Применительно к подлости

Русранд 14.12.2018 0:06 | Политика 322

В последнее время слово «либерал» в России стало носить негативный оттенок. Во-первых, как известно, президент Путин и всё его олигархическое окружение именуют себя либералами. Во-вторых, сами люди, на словах исповедующие классические либеральные взгляды, в делах им противоречат. В- третьих, официальная пропаганда и целая армия охранителей режима вносит сумятицу и приклеивает ярлык либерала к любому, кто критикует кремлевскую властную группировку.

Михаил Салтыков-Щедрин в сатирической сказке «Либерал» ещё в ХIХ веке продемонстрировал духовную деградацию российских либералов, которые сначала просят у власти, чтобы та им провела реформы по возможности, потом соглашаются с тем, чтобы правительство реформировало хотя бы чего-нибудь, ради развития в будущем, а затем, обвинив во всём инертный народ, приходят к тому, что действовать надо применительно к подлости. На том и успокаиваются. И это очень соответствует нынешним реалиям, когда любая подлость может быть оправдана какими-нибудь юридическими или личностными условностями и восприятиями.

На днях имел беседу с активными людьми из условно называемого стана российских либералов. Предложил некий формат узкого информационного обмена, но получил ряд возражений, по которым, как оказалось, сотрудничество затруднено. Прежде всего, из-за оценок экспертов Центра Сулакшина и активистов Партии нового типа советского прошлого, событий на Украине и в Донбассе, проблематике Крыма. Пояснения были даны следующие: люди, придерживающиеся либеральных взглядов, критикуют путинский режим, желают оздоровления России, но не приемлют ценностей периода Советской России, считают, что Киев и Запад ведёт себя абсолютно правильно в отношении ДНР и ЛНР (а РФ неправильно), Крым нужно вернуть Украине и её западным партнёрам.  Удивительного здесь ничего нет, хотя нелогичное присутствует. Собственно, вся идеология либерализма, как политического хребта капитализма, базируется на отрицании главенствующей роли государства. То есть все права должны быть в руках у физических и юридических лиц, а государство существует лишь исключительно для защиты этих прав.

Либерализм исторически развивался как идеология снятия социальных оболочек бытия — религии, государства, народа, коллектива, в перспективе — семьи. Мать и отец — это такие же ограничители в отношении свободы индивидуума, как и государство.

Что в корне противоречит идеологии социально ориентированной социалистической, суть которой в стремлении к искоренению социального неравенства, передаче контроля над производством и распределением доходов народу, поэтапном стимулировании обобществления частной собственности. Социализм сегодня — это движение различных течений левого толка, цель которых реформирование общества так, чтобы в нем были созданы лучшие условия для совершенствования самого общества и его участников — семей, коллективов, индивидуальных членов.

Наш народ знает, что такое версия «развитого социализма» периода брежневского «застоя», но, к сожалению, так и не дожил до той стадии развития отечественного социализма, который мы могли бы именовать его высшей стадией, предшествующей переходу к коммунистической формации. Поэтому мы не можем опытным путём со всех сторон оценить высшие достижения социализма, зато воочию являемся свидетелями пиковой разрядки капиталистических отношений, который в настоящее время переживает вся планета.

Эта данность противоречит утверждениям закоренелых либералов об имеющейся возможности сравнить настоящий русский социализм, который, к примеру, пропагандирует в свои трудах лидер ПНТ профессор Степан Сулакшин, и российский капитализм в его исторических отрезках начала прошлого и нынешнего веков. То есть, если бы у российского народа была возможность опытным путём сравнить то, что предлагает Партия нового типа и что переживает в настоящий момент наше погрязшее в либеральном космополитизме Отечество, тогда можно было говорить об отрицании чего-то. Если данного опыта нет, то осуждать в прошлом можно только неудачи и ошибки.

Но их не приемлет и Партия нового типа. И политические репрессии, и чрезмерную бюрократизацию административной надстройки, и тотальную власть одной партии, и подавление частной предпринимательской инициативы, коррупцию, трансформирование производственно-социальных отношений общества в систему госкапитализма и т.д. Мы это признаём и говорим о том, что в будущую Россию из прошлого обязаны взять только самое лучшее, но не клонировать ошибочное и преступное.

В чём здесь мы противоречим либералам? Или назовём их несистемными либералами, так как системными, все помнят, является кремлёвская группировка. Ведь нельзя вместе с негативом полностью отречься и от своей истории, культуры, науки, своих предков, побед, успехов, праздников, открытий. Даже большевики в определённый момент осознали ошибочность полного отрицания «проклятого царского прошлого», и вернули в текущую деятельность ценности, наработки, знания, опыт, кадры, которыми обладала Россия в период самодержавия.

И чем же тогда плох несистемным либералам путинский режим, ведь он делает именно то, что они поддерживают — полностью рушит советское наследие, лишь для самопиара пока ещё оставив 9 мая с задрапированным мавзолеем Ленина. Давайте пройдёмся хотя бы поверхностно по базовым признакам, которые отличают либерала от социалиста. Их можно найти в «Декларации прав человека и гражданина» образца 1789 года, а также в Конституции Франции, изданной 1791 году.

Основополагающий принцип: права и свободы человека более приоритетны, нежели нужды государства и общества. Статья 2 Конституции РФ гласит, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Здесь ельцинско-путинская Россия демонстрирует абсолютно точное следование либерализму.

Основным принципом либерализма является приоритет частной собственности. Статья 8 Конституции РФ признаёт и защищает частную собственность наравне со всеми иными видами собственности. Фактически всеми госмонополиями прямо либо опосредовано владеют частные лица. Где здесь ущемление частника? Статьёй 35 «Право частной собственности охраняется законом», «Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами», «Право наследования гарантируется». Более того, как заключают лидер ПНТ Степан Сулакшин и профессор Вардан Багдасарян, Россия сегодня является приватизированным государством. Частная собственность носит абсолютный приоритет перед государственной, коллективной, муниципальной и т.д.

Один из постулатов либерализма приоритет равенства возможностей над социальным равенством. Нужно ли здесь лишний раз доказывать, что в путинской России построена такая система, которая стимулируя социальное неравенство и гарантирует самые широкие возможности для наиболее финансово и административно успешных? Или продвинутых. Или нахрапистых. Или отморозков. Или нелюдей. Здесь каждый может подобрать эпитет сам. Но суть от этого не изменится, властная группировка чётко следует либеральным курсом, и ни на шаг от него не отступает.

Здесь не нужно сравнивать систему управления государством в России со странами так называемого социального либерализма. В которых большинство негативных явлений, таких, как имущественное разделение, поглощение мелкого бизнеса крупным, монополизм и прочие издержки рыночной экономики нивелируются законодательными рамками государства. Да-да, государства, а не частных лиц. Это отступление от классического либерализма приближает данные государства к идеям социал-демократии и даже социализма. Многие европейцы, к примеру, не могут найти особенных различий между программами данных течений.

Но вернёмся к российскому либерализму, который отрицает советское прошлое. Вообще странное это дело для оценки истории — отрицание и неприятие. Как будто то, что было, можно каким-то образом вырвать из летописи жизни. Одно государство не так давно рискнуло полностью отказаться от своей истории и советского наследия, Украиной называется. И полетело в тартарары. Хотя были такие шансы построить в пределах бывшего СССР действительно успешное демократическое государство. Некоторые политологи сравнивают происходящее на Украине повторением истории Германии 20-30-х годов прошлого века. Ничего подобного: Третий Рейх объявил себя преемником и синтезом первых двух, а также примирителем исторических антагонизмов. Официальная Украина же сегодня объявила себя преемником только идеологии интегрального национализма Дмитрия Донцова и ОУН Степана Бандеры(запрещена в РФ). И фактически вычеркнула тысячелетнюю историю Руси и советской Украины. В работе «Либерализм и фашизм: сущностное единство» профессор Вардан Багдасарян выдвинул тезис о том, что либерализм в России был доведен до своего предельного, максимального воплощения. Но далее он не только не был свернут, а стал трансформироваться в генетически преемственную от него идеологию. Появляются тенденции фашизации.

На Украине это уже не тенденции, а сформировавшаяся система права превосходства (сущностного, антропологического, национального, социального, регионального, языкового) одной части общества над другой и присвоение права насилия одних над другими.

Прежде, чем высказаться о втором «непреодолимом» противоречии несистемных российских либералов и Партии нового типа (по Украине и Донбассу), закончу мысль об отношении к истории СССР, в частности, к сталинскому периоду. Да, в человеческом измерении сталинское время стало для многих трагедией. Среди жертв репрессий были, безусловно, и те, кто оказался репрессирован по фактам ведения антигосударственной деятельности, представители «пятой колонны», но были в массовом порядке невиновные, пострадавшие по наветам, ложным подозрениям. Загубленные человеческие жизни стали фактически главным обвинением, предъявленным советскому государству в период его развала, при этом мало кто понимал, что этот развал аукнется ещё большими человеческими потерями.

Сегодня, как констатирует «Катехизис Партии нового типа», «преступления сталинского периода, массовые репрессии одни гипертрофируют, другие „не замечают“. Но при этом есть объективные факты, которые почему-то не замечают либералы. Например, „экономическое чудо“, которое состояло в наивысших за всю мировую историю темпах роста, позволивших СССР увеличить свой удельный вес в глобальной экономике на 10%. „Демографическое чудо“ заключалось в достижении роста рождаемости (сталинский демографический ренессанс), что классические демографы применительно к периоду индустриального развития и индустриализации считали невозможным».

«Военное чудо» состояло в сокрушении считавшейся непобедимой силой германского империализма, объединившего вокруг себя всю Европу. «Чудо в сфере науки» проявилось в научном прорыве, позволившем реализовать в еще недавно аграрной стране атомный проект и заложить основы для советского первенства в космической гонке. «Чудо в сфере культуры» выразилось в реальной передаче считавшейся прежде элитарно-дворянской культурной продукции народу, в превращении СССР из полуграмотной страны в самую читающую страну в мире. «Геополитическое чудо» проявилось в реконфигурации всей системы мироустройства, создании альтернативного мира — международной системы социализма. Но за каждым чудом, естественно, стояла определенная методология и методика управления, которую, безусловно, надо изучать, как реальный и во многих аспектах беспрецедентный опыт достижения форсированных результатов.

Может, либералов возмущает, что при Сталине была существенно снята конфронтация между идеологией коммунизма и христианским учением? Может, то, что была создана уникальная советская система планирования, по-новому раскрывавшая ценность равенства возможностей? Может, сталинская кампания по искоренению гомосексуализма — как признаком морального разложения общества? А может, то, что была реабилитированы идеи патриотизма и русская тема, а также свёрнута характерная для послереволюционной элиты русофобия?

Путинский сислибовский режим, кстати, тоже возмущён всеми этими «перегибами» сталинского периода. Следовательно, находится по одну сторону баррикад с несистемными либералами. Непонятно тогда, в чём разность их политик? Просто в смене декораций? Или в смене диктатора, как на Украине?

Русский классик Фёдор Достоевский устами одного из героев романа «Идиот» говорил: «Русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на самую сущность наших вещей, на самые вещи, а не на один только порядок, не на русские порядки, а на самую Россию. Либерал дошел до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьет свою мать. Каждый несчастный и неудачный русский факт возбуждает в нем смех и чуть не восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, всё».

Словно в воду глядел Фёдор Михайлович. Как ведут себя либералы в отношении русских людей Донбасса и Украины? А утверждают, что нет никаких русских. Зато есть государство Украина. Нет никаких прав у русских людей Донбасса на национальное и региональное самоопределение. Зато у Украины есть право бомбить города ДНР и ЛНР.

Вот тебе и раз! Вот тебе и либералы! Это те, которые теоретически ставят права и свободы человека в приоритет над нуждами власти. Те, которые жизнь человека считают ценностью более высокого порядка, чем ценность государства. И тут же падают ниц перед государственными преступниками Украины, способствуя физическому истреблению целой части Русского мира и построению на Украине фашистского государства, где поражение в правах жителей Донбасса, Новороссии, да, собственно, и других территорий является частью государственной идеологии.

Да российские либералы сейчас должны были бы стоять одним фронтом с Партией нового типа и другими внесистемными движениями, выступающими за воссоединение исторических российских земель и русского народа. Но, видно, прав поэт Фёдор Тютчев:

«Напрасный труд — нет, их не вразумишь,
Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация — для них фетиш,
Но недоступна им её идея.
Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В её глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а холопы».

Чем, например, мне оппонируют люди с либеральными взглядами по ситуации на Украине? Тем, что, во-первых, Украина состоявшееся государство. Во-вторых, у него есть конституция, по которой только весь народ должен решать — можно ли отпускать Крым и Донбасс туда, куда они хотят — в Россию. В-третьих, сепаратизм — уголовно наказуемое преступление, в том числе в Европе, и его нужно наказывать. В- четвертых, людей жалко, но их никто не заставляет сидеть в подвалах и жить впроголодь в условиях блокады, не нравится война, взяли и уехали в ту же Россию, нет проблем.

Поверхностным взглядом логика непробиваемая. Но когда рассматриваешь процессы в деталях, то она распадается на мелкие части, над которыми висят отнюдь не риторические вопросы. Украина — состоявшееся государство? Тогда как случилось так, что в состоявшемся государстве возникло столько неразрешённых вопросов: бюджетных, долговых, этнических, языковых, территориальных, административных, конституционных, правовых? Вот и с конституцией Украины вышла промашка, которую почему-то упускают в своих витийствованиях и системные и несистемные либералы.

А именно: 22 февраля 2014 года произошёл государственный переворот и насильственный захват власти. То есть конституция перестала действовать, а вместо неё право управлять государством узурпировали самоназванные лидеры майдана. Если конституция в государстве не действует, то о каком её соблюдении в других частях идёт речь? Так ушёл Крым. Да, российское государство этому способствовало, но это не перечёркивает результата волеизъявления крымчан на референдуме.

Каким изначально было требование Донецка и Луганска после госпереворота, помимо непризнания киевских самозванцев на тронах? Напоминаю — это требование проведения всеукраинского референдума о федерализации Украины согласно закону Украины от 6 ноября 2012 года № 5475-VI. Он гласит, что народ как носитель суверенитета и единственный источник власти на всеукраинском референдуме по народной инициативе может реализовать свое исключительное право на изменение конституционного строя и административно-территориального деления государства. Но в Киеве на тот момент все были очень заняты дележом наследства Виктора Януковича, и вместо удовлетворения права народа (а Донбасс на тот момент тоже считался вроде бы как народом Украины) послали на восток страны для усмирения людей танки, грады и батальоны карателей.

Здесь, стоит заметить, что ничего подобного мир не видел ни во время проведения референдумов в Каталонии, Шотландии, в Гагузии, в итальянском Венего, ни в Черногории, вышедшей из состава союзного с Сербией государства. Без единого выстрела, цивилизованно и мирно разошлись Чехия и Словакия.

И именно нападения нацистских штурмовиков на мирных людей в Донбассе (как, впрочем, и в других регионах Юго-Востока) спровоцировали небывалую радикализацию антиукраинских настроений и принятие решений о проведении местных референдумов о независимости. Напомню снова, что сделано это было в соответствии с уважаемым либералами правом народов на самоопределение и в условиях неконституционности власти в Киеве. Да, были сопутствующие факторы: крымский пример, мариупольские, славянские и одесские расстрелы и сжигание людей живьём, угрозы руководителей хунты и украинских олигархов «вешать потом», работа украинских СМИ, назвавших жителей Донбасса «террористами». Точка невозврата была пройдена, Киев мог либо принять ситуацию и начать переговоры с лидерами восстания, либо активировать полномасштабную войну. Он выбрал второе. Точнее — ему «выбрали» те, кто осуществлял через майдан оккупацию и переподчинение под внешнее управление украинского государства.

Из конфликта в Донбассе вытекает весьма непростая для всей российской цивилизации проблема самого разделённого в мире русского народа. Оппоненты в стане либералов пытаются её не видеть, забалтывать и приводить банальные примеры с какими-нибудь западными странами. Как бы поступила Германия, если бы независимость провозгласили сепаратисты Саара?

Чтобы ответить на этот вопрос в призме украинских событий, всегда нужно зрить в корень. А он здесь в том, что после развала СССР так называемое мировое сообщество поспешило признать границы новообразованных государств, без учёта мнения проживающих в них национальных групп. Надо признать, что государство Украина взяло на себя конституционные обязанности обеспечить все права данных групп, что, вроде бы, снимало проблему в глазах мирового сообщества, но в итоге выбрала политику построения моноэтнического государства.

Предположим, что в современной (кстати, федеральной) Германии произошёл государственный переворот и к власти пришли фашисты. Перестала действовать конституция. Узурпаторы запрещают использование всех языков и диалектов (а их более пятидесяти), кроме чистого немецкого. Все франкские диалекты вообще признаются языками франкских оккупантов. Отсоединяется и входит в состав Польши Саксония. В ответ на митинги возмущения в нескольких регионах узурпаторы посылают в Саарбрюккен войска и вооружённых нацистов. Начинаются внесудебные расправы над инакомыслящими, которых СМИ именуют террористами. Города и деревни бомбятся авиацией и реактивными системами залпового огня. Представили такую картину?

Как бы тут поступили либералы? Они бы поддержали убийц или помогали гражданам Саара? Да нормальный либерал любой страны отдал бы последнюю копейку, чтобы помочь людям провести референдум и выскочить из такого адового государства! Либо поставили бы это государство в такие условия, что его властители сами бы попросили помощи.

Но в Донбассе всё куда сложней. Частью полноценного украинского государства он стал в результате волюнтаристского решения большевистских лидеров. Именно тогда и была заложена мина замедленного действия. Если бы СССР существовал до сих пор, то она вряд ли имела шанс быть приведённой в действие. Если бы Союз был разделён с соблюдением условий Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» , то никакой донбасской войны попросту не могло возникнуть априори. Гражданам Союза из Крыма, Донецкой и Луганской областей (а также, что вероятно, Харьковской, Одесской, Николаевской, Херсонской, Днепропетровской, Запорожской и Закарпатской) не была предоставлена возможность высказаться на референдуме по вопросу: в каком государстве вы хотели бы остаться — в РСФСР (РФ) или УСССР (Украине)? Кроме того, весь Союз не голосовал за отсоединение Украины, как требует указанный Закон.

Украина ушла без единого выстрела. Мирно, хоть и незаконно. А раз незаконно, то и возникли червоточины внутри украинского государства, которые позже и привели к его полураспаду и войне. Но Украина (точнее её руководители и «держатели акций»), даже понимая, что возращение Крыма, ДНР и ЛНР практически невозможно, продолжает придерживаться этой антизаконной линии и порождают одну беду за другой. Для народа, естественно.

Сепаратизм — уголовно наказуемое преступление, утверждают либералы. Но сепаратизм ли желание людей восстановить законность и вернуть свою землю в состав своего Отечества — России? Если же либералы считают, что крымских и донбасских сепаратистов нужно наказать, то пусть для начала предъявят список тех сепаратистов 1991 года, которые были признаны преступниками против государства и наказаны по всей строгости закона. Ведь сепаратизм — уголовно наказуемое преступление?

Или нет? Или здесь какое-то избирательное право? В одном месте трактуем так, в другом — по-иному. Донбасс и Крым хотят быть частью государства России — сепаратисты. ГДР вошла во став ФРГ — не сепаратисты.

Людей жалко, но их никто не заставляет сидеть в подвалах и жить впроголодь в условиях блокады, не нравится война, взяли и уехали в ту же Россию, нет проблем. Какое простое решение. А могилы предков? А родные дома? А сады, посаженные отцами? Просто взять и нескольким миллионам людей, и уехать. Без денег. Без будущего. Вот это либеральный подход! И они осуждают депортации народов во времена И.В.Сталина…

Но дело в том, что в ДНР и ЛНР воюют уже не просто народные ополченцы или военнослужащие Народной милиции. За четыре с половиной года войны здесь сформировалась армия мстителей. Кто-то за мать, кто-то за дочь, за сына, за бабушку. Между Украиной и Донбассом прошёл даже не водораздел, а, извините за такой термин, кровораздел. И, как говорят в Одессе, уже никто никуда не едет. Это должны понимать и системные либералы, и несистемные. Решить конфликт возможно только двумя путями: большой войной (с низложением украинской государственности) или признанием статуса новых государств ДНР и ЛНР. Другого пути попросту нет.

Какие выводы из всего вышеописанного следуют? Первое: российские либералы (или те, кто себя таковыми представляет) на самом деле, как говорят, «путаются в показаниях» и не придерживаются в своих словах и действиях принципов классического либерализма. Можно ещё добавить, что в большинстве своём ориентируются на авторитетную мысль, а не на авторитет мысли. Второе, российские либералы рассматривают Россию лишь как кормовую базу, а не как социальную оболочку общества. Третье, российские либералы выступают инструментом, геополитических врагов нашего Отечества, не разделяя идеалы и ценности русского народа. Во всяком случае, его большинства. Четвёртое, либералы, по сути, стали участниками демонтажа любых скреп, обеспечивающих существование российской государственности. Пятое, российские либералы, зачастую противореча принципам собственной же идеологии, легко принимают несвободу и эксплуатацию, право сильного над слабым, нацизм и фашизм.

И конечно же, с такими подходами и такой сорт либерализма Партия нового типа принять не может. И будет находиться в жестком оппонировании российской модели либеральной идеологии, не важно под чьим началом, суть которой верно обозначил Салтыков-Щедрин, «преуспеянию применительно к подлости». Но если мы увидим у либералов их движение в сторону социализации, подобно их европейским коллегам той же Германии или Швеции, то здесь есть предмет для диалога.


Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал https://t.me/NarZhurTV

Подписывайтесь на наш канал на Ютуб

Подписывайтесь на наш канал Яндекс  Дзен

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц