Пророки и мошенники

Константин Семин 7.01.2018 0:27 | Важное в блогах 108

Перевод статьи Н.Бимса

Эйфория, связанная с криптовалютой биткойн, продолжает распространяться. Компании создают новые предприятия, основанные на технологии блокчейн, которую с таким воодушевлением принимают биржи.

Незадолго до Нового Года, например, котировки компании Long Island Tea Corp, торгующейся на площадке Насдак и никогда ранее не показывавшей прибыль, выросли на 500 процентов после новости о том, что она меняет название на Blockchain Corp. Компания объявила, что отныне она намерена уделять основное внимание развитию инвестиционных технологий, которые продвигают блокчейн.

Это лишь последний пример из целой цепочки аналогичных историй, каждая из которых связана со спекуляцией на термине блокчейн — технологии распределенного реестра, составляющей основу биткойна и других криптовалют.

До этого аналогичный казус произошел с компанией Rich Cigars, чьи акции взлетели на 2000 процентов в течение одного биржевого дня — стоило руководству объявить о переходе на блокчейн. Акции LongFin, которая лишь в декабре вышла на биржу Насдак, выросле в 10 раз, едва лишь рынок узнал о поглощении ей другой компании, вовлеченной в новый бизнес.

В начале декабря власти США приостанвили торги акциями «мусорной» компании Crypto. Внезапно она подорожала на 2000 процентов — до 12 миллиардов долларов, за ночь войдя в топ-500 крупнейших американских корпораций по рыночной капитализации.

Исключительная неустойчивость биткойна стала очевидной всем в последние недели декабря, когда он рухнул на 31.8% после достижения уровня в 19 666 долларов (это произошло 17 декабря). Затем биткойн восстановился до 14 400. Однако это стало его крупнейшим падением, с тех пор как в начале года начался стремительный рост криптовалюты с отметки в 1000 долларов.

Тем не менее, невзирая на все предупреждения о высоких рисках, крупный капитал втягивается в спекулятивную воронку. По оценкам Морган Стенли, только за последний год хедж-фонды, связанные с криптовалютами, привлекли больше 2 миллиардов долларов. Доходность некоторых из них превысила 1500 процентов.

На днях три бывших сотрудника Голдман Сакс объявили об учреждении фонда, который будет следить за динамикой 20 важнейших криптовалют. Фонд будет открыт для «проверенных инвесторов», для тех физических лиц, чьи годовые доходы превышают 200 000 долларов или для тех, кто обладает движимым или недвижимым капиталом, превышающим 1 миллион.

Чтобы осознать масштаб и значение блокчейновой лихорадки, полезно вспомнить, что писал Маркс о предыдущих финансовых пузырях, в особенности о тех, которые появлялись в связи с распространением и развитием кредитно-банковской системы в середине 19 века.

Кредитная система, отмечает Маркс, стала приводным ремнем перепроизводства и спекуляции. Однако у нее было и более глубокое значение, поскольку она выводила капиталистическое производство за рамки ресурсных возможностей отдельных капиталистов. Например, без развития кредита строительство трансамериканской железной дороги заняло бы десятилетия, а банковский капитал и биржа позволили реализовать эту задачу в «мгновение ока».

Маркс объясняет, что кредитная система ускорила развитие производительных сил и создание мирового рынка — выполнение исторической миссии капиталистического способа производства. Таким образом были заложены материальные основания для появления нового способа производства. То есть для появления международной социалистической системы.

В то же время кредитно-финансовая система капитализма, со всеми своими противоречиями и кризисами, поставила вопрос о неизбежном «разрушении устаревших производственных отношений».

«Кредитной системе присущ дуализм: с одной стороны она поощряет стремление к развитию капиталистического производства, обогащению за счет эксплуатации чужого труда, создает условия для неприкрытого и колоссального обмана, сосредотачивая в руках все более малочисленной горстки эксплуататоров все общественное богатство; с другой стороны, она представляет собой некую промежуточную форму — по пути к новому способу производства. Именно эта двойственная природа и заставляет главных проповедников банковского кредита, от Лоу до Исаака Перейры, выглядеть одновременно пророками и мошенниками».

Конечно, за 150 лет, прошедших с момента написанием Марксом этой работы, многое изменилось. В первую очередь, то, что капитализм давно выполнил и исчерпал свою прогрессивную историческую роль в развитии человечества.

Однако наблюдения Маркса о двойственной природе основных технологических изобретений, отражающих развитие производительных сил и рост спекуляции и обмана, неизменно сопровождающих их при капитализме, по-прежнему актуальны и помогают нам разобраться в происходящем сегодня.
Основой технологии блокчейн, на которой базируются все криптовалюты, является использование распределенного реестра записанных трансакций, позволяющее производить расчеты без участия централизованного посредника, в частности, банка. Именно эти качества криптовалют сделали их привлекательными для спекуляций и махинаций, не говоря уже об отмывании денег и финансировании преступлений, таких, как наркоторговля.

Пропагандисты биткойна и блокчейна говорят о технологическом прорыве, о второй стадии Интернет-революции, о новой форме экономических и общественных отношений при капитализме, где нет необходимости в надежном центральном посреднике, где международные платежные операции производятся через Интернет. Рассуждают о наступлении новой эпохи, в которой глобализированная экономика сможет перешагнуть границы национальных государств.

Нет необходимости зависеть и доверять центральному посреднику, поскольку блокчейн — это такая бухгалтерская книга, которую никому не под силу подделать. Блокчейн уже успели назвать высшей формой демократии, поскольку система контролируется участниками или по крайней мере принадлежащими им компьютерами.

Подобные заявления на руку спекулянтам, они создают условия для молниеносного обогащения.
В то же самое время технологические решения, на которых основан блокчейн, действительно могут быть использованы для организованного и спланированного производства, но в социалистической экономике. Поэтому сегдняшние певцы блокчейна, как и банкиры 19-го века, выступают одновременно «пророками и мошенниками».

Блокчейн позволяет собирать достоверную информацию о доступных ресурсах и потребностях в различных областях, а затем использовать её для рационального планирования производства в глобальных масштабах.

В прошлом буржуазные оппоненты плановой социалистической экономики утверждали, что такое планирование попросту невозможно, поскольку нет такой информационной системы, которая позволяла бы справиться с этой задачей. Таким образом, анархия рыночных цен при всех своих недостатках провозглашалась единственным способом обмена информацией между производителями и потребителями.

За последние 30 лет большие успехи в развитии компьютеров и информационных систем не оставили камня на камне от этой позиции. Гигантские транснациональные корпорации, порой превосходящие по размерам целые государства, сегодня планируют производство и распределение в мельчайших деталях, на глобальном уровне.

Развитие блокчейна — это следующий шаг в создании материальных оснований для плановой социалистической экономики, в которой у большинства населения — главным образом, у рабочих и у потребителей — появится возможность осуществлять демократический контроль и надзор за организацией всей экономической жизни, чья цель — не погоня за прибылью, а удовлетворение человеческих потребностей.

Есть и еще одна параллель с выводами Маркса, на которую стоит обратить внимание. Маркс подробно разбирал работу банковского синдиката «Crédit Mobilier», созданного братьями Перейрами для финансирования реконструкции Парижа при императоре Луи Бонапарта.

Кредитный пузырь и сам банк лопнули в 1867 году. Вместе с ними рухнула и финансовая основа самого режима. Через четыре года, в 1871 году, классовая борьба взорвалась в новой форме — появилась Парижская Коммуна, ставшая первой, хотя и неудачной, попыткой учреждения рабочего правительства. Хотя Коммуна и была разгромлена, она стала бесценным уроком для Русской революции 1917 года.

Через 150 лет после крушения Crédit Mobilier глобальный спекулятивный пузырь во всех своих измерениях, включая биткойн, стремится к своей гибели. Это событие несомненно будет иметь далеко идущие экономические, социальные и политические последствия.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора