Пролетарский миф Донбасса

test Любовь Донецкая 10.12.2017 7:43 | Общество 90

Когда-то великий насмешник Б. Шоу метко заметил, что главный урок истории заключается в том, что никто не извлекает уроков из уроков истории. Более того, любой и каждый мнит себя видным теоретиком, несколько подзабывая о том, что история – это все-таки наука со своими методами, принципами и законами, и с суконным рылом лезть в ее калашные ряды и смешно, и глупо, и подчас опасно. Ведь история, как известно, – дама злопамятная и жестоко наказывает за незнание своих уроков. Но мало кого это останавливает, особенно в последнее время, когда слово «гуманитарий», напрямую относящееся к историкам, стало чуть ли не оскорблением, подразумевающим, что его носитель – это некое схематично-диаграммное недалекое существо, которое не может сложить два и два, но по какому-то недоразумению обладает дипломом о высшем образовании. Более того, гуманитарные науки в нынешнем их понимании – это вообще некая экзотическая разновидность чуши и ереси, и любой желающий может в них с успехом подвизаться. Стереотип, конечно, но многие в наш прагматичный век утратили веру в могущество тех явлений, которые нельзя купить, продать, обменять, подсчитать, измерить, ну и в крайнем случае пощупать или принять перорально.

Вот и неуважаемый Глава внаукраинской Донецкой ВГА пан Жебривский пал жертвой этого стереотипа и самоуверенно углубился в исторические дебри, очевидно следуя великими научными вехами пана Бебика, который обогатил человечество такими сенсациями, как «античная» протоукраина, укроскиф Будда, ну и там по мелочи еще кое-что. Сам пан Жебривский порадовал жаждущую открытий общественность отрицанием Донбасса как такового, и понятно почему: коль скоро ни специальных знаний, ни желания докопаться до правды, какой бы она не оказалась, изначально нет, то для подобных субъектов история превращается в мощное орудие пропаганды. И с этой точки зрения посыл весьма логичен: если Донбасса как такового никогда не существовало, то очевидно, что его земли – это самая что ни на есть доподлинная и исконная внаукраина, которая, по мнению Жебривского, очевидно процветала на планете еще со времен трилобитов:

«Начнем с того, насколько целесообразно использовать сейчас топоним Донбасс. Бахмутчина (Бахмутчина, Карл!), Лиманщина, Славянск, Краматорск – это Южная Слобожанщина. Теперь возьмем Юг: Мариуполь, Волновахский, Никольский, Мангушский районы – это Приазовье. Из контролируемых нами территорий Донецкой области, по сути, к Донбассу принадлежат Торецкое (бывш. Дзержинск), Покровск, Мирноград, Новогродовка, Селидово, Угледар. Получается, что две трети освобожденной Донеччины несправедливо обозначают этим топонимом, который, кстати, является совковым и идеологическим, им спекулируют сегодня для того, чтобы сохранить пролетарский миф региона. Он используется для политических и экономических манипуляций.

В Донецкой области в настоящее время популярны два мифа: Екатерина II и Донбасс времен Серго Орджоникидзе. Нам есть что противопоставить этому: сарматская эпоха, казачество. Надо популяризировать исторические знания о регионе. Именно над этим мы работаем, готовы выделять гранты на такие программы», – поведал внаукраинский гауляйтер.

Тиражирование несведущими обывателями мифов о Екатерине, князе Потемкине-Таврическом и вообще о Новороссии – это для Жебривского, конечно, ужасный удар по всей его теории. Хочется верить, что никто ему по неосторожности не проболтался о том, что не только Донбасса не существует, но и в самом сердце внаукраины призрачно мерещится обманутым патриотам такой немаловажный областной центр как Кропивницкий (бывш. Кировоград), который вообще заложен в 1754 году и был известен вплоть до 1924 года под типично внаукраинским наименованием Елисаветград, не говоря уже о Киеве и Чернигове – там вообще все очень плохо, как-то по-русски все складывалось.

Вот еще страшная для пана Жебривского весть из анналов истории: оказывается, Кривбасса по его теории тоже не существует, ибо все тот же зловредный и мифический князь Потемкин направил на Юг России (а куда же еще, ведь внаукраины тогда еще не было) группу геологов и изыскателей, которые и обнаружили при слиянии рек Ингулец и Саксагань залежи руды, угля, графита и прочих полезных ископаемых, с чего, собственно и началась история Кривбасса. Но, впрочем, если Жебривский всерьез готов выделить гранты на отрицание всего донбасского, новороссийского и собственно русского на территории страны 404 в ее современных границах, то среди неподкупных «специалистов» наверняка найдутся творцы еще более экзотических теорий, нежели пан Бебик, и порадуют мир открытиями не только планетарного, но и галактического масштаба. А между делом докажут, что не только Донбасса, но и Екатеринослава (он же Новороссийск, он же Днепропетровск, а ныне Днепр), Одессы, Николаева, Херсона тоже не существует, а все они вместе взятые – лишь «совковые и идеологические» топонимы, которые используются недоброжелателями для манипуляций, не более того.

Однако несмотря на давние и неоднократные заманивания добросовестных и талантливых ученых обещанными грантами, сенсационных трудов по реформированной истории Донбасса в духе теории Жебривского пока что не видать. Совершенно понятно, что если администратор бросает свои прямые обязанности и начинает заигрывать с музой Клио, то это отнюдь не потому, что его увлекли исторические перипетии Дикого поля или, скажем, установление точного местоположения битвы при Калке, а потому что сформирован определенного рода правительственный заказ на демонизацию либо полное отрицание не только Донбасса как политического явления, но и самого его имени, ставшего для всех русских людей символом мужества, героизма и борьбы за независимость.

Впрочем, во всем словоблудии Жебривского есть одна существенная деталь, которая весьма красноречиво выдает природу его истинных антипатий: «Им (Донбассом) спекулируют сегодня для того, чтобы сохранить пролетарский миф региона». Так вот она, сермяжная и посконная правда по Фрейду вырвалась и каркнула во все воронье горло, вот в чем основной страх и ужас как внаукраинских, так и российских «жебривских», вот он, жупел современных купцов различных гильдий, вот от чего шарахнулись, как черти от ладана, олигархические постсоветские «уважаемые партнеры» – от «пролетарского» характера региона. И правильно шарахнулись, потому что Донбасс – это край, созданный сверхтяжким трудом в голой степи отнюдь не «сарматами, «казаками» и симулянтами и тунеядцами «жебривскими», а простыми людьми различных национальностей и конфессий, ценивших друг в друге честность, прямоту, чувство товарищества, умение трудиться и веселиться равно неистово, страсть к первенству в соревновании, словом, людьми во всех отношениях пассионарными.

Конечно, унылым стяжателям не понять прославленного донбасского характера, вырванного из недр земных и выплавленного домнами, в урочный час позволившего краю с кровью и невосполнимыми потерями вырваться из укронацистского мрака. И несомненно то, что лозунги, под которыми Донбасс по мнению российской не-стороны конфликта «неправильно встал», довели до паники олигархов и их обслугу равно по обе стороны, ибо ни сверхдержавной РФ, ни внаукраине во главе с шоколадным «лучшим выбором украинского народа» не пришлись по душе стремления жителей Донбасса построить справедливое, свободное, независимое государство Новороссию, от которого на сегодняшний день их усилиями осталась лишь высокая мечта и балансирующие на грани сдачи в кровавые лапы бывших укронебратьев ЛДНР.

После признания РФ нацистской хунты, пришедшей к власти путем вооруженного переворота, легитимной властью, многое перестало удивлять: и оба минских позорища, и кадровая политика в Республиках, старательно копирующая полубандитские — полуолигархические постсоветские властные кланы в РФ и внаукраине, и показательные «белые камазы» с гуманитарной помощью, которую никто не видел в глаза, но о которой трезвонят по всем официальным телеканалам, и информационная война против Донбасса из всех партнерских утюгов, и заявление бывшего президента Януковича, которого «не было» – благо В. Чуркин уже ничего не может ни подтвердить, ни опровергнуть, и степень политической раздвоенности сознания, мистическим образом превращающей «зраду» в «перемогу» и обратно, и дикая декоммунизация, да и многое другое – все это роднит РФ и внаукраину как близнецов-братьев, сколько бы они не изображали из себя «стороны конфликта».

То, что Донбасс три года выживает между молотом неонацистов и наковальней «минских протоколов», говорит о том, что «уважаемых партнеров» против маленького, но гордого края объединила какая-то ненарушимая связь, и скорее всего, именно ее имел в виду новоявленный историк Жебривский, когда неосторожно обмолвился о «пролетарском» характере донбасского восстания. Им всем одинаково страшно и они готовы на все – на любую подлость, гнусность, подлог, шельмование, лишь бы задавить протест людей, внезапно осознавших себя свободными и показавших пример гражданского мужества всему миру, который, впрочем, в массе своей хладнокровно отвернулся от кровавого зрелища донбасской войны.

Донбасс в наши депрессивные и безнадежные для гражданского сознания времена осуществил то, что со времен распада СССР казалось невозможным и невозвратным – он в одиночку три года держится против всего мира, ибо за внаукраиной стоит мировое сообщество во главе с международным хищником США, а РФ оказалась лукавым союзником, не способным и не особо жаждущим защитить не только русских дончан и луганчан, но и саму себя. Донбасская весна 2014 года напугала мировое сообщество всерьез, до потери лица и дара речи, видно, жив еще и бродит по планете «пролетарский миф региона» и «совковый» топоним, раз всемогущие и признанные державы мелко и пакостно гадят непризнанным блокадным Республикам, единым партнерским хором пропагандистов завывая лживые и подлые мантры, что «Донбасс – это внаукраина», что «ленивые и толстые шахтеры не так встали» и вообще они не русские, а криптоукраинцы, «войны в Донбассе нет», «а вешать будем потом» и т.д., и т.п.

И пусть всех мастей «жебривские» как российские, так и внаукраинские пытаются доказать, что Донбасса не было и нет, а в донецких степях существовала лишь непреходящая протоукраина, перемежающаяся транзитными кочевыми племенами. На самом же деле Донбасс жив и будет жить, пока все это странное и страшное для «цивилизованного мира» Дикое поле обильно и красноречиво усеяно величественными рукотворными памятниками нечеловеческому шахтерскому труду, приравненному к воинскому подвигу. А вот что останется после «минскачей» и укронацистов, в чем они полагают конечную цель и смысл своего позорного, алчного, эгоистичного и разрушительного для мира бытия, неизвестно, разве что портреты разных бандер и памятные доски всяким маннергеймам как молчаливые свидетельства предательства и безумия, неизбежно ведущих к политическому суициду. А за Донбассом останется правда, бессмертная и неуничтожаемая – это ведь только историю переписать можно, да и то лишь до поры, до времени, а истина останется собой навеки.

Редактор «Народного Журналиста» Любовь Донецкая

Сейчас на главной
Статьи по теме
Партия нового типа
Центр сулашкина