Расслабон и зубрёжка, или Как я была волшебницей

Русранд 15.10.2018 19:35 | Общество 61

На днях привелось мне выступить в роли эксперта — по предмету, весьма далёкому от теперешних занятий. Внуку знакомой не даётся английский. Взяли репетиторшу — не помогает. Я поначалу пыталась увернуться: не лучше ли, — говорю, — обратиться к его педагогам? — Обращались. Ничего не получилось. Теперь требуется независимый эксперт.

Я, признаться, даже оробела слегка: а ну как не разберусь? Но делать нечего, пришёл парнишка, развернул учебник. 6-й класс. Правда, ничего не знает. Спрашиваю, как учит слова. Оказалось: никак.

У них даже нет списка слов, подлежащих заучиванию. Предполагается, что они ими как-то овладеют в процессе коммуникации. Ну, я научила его по старинке писать слова в специальную тетрадочку, потом брать продолговатую бумажку, прикрывать ею столбик английских слов и стараться вспомнить и записать английское слово против русского. «Проделай это пять раз — и запомнишь на всю жизнь вместе с орфографией». Пациенту хватило двух раз: слова, что называется, от зубов отскакивали. Память отличная! Сделали упражнения, выучили наизусть текст. На следующий день парнишка блистал. Бабушка сочла меня волшебницей. На самом деле, я проделала самые тривиальные и старорежимные операции. Ныне совершенно забытые.

Сегодня дети ничего не учат наизусть! Ни по какому предмету. Считается, что это жестоко, несовременно и подрывает креативность: фи, какая-то зубрёжка. Тем более, что современному гражданину мира и знать ничего не надо: погуглил — и всё узнал. На прогрессивном педагогическом портале «Мел» так и пишут: в допотопной советской школе заучивали факты, а теперь все факты — в интернете. Главное теперь не знать, а — понимать. Что понимать? Ну, некие общие закономерности.

Как понимать закономерности, не зная фактов? Это не обсуждается. Кто сомневается — тот убогий совок, годный только на то, чтобы тупо зубрить. Таким нет места в сияющем цифровом мире. Всё это — часть современной педагогической парадигмы: никого не грузить, не напрягать, не огорчить, ни в коем случае не дать понять лодырю, что он лодырь, а дураку — что дурак. Учение должно быть сплошным развлечением и фаном. Это не только у нас — так во всех странах, мы даже не первые начали. Кому и зачем это надо и выгодно? Уверена: это нужно мировым хозяевам жизни. За всем этим гуманизмом просматривается глобальная задача: вырастить придурка с пустой головой, в которую можно залить всё, что требуется. Впрочем, «придурок» — это неполиткорректно. Американская педагогика выработала политкорректный термин — «альтернативно одарённый». Вот он-то как раз и нужен. Ему можно впарить любые, сколь угодно бесполезные, товары и втюхать любые, сколь угодно фантастические, политические утки. Такова сверхзадача международных хозяев жизни.

Уже выросло поколение, абсолютно не знающее географии: они не разрисовывали контурные карты и не выучивали «глупости» вроде названий и высоты гор, названий областей или как проходит граница между Европой и Азией. Зачем? Гугл знает. Как когда-то для древнего европейца на Востоке простиралась непонятная страна Тартария, так и для современного цифрового москвича за краем его Ойкумены лежит неведомая земля — Замкадье. А что там — Бог весть. Надо будет — погуглю.

И невдомёк цифровой поросли, что человек, не имеющий базовой информации в голове, а не в компьютере — мыслить не может. Ему нечем мыслить, не из чего построить свою мысль. Материала нет. Бессмысленно рассуждать о политике, не зная географии — просто не представляя, где что расположено. Чтобы думать об этих предметах, надо иметь соответствующую картинку в голове, а не гуглить всякий раз. Чтобы задать разумный вопрос, надо многое предварительно знать. А невежественный человек всегда попадёт на крючок политическому или коммерческому жулику.

Всё это неспроста. Таким путём хозяева жизни хотят подхлестнуть социальную сегрегацию (которая и без того набирает обороты во всех странах). Попросту говоря, отжать от кормушки лишних едоков. Вот этих самых — выкормышей школы радости и фана: расслабленных, не знающих ничего толком. Выпускник такой школы не может ни работать, ни всерьёз учиться, ни разобраться в окружающем. Он и будет вести тихую второсортную жизнь, ни на что не претендуя и никуда не стремясь. Претендовать и стремиться будут другие — которые отучились в немногих серьёзных школах, похожих на те, какими были все в пятидесятые годы. Тогда заучивали факты, были экзамены в каждом классе, переэкзаменовки осенью для не сдавших.

Есть замечательная картина Решетникова «Переэказменовка»: лето, за окном играют в футбол, а двоечнику надо учиться. Популярная повесть А.Алексина «Саша и Шура» — о том же, о переэкзаменовке. Благодаря такой школе СССР достиг максимума своей технической мощи.

Пройдёт немного времени, и у нас чётко разделятся школы: для народа — расслабон, для «сливок» — напряжённое учение, с отметками, экзаменами, заданиями и сопутствующими этому трудностями и огорчениями. Вот к такой сегрегации и ведут дело те, кто говорит, что ничего учить не надо.

Татьяна Воеводина

Источник


Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, сельхозпроизводитель, публицист и блогер.

Фото: Картина Федора Павловича Решетникова «Переэкзаменовка» (фрагмент).

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора