Предновогоднее

Русранд 2.01.2018 10:53 | Политика 55

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер.

В один из дней прошедшей недели гуляла с собакой в сплошном тумане, невероятно влажном и одновременно — местами — вонючем. Вонь приписывается Кучинской свалке, которую усилиями местной общественности, добравшейся до Президента, закрыли и сейчас прилаживают к ней трубы для утилизации биогаза. Впрочем, в некоторых районах Москвы тоже иногда подванивает, хотя никакой свалки вроде нет. Впрочем, потом стало вполне свежо и никакой вони — чудеса! Даже ощущается запах единичной проехавшей мимо легковой машины: какой-никакой, а всё-таки загород.

Вонючий туман кажется мне предновогодним символом. Символом чего? Да всего — всей нашей жизни и перспектив.

Удастся ли увидеть сквозь него верный путь? Найдётся ли столь прозорливый поводырь, лидер, вожатый, который этот путь увидит? Кстати, лидер, фюрер, вождь, дуче — это всё ровно одно и то же: тот, кто ведёт, хотя скажи «лидер» — все в восторге, а скажи «фюрер» — все в обмороке.

Вообще-то их должно быть двое, вождей: один должен указать дорогу, другой — повести по ней. Это разные человеческие типы: тип мыслителя и тип воина-вождя. В 1921 г. Муссолини писал: «Никогда подобно настоящему моменту народы не жаждали так авторитета, ориентации, порядка». Сегодня происходит что-то подобное: растерянные и сбитые с толку люди во всех странах стремятся обрести хоть какие-то ориентиры. Официальным лидерам они не верят, и правильно делают. Наше время — это время великой лжи и великого взаимного недоверия. И великого тумана. Как минимум, вонючего, а скорее всего — и ядовитого.

Что видится мне моими близорукими глазами (в том числе и в самом прямом, офтальмологическом, смысле слова) сквозь предновогодний туман?

Весь уходящий год был годом раздувания разного рода пузырей: финансовых, идейных, репутационных. Или выстраивания пирамид, что одно и то же. Удел тех и других — лопнуть или развалиться. Очень часто это происходит с большим грохотом и немалым числом жертв. Такова плата за жизнь в выдуманной, виртуальной реальности, в сказке. Что-то мне подсказывает, что какие-то пузыри с грохотом лопнут в наступающем году. Это будет моментом истины, но и моментом большой боли. Впрочем, почему «но»? Истина всегда болезненна, особенно неприятным оказывается открытие истины о самом себе. Не случайно самым обидным и оскорбительным оказывается простыми словами сказанная правда. Истина оказывается оскорбительнее всех изощрённых клевет. Поэтому большинство предпочитает жить в убаюкивающем тепле и тумане самоблефа. Так вот мне кажется, что именно в будущем году лопнет и обрушится одна из виртуальностей нашей жизни.

Какая? Не знаю. Их много, и все они вместе составляют ту сказку для взрослых, в которой мы живём.

Сегодня люди переселились в сказку, где можно получить всё из ничего, где вмиг делаются сказочные состояния, главное нажать на правильную кнопочку. В сказке нет никаких ограничений, не действуют никакие законы, в том числе и законы сохранения материи и энергии. И многие явления окружающей жизни могут убедить впечатлительного наблюдателя, что да, живём в сказке, где ВСЁ возможно. Что именно? Да всё! Люди, сроду не руководившие мастерской или ларьком в подземном переходе, становятся начальниками целых отраслей, дамы полусвета — метят в президенты.

Безусловно, мечтать и фантазировать человеку было свойственно всегда. Но в прежние времена, до эпохи тотальных инноваций и экономики знаний, люди твёрдо различали сказку и реальность, «взаправду» и «понарошку». «Он боялся всякой мечты, или если входил в ее область, то входил, как входят в грот с надписью: ma solitude, mon hermitage, mon repos (моё одиночество, моё уединение, мой отдых — Т.В.), зная час и минуту, когда выйдешь оттуда», — пишет Гончаров о Штольце: это нормальное жизнеощущение человека прошлой эпохи. В прошлые времена богатство ассоциировалось с трудом, с работой. Не обязательно с личным трудом: испокон веков было так, что одни работали, а другие богатели, но кто-то работать был должен. Известная фраза Вильяма Петти: «Труд есть отец всякого богатства» — это мысль прошлой эпохи.

Сегодня в труд никто не верит. Вот и прошедший год был годом нарастающей истерии вокруг непроизводительных способов заработка денег. Очевидно, в самой мечте о получении богатства из ничего и помимо труда и производства нет ничего нового. И Емеля, и Иван-дурак и прочие персонажи этого ряда получали богатство просто в подарок. От судьбы. Такова народная мечта — притом всех народов, не только нашего.


ПУЗЫРЬ ФИНАНСОВЫЙ

Сегодняшний человек уже угнездился в сказке и всё твёрже врастает в неё. Общая мечта выражена в давней рекламе знаменитой, можно сказать — образцово-показательной пирамиды МММ: «Мы сидим, а денежки идут». Деньги современному человеку давно видятся самодовлеющей сущностью, обладающей магической силой и никак не связанной с такой пошлой и устарелой чепухой, как человеческий производительный, творческий труд. Вообще, работают нынче лохи и нищеброды, это они зарабатывают свои убогие нищебродские гроши, а настоящие люди — деньги делают. Виртуальными способами. Да, кто-то ещё копошится, какие-то там убогие условные «таджики», но гораздо лучше, чтоб и этих не было, а были сплошные роботы. Которые сами себя проектируют, печатают на 3d принтере и вообще делают что сами знают. И не пристают к нам, которые уже вознеслись в ноосферу и прописались в виртуале.

В финансовой области весь прошедший год все орали и орут про биткойн. Его стоимость растёт совершенно по принципу финансовых пирамид. Это не пирамида, это другое? Тогда благоволите объяснить мне, в чём отличие. Никто пока не объяснил.

Волею судеб много лет назад я соприкоснулась с финансовыми пирамидами, вернее, с их жертвами. Многие мои продавщицы приходили к нам после того, как потеряли все деньги в пирамидах. Им надо было срочно и порядочно заработать, и многие, надо сказать, заработали. Лет пятнадцать назад я даже лекции читала, как отличить подлинных экономических операторов от финансовых пирамид, которые после истории с МММ теперь обычно маскируются под что-то иное. И все жертвы пирамид в один голос рассказывали о своём опыте: всё шло отлично, популярность росла, респектабельность — тоже, ничто не предвещало — и вдруг обвал… «Ничто не предвещало» — это общее свойство всех пирамид и пузырей. И всех обвалов. Обычно крах наступает на фоне благополучия и почти процветания.

Ключевое слово уходящего года — блокчейн. Криптовалюта. Это порождение всеобщего недоверия: никто не верит никому — ни контрагентам, ни банкам, ни государству. Вообще-то правильно делает, что не верит. В сказке, в которой мы живём, при полном отсутствии всякой объективности и реальности всё может повернуться самым неожиданным образом. Вот и мечтают люди как-то себя обезопасить. А поскольку живут они в виртуале — то и средства обезопасить у них виртуальные. Криптовалюта — один из них.


ПУЗЫРЬ РОБОТИЗАЦИИ

В промышленной области (которая сама по себе у нас и развитых странах скукоживается) все взахлёб орут про роботизацию.

Такое впечатление, что роботов буквально вчера выдумали и это какая-то дивная, доселе не виданная, новинка. На самом деле, промышленные роботы производились и использовались ещё при советской власти; ничего принципиально нового в этом нет. Последним местом работы моего отца, умершего ещё в 1989 г., было предприятие «Робот», расположенное в заштатной Словакии, которое вполне исправно выпускало этих самых роботов. То было совместное советско-чехословацкое предприятие, одно из первых, где отец был директором с советской стороны.

Очевидно, роботы усовершенствуются, но они, в любом случае, средство, а не цель. Целью является производство нужных вещей. А целью производства нужных вещей, в свою очередь, является достойная жизнь людей. Достойная в самом высоком, в конечном счёте — религиозном, смысле. Но, очевидно, никто об этом и не помышляет: роботы стали новым поворотом сюжета в той сказке, где Иванушка становится царём, а Машенька — президентом. И люди радуются, с удовлетворением пишут в интернете: вот ещё немножко и оторвёмся от земли, от грязи, от реальности и — воспарим. И не будет этого уродского, убогого, замкадского мусора, а будет сплошной глянцевый виртуал. Это особенно забавно в свете того, что в сегодняшней «мастерской мира» — в Китае — половина продукции производится прямо-таки вручную, а в Индии — 60%. Но все жаждут, ждут и призывают — роботов. Стоит мне написать что-то вроде: надо приучать детей к простому труду, хотя бы на пришкольном участке, — как тут же кто-нибудь одёрнет зарвавшуюся мракобеску: сейчас ничего этого не нужно, потому что вот-вот работать будут сплошные роботы.

Поэтому люди заблаговременно отучаются работать, а то вдруг роботы обидятся?


РОБОТЫ ИДУТ НА ВОЙНУ

Не только простые обыватели грезят роботами: военные, люди вроде бы практические, не отстают. Воевать тоже будут роботы. Современная война рисуется чем-то не особо страшным и мало относящейся к НАМ — прогрессивным и креативным. Может, мы её и не заметим вовсе: воевать ведь будут профессионалы — все прогрессивные люди ведь за профессиональную армию — верно? Вот профессионалы и будут сидеть за компьютерами и воевать. Если такая война кому и опасна, то каким-то дальним нищебродам, а высокоценные профи, дети цивилизации и прогресса, будем сидеть за мониторами и играть в компьютерную стрелялку: ну, пальнёшь раза за горизонт — делов-то! Вот и Трамп хвалится: у нас-де, американцев, самая лучшая техника. И то сказать, на технику одна надежда. Не на трансгендеров же с гомосеками! Российские начальники вместе с патриотически заточенными публицистами тоже не отстают: похваляются боевыми машинами, разными там комплексами и всем прочим. Хочется, конечно, в них верить, но полагаться на вооружение, не проверенное реальным боем… как-то легковесно что ли… Но теперь ведь всё виртуальное.

Мне кажется, всё это тоже своего рода виртуальный пузырь, который легко может наткнуться на что-то острое и, главное, реальное — и с треском лопнуть. Мои познания в военном деле очень малы и ограничиваются институтским курсом военной подготовки, где из нас готовили лейтенантов-переводчиков. Было это очень давно. Но мне почему-то настойчиво вспоминается давно забытый генерал Тур, что читал нам небольшой курс истории войн, полагавшийся, по тогдашним правилам, всем будущим офицерам. Он, ветеран Великой Отечественной, много рассказывал из личного опыта, как готовились к войне, как она началась. Тогда тоже звенели — и об этом рассказывал пожилой генерал.

Я не сомневаюсь: наша армия окрепла, и новое вооружение появилось, и престиж военной профессии возрос. Но хвалиться — не стоит. Пока достижения не опробованы боем (не дай Бог!) — все они предположительные. Исторически недавно, в 2011 г., генерал-лейтенант Виктор Иванович Соболев, бывший командующий 58-й армией Северо-Кавказского военного округа писал в «Военном обозрении»: «Российская армия развалена, в НАТО это понимают, а в руководстве страны?» А теперь всё сказочно изменилось, и мы способны отбиться от любой напасти? Хочется на это надеяться…


ПУЗЫРЬ ПОЛИТТЕХНОЛОГИЙ

Отдельный пузырь, что пучился весь год и предыдущие годы, — это пузырь политтехнологический. Современная политическая жизнь — сплошной виртуал. Мы привыкли к этому, но если чуть задуматься — оторопь берёт: кто-то якобы взломал какой-то компьютерный почтовый ящик и целая Америка — великая держава! — бьётся в истерике, поскольку это изменило ход выборов. Что же это за выборы такие, прости, Господи, если их ход так легко изменить? Известное дело какие: виртуальные! Они почти уж вовсе не связаны ни с какой почвой, ни с какой реальностью, а взмыли ввысь, словно великий мошенник-пиарщик Гудвин, основатель Изумрудного города, на своём воздушном шаре. Шар ведь и есть пузырь. И Гудвинов таких на самых первых местах в самых первых странах — пруд пруди.

Интернет совместно с телевизором накачивает и накачивает пузыри ложных, совершенно вымышленных репутаций, порождает кумиров публики и их же при надобности свергает. Добрый молодец мгновенно превращается в Змея Горыныча и обратно: в сказке ведь живём! И народ верит, как верит в то, что братца Иванушку утащили на крыльях гуси-лебеди, а Стросс-Кан изнасиловал горничную. Надо признать, что в эти два события люди верят специфически — по-сказочному. На кого была рассчитана та давняя сказка про горничную? Ровно на ту же аудиторию, что и сказка о гусях-лебедях — на широкие демократические массы. На тех, кто сроду не бывал в люксовых гостиницах и не знает, что горничная не может в принципе убирать в номере, когда там находится постоялец. И тем не менее эта сказка прокатила, и о Стросс-Кана из большой игры удалили.

Таковы же сексуальные скандалы последнего времени — сплошной виртуал и пузырь. Это особенно забавно в свете царящей в мире сексуальной беспрепятственности. То, что у нас в 20-х годах ХХ века называлось «теорией стакана воды», — восторжествовало во всех так называемых цивилизованных странах и стало поведенческой нормой. И вот на фоне столь распущенных, прямо сказать, нравов передовая общественность преисполняется виртуальным гневом, что кто-то тридцать лет назад кого-то якобы потрогал за коленку. И никому не смешно, все сурово насупливают брови и осудительно поджимают губы: теперь полагается разыгрывать такую сказку.

Сегодня преодолена противоположность между правдой и вымыслом. Люди перестали искать истину, она не нужна, не желанна, не уважаема. Разоблачения, которые валом обрушиваются на некрепкие головы обывателей, — это точно такие же сказки, как и то, что они разоблачают. Мы все участвуем в гигантской работе по надуванию пузырей и укреплению той сказочной реальности, в которой живём.


ПУЗЫРЬ ИННОВАЦИЙ

Сегодня высшей ценностью объявлены инновации. Какие инновации? Для чего инновации? А просто так, для всего. Встреченная мною на днях знакомая директриса местной школы, где когда-то училась моя дочка, жаловалась: наробразовские начальники требуют отчёт об инновациях. Любых. Вот она и сомневается: перенос директорского кабинета в другое помещение — это инновация?

Истерическая страсть к инновациям — выдающееся проявление всеобщей беспочвенности жизни. Почти никто не понимает, что и зачем он делает, но при этом убеждён, что делать это надо — по-новому. А кто делает по-старинке — тот отсталый лох. Чем делать не инновационно — лучше вовсе не делать, и гори оно всё синим пламенем и пропади пропадом. Оно и пропадает — под неумолчную болтовню об инновациях.


СКОРО ЛЬ СКАЗКЕ КОНЕЦ?

Жизнь в сказке — очень опасное дело. Пока мы живём в вымышленной реальности, в ней обустраиваемся и создаём свой виртуальный уют, жизнь реальная, брошенная нами, зарастает чертополохом, ветшает и разваливается. Она зримо деградирует. Печально знаменитое падение ракеты и потеря многих спутников — из этой области. Сегодня очень часто случается, что внуки не умеют того, что вполне умели деды. Гигантская техническая инфраструктура грозит превратиться в горы ржавого железа. Это происходит не только у нас, но и в так называемых развитых странах тоже.

Деиндустриализация — дитя виртуализации, победы виртуальности над реальностью. Пузыри сначала поглощают всеобщее внимание, а потом — затягивают и саму реальность. Человек есть то, о чём он повседневно думает. Думает о виртуальном — поневоле оставляет без внимания реальную жизнь. Виртуальные пузыри затягивают и разрушают жизнь.

Любопытно, что когда-то, в 20-х годах ХХ века, передовые педагоги считали, что детям вредно рассказывать сказки: это их отвлекает от действительности. Надо им рассказывать о машинах, об электричестве, о географии. Об этом написал К.Чуковский в книжке «От двух до пяти». То, конечно, был определённый перегиб. Так вот сегодня случилось ровно обратное — перегиб в другую сторону: взрослые люди превратились в духовных детсадовоцев и зажили в сказке. Когда-то пели: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Сегодня быль всё больше становится сказкой. Чего же можно ждать в ближайший год? Мне видится схлопывание некоторых из виртуальных пузырей. Воздушный шар Волшебника Изумрудного города, совсем уже воспаривший в ноосфере, совершенно неожиданно наткнётся на какой-нибудь устарелый и гадкий ржавый гвоздь, всё ещё торчащий из чего-то докучного и непрогрессивного. «Никогда такого не было — и вдруг опять!», как говорил незабываемый Черномырдин. Что именно может случиться? Да всякое…

Например, в августе 2018 г. обанкротится знаменитая, всемирно известная, жутко инновационная компания «Тесла». Это даже не «может случиться» — это случится наверняка, если не найдётся того, кто закачает туда несколько миллиардов долларов — безо всяких притом гарантий. Великий Маск — блестящий образец инновационной экономики пиара и хайпа — создатель и продукт виртуальных пузырей.

Трамп, вполне вероятно, подпишет закон об отмене субсидий зелёной энергетике — и сразу станет ясно, что эта политкорректная, дружественная природе и любимая прогрессистами энергетика, если подсчитать всё аккуратно, больше потребляет энергии, чем производит. Это тоже своего рода пузырь.

Который из пузырей рухнет первым? Этого нам знать не дано. Наиболее распространена мысль, что первой рухнет мировая финансовая система, которая вообще сплошная пирамида, ничем не обеспеченная, кроме американских авианосцев. Ну, а наша система — это колониальный придаток американской, она рухнет немедленно. В любом случае, «сколько верёвку ни вить, а концу быть», как написано в сборнике Даля «Пословицы русского народа». И это чистая правда.

Любая пирамида не может быть вечной; она обязана рухнуть.

Но совсем не обязательно первой рухнет финансовая система. Общий крах может начаться с чего-то совсем второстепенного. В любом случае, воздушный шарик вот-вот стукнется оземь. Успеем ли выбраться из корзины? К большому сожалению, мы, дорогие россияне, хоть и бедны, как многие жители третьего мира, зато разболтаны и изнежены, как обитатели первого, и в этом я вижу главную трудность. А времена нас ждут не сахарные. С очень туманными перспективами.

Татьяна Воеводина

Источник

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина