от работы – в нашей культуре оно в таком качестве утвердилось именно в советские времена. Это лишь один из факторов деморализации, далеко не самая важная причина, приведшая к обрушению СССР, однако отрицать его начисто тоже не стоит. Легендарный бизнесмен Чичваркин однажды сказал: «пока сотрудник курит, он ворует мои деньги!». Не стоит сомневаться в том, что буржуйская морда прекрасно осознаёт свои интересы. И нам, коммунистам, нет нужды за эти интересы бороться. Но вот когда мы сотрём с лица земли чичваркиных и тинькоффых, и столкнёмся лицом к лицу с проблемами социалистического строительства, стоит задать один простой вопрос: «Кого ты теперь обворовываешь, курильщик?».»

Вона как! И ведь действительно, «перекуры» идут из проклятого советского прошлого. В те времена даже лагерное начальство аццкого сталенского ГУЛАГа не смело посягать на это священное право работника. Кто сомневается – вот свидетельство многолетнего лагерника (и в молодости – реального троцкиста, между прочим) Варлама Тихоновича Шаламова:

«Перекур – это самый обыкновенный отдых, отдых для некурящих, ибо махорки у нас не один год не было, а перекуры были. В тайге любители курения собирали и сушили листы чёрной смородины, и были целые дискуссии, по-арестантски страстные, на тему: брусничный или смородинный лист вкуснее. Ни тот, ни другой никуда не годился, по мнению знатоков, ибо организм требовал никотинного яда, а не дыма, и обмануть клетки мозга таким простым способом было нельзя. Но для перекуров-отдыхов смородинный лист годился, ибо в лагере слово «отдых» во время работы слишком одиозно и идёт вразрез с теми основными правилами производственной морали, которые воспитываются на Дальнем Севере. Отдыхать через каждый час – это вызов, это и преступление, но ежечасная перекурка – в порядке вещей. Так и здесь, как и во всём на Севере, явления не совпадали с правилами. Сушёный смородинный лист был естественным камуфляжем.»

Вообще-то, если бы указанную ситуацию стали разбирать настоящие большевики-революционеры, то они, уверен, рассуждали бы примерно так: «Итак, благодаря трудовым завоеваниям советского времени сложилась ситуация, что работник имеет фактическое право примерно раз в час отдохнуть минут пять под видом «перекура». Это означает, что он отвоевал в день минут 35-40 отдыха, которые принадлежат ему, а не чичваркиным и прочим буржуям. Это прекрасно, поскольку означает фактическое сокращение рабочего дня на это время! Конечно, ни в коем случае нельзя это право сдавать буржуям под фарисейским предлогом «вредности курения». Наоборот, надо добиваться, чтобы все работники, а не только курящие, имели право на этот пятиминутный отдых раз в час. И не де-факто, а де-юре, твёрдо закреплённое в законе! И они совсем не обязаны курить, можно просто выйти во двор, постоять немного или пройтись, вдохнуть свежий воздух, поднять глаза на природу – это что, не нужно рабочему?».

Увы, не так рассуждает Долоев, не так рассуждают «борцы с курением» и борцы с правом на перекур. Уж Маркс им судья…

Но мне вот интересно, что бы сказал процитированный выше товарищ Шаламов тем, кто так рассуждает? Лично я всегда стараюсь соблюдать вежливость в дискуссиях, по крайней мере, если мне не грубят первыми. Но Варлам Тихонович был совсем не таков! И он мог бы ответить так, как отвечал (по другому поводу) в одном из своих рассказов: «Я, помню, слушал, слушал этого господина, а потом сказал: «Вот слушаю тебя и не знаю, что делать — не то смеяться, не то дать тебе по роже. Второе, пожалуй, правильнее».»

Такие дела!


Варлам Шаламов

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора