Резня в пермской школе: вопросы к чиновникам и депутатам разных рангов

Русранд 18.01.2018 7:28 | Общество Политика 121

Автор Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер, настоящий народный учитель.

Когда знакомишься с реакцией представителей органов власти по поводу ЧП в пермской школе №127, в результате которого учительница оказалась в реанимации с ножевым ранением в шею, около десятка детей-четвероклассников попали в больницу, двое будут прооперированы, один мальчик получил ранение глаза, в реанимации также оба совершивших нападение подростка 15 и 16 лет, то диву даёшься, как много высокопоставленных должностных лиц крайне смутно представляют себе современную школу, с какой необычайной лёгкостью мысли они выдают, мягко говоря, поверхностные суждения, а, главное, что они довольно странно истолковывают собственные задачи на своих серьёзных постах. 

Сейчас эти уважаемые персоны нескончаемой вереницей поспешили в несчастную школу (к слову, престижную в этом районе Перми), чтобы «задать вопросы по поводу безопасности». Но вопросы эти задать им следует, прежде всего, себе.

С эпохи «золотого века» советской партийной номенклатуры каждый чиновник мечтает быть исключительно контролёром, выносящим вердикты о виновности или невиновности других, не неся ни за что личной ответственности. Вот и теперь чиновники говорят о желании устроить разбирательство, поминая школьную администрацию, учителей, психологов и т.д. и т.п., скромно умалчивая о своей управленческой роли. Для них стоит повторить, что школа — это преимущественно женские коллективы, назначение которых учить и воспитывать детей. И если чиновник (а нашлись такие) предлагает после данного происшествия курсы самообороны для педагогов, какие-то экзамены по безопасности, то ему просто нечего делать в занимаемом им кабинете. Выстроить систему безопасности детских учреждений — государственная задача. Проблема недостаточной безопасности в школах и детсадах существует многие годы. Пресса неоднократно освещала вопиющие случаи. 

Потому малопонятны причитания Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой: «Как вооруженные парни оказались в школе, кто и почему не отреагировал на ситуацию вовремя? Неужели кроме десятилетних детей некому было остановить хулиганов? А система профилактики, КДН и ЗП? А охрана в конце концов? Где это все?!».

Действительно, где это всё, госпожа Кузнецова? Может быть, вы инициировали принятие соответствующей госпрограммы, проанализировав плачевное состояние с охраной учебных заведений на местах? Вы не в курсе, что основным средством защиты от террористов в большинстве учебных заведений является старушка-вахтёр или вовсе закрытая на крючок дверь, потому что ставка гардеробщика сокращена? Что охрану во многих школах оплачивают родительские комитеты? Вы не слышали, что в нищих муниципальных бюджетах зачастую НЕТ средств на установку и поддержание систем видеонаблюдения, тревожной сигнализации, оборудование систем контроля доступа? В правительственных зданиях есть, в судах есть, в налоговой инспекции есть, ещё много где есть, функционируют отлично, а в детских учреждениях нет. Почему?!

Говоря о неэффективности нынешней системы профилактики, учителя мозоли на языках натёрли. Вы их не слышите. Что можно сделать с 15-летним асоциальным элементом, поклонником криминальной субкультуры, периодически с помощью психоактивных веществ впадающем в невменяемое состояние? Ничего! Он будет демонстративно совершать правонарушения, зная, что не достиг возраста, с которого его могут привлечь к ответственности. Станет нецензурно выражаться, курить, портить имущество, оскорблять окружающих, угрожать физическим насилием младшим и сверстникам, срывать занятия, будучи прекрасно осведомлён, что его тронуть никто не смеет, что с ним будут вести беседы, упрашивать и умолять, что виноватым всё равно объявят учителя и школу. С ним даже директор ничего сделать не может, практика исключения из школы фактически запрещена, в существующей системе профилактики у несовершеннолетнего негодяя куда больше прав (в глазах шпаны — и авторитета), чем у директора. А на КДН (комиссию по делам несовершеннолетних) он вообще плевал, он просто не является на её заседания.

Школа начисто лишена рычагов воздействия на подобных субъектов, лишена чиновниками от образования и депутатами, принявшими соответствующие нормативные документы. Так к чему театрально закатывать глаза и заламывать руки: «Кто допустил вооружённых хулиганов?». Осознайте, наконец, что вы и допустили. Создав атмосферу безнаказанности, вы потворствовали тому, что негодяй схватился за нож.

Только недоумение вызывает комментарий зампреда комитета Госдумы по образованию Бориса Чернышова: «Происходит так, что региональные власти в сфере образования, региональные школы не реагируют на имеющиеся данные. Человек числился на учете в психдиспансере, в школе был накал страстей и конфликтные ситуации. Все эти вопросы очень остро стоят на повестке дня. Из-за бездействия, из-за отсутствия школьных психологов страдают дети…».

Господа, вы сами объявили о реализации инклюзивного образования, не вложив в реформу никаких средств и усилий. Направили учителей общеобразовательной школы на двухнедельные курсы, после чего заявили, что они отныне обязаны уметь научить и слепого, и глухого, и разбитого параличом, и умственно отсталого, и шизофреника. При этом родители не должны никого знакомить с диагнозом, а требовать медицинские заключения школе запрещено. Количество школьных психологов, логопедов, дефектологов как было ниже минимальной черты, такое и сохранилось. Инклюзия, по большому счёту, выродилась в очередную погремушку для конференций. Вследствие сокращения специализированных школ, усложнения процедуры вывода на домашнее обучение дети с психическими отклонениями пришли в массовую школу. Конфликты на этой почве возникают регулярно, иногда перерастая в стихийные противостояния с массой возмущённых родителей. Но что мы слышим от чиновников кроме рефрена: «Опять учителя виноваты»?

Член Совета Федерации Елена Мизулина вопрошает: «Почему изменился сам статус образовательных учреждений, и дети утратили уважение к школам — это более глубокий вопрос, который требует обсуждения и решения». Требует. И говорить об этом человеку, находящемуся при власти десятилетия, надо было давно. Вот на Первом канале открыли программу, где ведущая Е.Летучая демонстрирует ужасное материальное состояние, страшную убогость отдельных провинциальных школ. А ведь совсем недавно в России реализовывался так называемый национальный проект «Образование» и нам вещали о гигантских суммах, направленных в отрасль. Теперь в передачах Летучей мы можем наблюдать результат, наглядный позор того нацпроекта. И аналогично утраченное уважение к школе — это результат многолетней политики по реформированию системы образования. Потому что единственное, что закрепилось по итогам преобразований твёрдо и подавляет всё прочее — директивный, бюрократический стиль управления школой, которой указывают, которой командуют все, кому не лень.

Вернуть уважение к школам можно, вернув им подлинную самостоятельность, избавив от невозможного административного прессинга, вернув соуправление педсоветов, родительских комитетов и ученического актива, которое к настоящему моменту заменил начальственный окрик.

…В качестве заключения к размышлениям по поводу сей мрачной истории приведу слова Д.Пескова, кремлевского пресс-секретаря: «Давайте сначала дадим Росгвардии и МВД разобраться с тем, на каком уровне и осуществлялась ли безопасность в учебном заведении, учитывая, что это внутренняя поножовщина между учениками». А, может быть, лучше поставить правоохранительным органам задачу осуществить безопасность учебных заведений (если её не стояло раньше), или в нашем государстве, где количество сотрудников правопорядка вряд ли уступает количеству школьных учителей, есть задачи важнее, нежели «внутренняя поножовщина учеников», когда переростки с ножами нападают на целый класс детей и их учительницу?

Игорь Олин

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Первый звонок как набат по отечественному образованию

Нравственность российского общества и факторы влияния (интернет, телевидение)

Привлекательность криминального поведения

Воспитание гопников

Катастрофа личности: идеи, убивающие человечность. Пути преодоления катастрофы

Размышления о детабуизации нравов

Проблемы образования, воспитания и трудоустройства молодежи в системе противодействия экстремизму и терроризму

Как остановить дегуманизацию российской молодежи?

Нарастание ценностной аномии как вызов современной России и Партия нового типа как ответ

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина