Прощальный привет Дворковича

Павел Березин 18.05.2018 18:03 | Общество 55
Комментарий редакции сайта «Народный Журналист»: Убийство страны и населения идет полным ходом. Правительственные античеловеческие реформы набирают обороты, лишая производителей средств к существованию, а потребителей — чистой и качественной продукции. Россию необходимо спасать! #ПрограммаСулакшина #ВысшиеЦенностиРоссии #БольшойПроектРоссии

*****

Эту бумагу на прошлой неделе спустили в регионы из Правительства, а областные чиновники, пряча глаза от стыда, спускают её в районы.

Пока это лишь некие «рекомендации»: «рассмотреть целесообразность», «принять меры» (???). Сами фермеры-свиноводы говорят, что в случае прямого приказа о повышении компартмента это фактически будет означать запрет на разведение свиней в селе.


Объясняю: компартмент — это зоосанитарный статус хозяйства, уровень его биологической защиты, в соответствии с которым хозяйство имеет право на ту или иную деятельность по содержанию и разведению свиней, убою, переработке и хранению продукции свиноводства. Первый уровень компартмента имеют 223 хозяйства Новосибирской области, третий — два (болотнинский «Сапфир» и Учхоз «Тулинское»), и высший четвёртый имеют одни «Кудряши».

Повышение компартмента — мероприятие крайне дорогое, неподъёмное даже для крепкого фермерского хозяйства, не говоря уже о ЛПХ. Достаточно посмотреть критерии компартмелизации на третий уровень: запрет на проникновение птиц, КСП и биобарьеры, минимум 500-метровое расстояние до соседа, никаких технологических и хозяйственных связей с нижними компартментами и т.д. Это уровень современного свинокомплекса. Например, в краснозёрском хозяйстве фермера Александра Берестова (одном из лучших в области) в прошлом году подсчитали по минимуму цену перехода на 3 компартмент — 44 миллиона. «Спасибо, не надо, я уж лучше в город поеду, и так уже инсульт заработал».

Разумеется, никакой бюджетной поддержки на повышение зоосанитарного статуса личных подсобных хозяйств не предусмотрено.

Первый компартмент сейчас, не говоря уже о нулевом лпх-шном — это просто запрет на сельское свиноводство: нельзя ни продавать, ни перемещать, ни бить — потому что бойни тоже должны быть равного с хозяйством компартмента. А таких боен в Новосибирской области… правильно, нет ни одной. Ну, вы поняли, да?

Сейчас эти ребята будут вальяжно объяснять сельчанам, сидя нога на ногу и ровняя ноготочки пилочкой: «Мы не запрещаем сельское свиноводство — здесь нигде не говорится о запрете. Мы лишь заботимся о ветеринарной безопасности регионов, о продовольственной безопасности страны, а потому повышаем ветеринарные требования к личным подсобным хозяйствам и мелким фермерам. Не хочешь, не тянешь — страусов разводи с кроликами, или морковкой на трассе торгуй, холоп. Свиноводством в стране будут заниматься серьёзные пацаны, вкладывающие в мегапроекты серьёзные деньги… ну, бюджетные, в смысле, ну, вы поняли».

При этом уже лет десять и учёные, и настоящие профессионалы-свиноводы криком кричат, что ЛПХ и КФХ не являются базовой причиной распространения африканской чумы свиней. А основная причина — это дикие кабаны, которых тот же Гордеев в начале 2000-х отстреливал за милую душу, выпуская ежегодно рутинный приказ охотхозяйствам (правда же, Игорь Абакумов?). Но докричаться, естественно, не могут: сельское свиноводство выжигают напалмом всё в новых и новых регионах.


При этом свежий мониторинг рынка, проведённый Клубом свиноводов Сибири, показал, что только в пяти сельских районах Новосибирской области потребность в поросятах на этот год составляет 23 тысячи (!) голов. Сельчане массово хотят выращивать свиней: это выгодно, это даёт пропитание семьям, позволяет буквально выживать в глубинке, на земельный пай полтонны зерна от «помещика» получишь, выживешь. В городе — ажиотажный спрос на «крестьянку», на здоровое чистое мясо. Всем плевать. 
Причём эти ребята прекрасно понимают, что значит поросёнок для сельского жителя (какие «кролики»?!, какие «цесарки», господи?!!), понимают страшные социальные последствия для сельских территорий при уничтожении мелкого свиноводства. Но давят и давят, ставя свои химические «свинограды». Вроде бы уже ничто не стоит у них на пути: в район приедешь, ни одного поросёнка во дворе не увидишь — а они давят и давят.

Начальник одного районного сельхозуправления, показав нам эту бумагу, тут же сунул её в сейф: «Я боюсь показывать её местным фермерам — они ж придут в кабинет и меня изувечат, а я-то тут причём?!».

Фермеры говорят, что будут биться до последнего, собираются идти и в Народный фронт, и в Госдуму, и куда там ещё. Только силы уж слишком неравны. В общем, ребята, согласно стратегическим планам, село сейчас должно стать максимально свободным. Но не от АЧС, а от людей.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина