Пройду по Абрикосовой. Одноэтажный Севастополь с песней

aipetri.info 10.03.2019 17:08 | Регионы 27

Все фото: aipetri.info

В начале 80-х годов прошлого века большую страну СССР накрыло шлягером «На улице Каштановой», которую исполнил Юрий Антонов. Говорят, жители крымских городов спорили, какому именно городу посвящена песня? Не будем возобновлять старый спор, однако заметим, что в Севастополе есть не только «Каштановая, Грушевая и Абрикосовая», а все десять улиц с ласковыми названиями, упомянутых в песне.

Слова песни написал поэт Игорь Шаферан, музыку – Юрий Антонов. Песня была так популярна, что даже спустя много лет, Юрия Антонова спрашивали об истории ее рождения. Юрий Антонов отвечал:

«На улице Каштановой» — единственное произведение, которое он написал на заказ. В начале 1980-х артисту позвонил знаменитый поэт-песенник Игорь Шаферан со словами: «Меня попросили сочинить песню к юбилею Крымской области. Я набросал несколько строчек – послушай, пожалуйста». И зачитал Антонову свои незатейливые стихи. В них герой рассказывал о том, как ему нравятся небольшие улочки, от чьих «названий ласковых становится светлей». Вот лишь несколько таких улиц: Каштановая, Абрикосовая, Виноградная, Грушевая, Тенистая – причем, все они реально существуют. Каштановая, Грушевая и Абрикосовая, например, находятся в Севастополе, Тенистая – в Евпатории, а Прохладная – в Керчи.

Говорят, тогда, в 80-х прошлого века, жители крымских городов спорили, какому именно городу посвящена песня? Не будем возобновлять старый спор, однако заметим, что в Севастополе есть не только «Каштановая, Грушевая и Абрикосовая», а ВСЕ десять улиц с ласковыми названиями, упомянутых в песне. И мы с лирическим героем Юрия Антонова, которого для простоты будем называть Юрой, посетим их все.

Итак, собственно текст песни «На улице Каштановой»:

Есть улицы центральные, высокие и важные,
С витринами зеркальными, с гирляндами огней,
А мне милей не шумные, милей одноэтажные,
От их названий ласковых становится светлей.
Припев:
Пройду по Абрикосовой, сверну на Виноградную,
И на Тенистой улице я постою в тени,
Вишневые, Грушевые, Зеленые, Прохладные,
Как будто в детство давнее ведут меня они.
И, может, на Сиреневой, а, может, на Каштановой,
А не на этих улочках, тогда на Луговой,
С любовью встречусь первою, негаданно нежданно я,
И вновь бродить до полночи я буду сам не свой.

Ну, поехали. С песней по жизни, в этот раз – буквально.

«Есть улицы центральные, высокие и важные, с витринами зеркальными, с гирляндами огней» — поет нам Юра. Пусть это будет Большая Морская. Она – одна из трех центральных, а витрин и гирлянд на ней больше, чем на проспекте Нахимова или улице Ленина. До милых Юре не шумных одноэтажных улиц от Большой Морской можно и пешком дойти (Частника, Нефедова, Кирпичная, Кирпичный переулок, Матросский переулок и т.д.), но Юре, «из песни слов не выкинешь», надо именно на Абрикосовую, чтобы пройтись.

Абрикосовая

От Большой Морской до Абрикосовой лучше ехать, 8 км все-таки, а там уж и пройтись. Улица Абрикосовая поднимается от Килен-балки до ул. Генерала Жидилова и дает неофициальное название – Абрикосовка – целому микрорайону. Улицу Абрикосовую пересекал каждый, кто приезжал в Севастополь по железной дороге. Сразу после Троицкого тоннеля по пути в Севастополь – она.

Виноградная

«Сверну на Виноградную» — поет Юра. Многие ошибочно думают, что Юра свернул на Виноградную непосредственно с Абрикосовой. Но в песне об этом не поется! Свернул – факт. Откуда? – можно только предполагать. Предполагаем: Юра свернул на Виноградную с Качинского шоссе в поселке с нежнейшим названием Полюшко. В 80-е годы прошлого века слово «Полюшко» на автобусной остановке было выполнено из деревянных реек. Местные острословы перебили рейки и получилось «Плюшка» и так несколько лет и продержалось. От Абрикосовой до Виноградной через ул. Генерала Жидилова, Инкерман, Фруктовое и Орловку – 26 км.

Севастополь. Полюшко. ул. Виноградная

На территории большого Севастополя как минимум две Виноградных улицы, что неудивительно: виноградников много. Вторая – по дороге на Учкуевку, это ближе к Абрикосовой, но учкуевская Виноградная еще недавно была обычным безымянным дачным поселком, потому-то мы ее с некоторым сожалением отмели. А теперь нам нужно вернуться на Корабельную сторону и на Тенистой улице стоять в тени.

Тенистая

Хороший выбор, Юра! От Виноградной до Тенистой доберемся через Северную, оттуда — на пароме через Южную бухту, дыша морем и любуясь, а там уж через уже знакомый нам центр города, в том числе Большую Морскую, 22 км. Тенистая улица очень уютная, почти полностью асфальтированная, дарит дивный вид на часть железнодорожного вокзала, спуск Котовского, купол Панорамы обороны Севастополя 1854-1855 гг на Историческом бульваре, кутовую часть Южной бухты. Тень есть.

Вишнёвая

Из песни слов, повторим, не выкинешь, добавим – не переставишь. Поэт знал, что писал, не дело поэта думать о логистике. А что делать? Повинуясь поэтической воле, мы с Юрой движемся в направлении Учкуевки через Инкерман и ул. Богданова. С ул. Богданова мы повернем на улицу Чехова, а с нее уж и на Вишнёвую. Это символично. Можно даже вспомнить что-нибудь крылатое из «Вишнёвого сада». Ну, например: «И все же душа моя всегда, во всякую минуту, и днем и ночью, была полна неизъяснимых предчувствий. Я предчувствую счастье, Аня, я уже вижу его…».

Ведь скоро в песне будет о любви. Но не сейчас. Сейчас –

Грушёвая

Снова Северная, паром, а после парома – ул. Карантинная, ул. Пожарова, просп. Гагарина, всего около 10 км. Улица Грушёвая находится в Гагаринском районе города между улицами Репина и Тульской. В Севастополе чаще говорят «Грушевая», а название микрорайона Грушевка относят к «дачной колонии Грушевецкого», существовавшей в начале ХХ века, но где нынче Грушевецкий? Мы же, вслед за Чеховым и его вишнёвым (а не вишневым!) садом, подчеркнем нежность звука «ё», скажем «Грушёвая» и пройдем ее всю, 170 метров, двенадцать домов.

Зелёная

И опять Корабельная сторона. И опять вздохнем о противоречии поэзии и логистики, ведь мы там совсем рядом недавно стояли в тени. Улицу Зелёную можно считать продолжением улицы Тенистой или наоборот. Улица Зелёная, расположенная между улицами Охотской и Кондукторской  – часть серпантина, ведущего жителей и гостей Севастополя от железнодорожного вокзала на Красную горку. Особенности рельефа (крутой склон) таковы, что четную и нечетную стороны улицы разделяют две проезжие части.

С улицы Зеленой юношеские воспоминания Юры уводят нас на Прохладную.

Прохладная

Это – Балаклава, Юра… Сколько там верст, согласно поговорке, не крюк? Семь. Ну, значит, и дважды семь верст (15 км) не крюк. Да и в Балаклавском районе мы еще не были. В центр Балаклавы, где расположены главные достопримечательности это дивного места мы, впрочем, не едем. Едем мы через Лабораторное шоссе, Сапун-гору и Ялтинское шоссе на улицу Строительную, от балаклавских блокбастеров несколько удаленную. Проехав почти всю Строительную, поворачиваем налево. Улица Прохладная дает начало относительно молодому квартальчику малоэтажной жилой застройки. С фантазией у местных жителей лучше, чем с дорогами. Здесь можно найти улицы Земляничную, Наклонную, Пологую, Утреннюю, Вечернюю, а также Полуденный бульвар, но не найти асфальт. На улице Прохладной заканчивается увод Юры в детство. Во втором куплете начнется юность и первая любовь.

Сиреневая

За первой любовью мы, повинуясь тексту, отправимся на ул. Сиреневую. Через Сапун гору, арку в честь 200-летия Севастополя и ул. Генерала Мельника, опять едем на Корабельную сторону, точнее – на Воронцову гору (14 км). Здесь-то, между улицами Рассветной и Володи Дубинина извивается тихая Сиреневая. Улица появилась в конце 1950-х, некоторые дома на ней с тех пор не перестраивались, некоторые штакетники не превратились в глухие каменные заборы, все это способствует ностальгии. На улице Сиреневой вполне можно было бы с любовью встретиться первою и на том закончить. Но юности свойственны смятение и сомнения. «А может, на Каштановой?» — поет Юра и мы снова в пути.

Каштановая

Мы уже побывали в Нахимовском, Гагаринском и Балаклавском районах Севастополя, вот и пришла очередь четвертого, Ленинского. 9 км по ул. Генерала Мельника и относительно новому шоссе Генерала Моргунова – и мы в районе популярного у севастопольцев места отдыха – Максимовой дачи. Улица Каштановая – это здесь. Это – единственная не одноэтажная из всех десяти, упомянутых в песне улиц. На улице Каштановой – от двух до пяти, а еще на ней притаился Севастопольский соковый завод. Но вспомним, что именно эта улица дала название песне. Значит, она и должна быть в чем-то исключением, подтверждающим правило! Во всем остальном улица тексту песни соответствует: нешумная, название ласковое. Но мы не остановимся и здесь!

Луговая

«Видишь ли, Юра!» — невольно произносим мы, поскольку улица Луговая – близнец улицы Виноградной, где мы были в начале припева. В нежном Полюшке их разделяют всего 70 метров! Мы, конечно, вздохнув, проедем еще 32 км, но настоятельно попросим Юру до полночи не бродить: там собаки и днем на посторонних лают.

А еще мы попросим Юру не повторять припев и первый куплет, как он это обычно делает. И так неплохо получилось: длина песни от Абрикосовой до Луговой со всеми остановками по тексту – 140 километров. Мы видели многое. Стало светлей.

«Пройду по Абрикосовой, сверну на Виноградную»…

 

Сейчас на главной
Статьи по теме