Россия кормит арабских шейхов, а себя накормить не может

София Сачивко 7.02.2019 23:50 | Экономика 67

Пока чиновники, политики и торговые сети обсуждают продовольственную безопасность, население довольствуется фальсификатом

Продовольственная безопасность в последнее время стала одной из любимых тем чиновников и политиков. Вот, только для них это политика, а иногда и пиар, а для любого жителя страны -ежедневный вопрос выживания.

Как раз накануне прошла информация о заражении 26 суворовцев из Ульяновска эхинококкозом, в результате которого в печени, легких и других органах организме заводятся паразиты. Родители подростков уверены, что суворовцы подхватили редкое заболевание из-за халатности сотрудников столовой, в училище эту версию, разумеется, отрицают, специалисты пока разбираются. И тут как раз впору вспомнить о той самой продовольственной безопасности.

Практически каждый день мы ходим в магазин, покупаем продукты, готовим еду, и шанс оказаться «счастливым» обладателем какой-либо «неожиданности» есть у любого человека. И дело не только в санитарной обстановке в магазинах, которая нередко вызывает вопросы, или в правильности приготовлении пищи, но и в самих продуктах.

Где и как их выращивали, хранили, доставляли, перерабатывали? Обычно этими вопросами мы не задаемся. А если и задаемся, то выбора особого все равно нет. Покупаем то, что лежит на прилавках магазинов или рынков и что доступно по цене.

В продовольственной корзине россиянина, как считают ученые, должно быть не менее 100 кг плодово-ягодных культур, а значит производить их надо стране 14,7 млн тонн. В России производится 3,7 млн, причем вместе с садоводами и огородниками. Кроме того, в корзине предполагается 140 кг овощей, которых надо производить соответственно около 16 млн тонн. В России производится примерно 14 млн.

По словам президента Ассоциации «Теплицы России» Алексея Ситникова, практически 65% овощей на российском рынке — это «отечественные овощи из защищенного грунта».

— В 2019 году мы планируем довести производство тепличных овощей в нашей стране до 1,3 млн тонн, а к 25-ому году довести долю отечественных овощей на российском рынке до 85% — сообщил он.

Однако, несмотря на рост производства, в этом году во внесезонный период импорт овощей, по его словам, составляет порядка 700 тысяч тонн. И эти объемы, если уж говорить о продовольственной безопасности, надо замещать. И в любом случае, контролировать, что же россияне получают из других стран.

— Необходимо без ущерба для потребителей, роста цен заместить импорт, который сегодня идет из южных стран. Египет, Иран, Турция — это страны с низкой культурой производства, с отсутствием контроля за применением химических средств защиты, удобрений, — уверен господин Ситников.

Получается, что турецкие помидоры, которые после некоторого перерыва вернулись в наши магазины, не безопасны. При этом завозная продукция контролируется только на этапе прохождения границы.

— При проведении фито-санитарного пограничного контроля. До этого и после этого трудно проконтролировать и обеспечить ее безопасность, — уточнил главный специалист по теплицам страны.

Между тем, как рассказал заместитель руководителя Управления Россельхознадзора по г. Москве, Московской и Тульской областям Дмитрий Васин, с 2011 года в силу правового вакуума оборот пестицидов в России никто не контролирует, кроме Роспотребнадзора в розничной торговле.

— Когда большая партия турецких томатов проходит через границу и растворяется в сетевых магазинах, сотрудники Роспотребнадзора видят 2 ящика по 20 кг. Это ни о чем! — подчеркнул он. А ведь эти томаты едят, в том числе и наши дети.

Специалисты предлагают ввести уже существующую в Европе практику контроля всего процесса выращивания овощей, которую мог бы осуществлять Россельхознадзор. Тем самым будет понятно, не только из каких семян и как выращены овощи, а кроме того, импортеры будут поставлены в те же условия, что и отечественные производители, которые сегодня оказались под достаточно жестким контролем.

По словам председателя Комитета по аграрным вопросам Госдумы Владимира Кашина, необходимо обращать внимание на рассаду и семена.

— Мы должны быть убеждены, что это не генномодифицированный материал. И, конечно, в качестве грунта. Сегодня известны китайские технологии, которые через 5−6 лет оставляют поле безжизненным. … Мы не хотим, чтобы была очередная «лажа», и люди при употреблении такой продукции в больницу попадали с отравлениями, — подчеркнул он. При выращивании органических овощей, добавил он, необходимо следить за их питанием, в котором должны отсутствовать минеральные удобрения.

При этом он заявил, что пестицидов в органической продукции быть не должно и вовсе.

Правда, тут возникает и другой вопрос: «Почем товар?» Как вырастут цены качественных овощей, если придется отказаться от «накормленных» пестицидами?

— Многое будет зависеть от того, насколько производство нашей продукции будет соответствовать покупательным способностям. Кроме того, удастся ли сельхозпроизводителям рассчитывать на государственную поддержку и на завершение программы развития овощеводства защищенного грунта, реализация которой рассматривалась к 2020 году, и эффективности тех мероприятий, которые предлагают, чтобы нарастить собственное производство и не допустить роста цен на продукты, — уклончиво ответил на этот вопрос Алексей Ситников.

В свою очередь генеральный директор ООО «Сейм Агро» Алексей Медведев полагает, что качественные продукты не могут стоить очень дешево. Более того, по его мнению, низкая цена должна вызывать вопрос к качеству товара.

— Есть определенные нормативы, ниже которых никакой из продуктов стоить не может. Но заходя в любой сетевой магазин можно обнаружить совершенно замечательные истории, глядя на которые вообще не понимаешь, что это за продукт? Потому что даже продукт не совсем правильно сделанный всё равно не может стоить так дешево, — недоумевает предприниматель. При этом он предлагает после того не удивляться, что люди болеют.

Так из чего же он сделан, и что мы едим? И это еще один вопрос продовольственной и даже жизненной безопасности.

А вот Владимир Кашин уверен, что на товары первой необходимости — молоко, мясо, хлебобулочные изделия, рыба, овощи цена должна регулироваться государством .

— Так есть во всём мире, так этого требует, по большому счёту, обстановка с точки зрения наличия той пенсии, которая у нас сегодня есть, тех тарифов, пособий, стипендий, которые есть, да и той средней зарплаты, — заявил он.

Депутат полагает, что этого можно было бы не делать, если бы был справедлив в оценке труд производителя, переработчика и торговли. По его словам, на производстве зерна, хлебобулочных изделий труд крестьянина, который, пожалуй, самый тяжелый, в рознице составляет 7−10%.

— Кто же в 9 раз накрутил всё остальное? — задался он вопросом. Если бы этого не было, по его мнению, батон стоил бы 10 рублей. При том он напомнил, что из зерна делается 250 видов продовольствия!

Удивление у него вызывает и цена на рыбу, которая на Дальнем Востоке поступает на берег в среднем по 25−30 рублей, а к нам приходит уже по 250 рублей. При этом логистика, по его данным, дает лишь 5 руб. на килограмм.

Для снижения цен необходимо, как считает Владимир Кашин, умерить и аппетиты «олигархии энергетической».

— Сейчас отпускаются цены на энергоносители: посмотрите, что делается с дизельным топливом, сегодня крестьяне платят 8,50 руб за киловатт час. И Козак говорит, что не видит там необходимости снижать. А в промышленности 3,7. Почему с крестьян сегодня дерут вторую шкуру? — возмущен депутат. Вносит свою долю и НДС.

В общем, конкурировать российским сельхозпроизводителям с иностранными довольно сложно. А ведь это еще один вопрос продовольственной безопасности. Господин Кашин обратил внимание на то, как, например, живут фермеры в Германии или Финляндии.

— Как обстоит дело с подъездными путями к их фермам, какой сервис в обслуживании и так далее. И когда мы видим, что у нас в 95 процентах деревень нет вообще газа, в 40% деревней нет даже почты, подъездных путей, мы говорим сегодня президенту и всем остальным — давайте заниматься развитием деревни, — предложил он.

Народный избранник выразил надежду, что такая программа появится не ради программы, а ради того, чтобы на сельскую территорию были «заведены» деньги, которые заслужили 38 млн проживающих на селе человек. По его словам, в странах ВТО поддержка сельхозпроизводителей несопоставима с российской, что для последних равных условий точно не создает.

Российскому сельхозпроизводителю, считает Андрей Медведев, выгодно иметь голое поле, потому что при попытке на нем что-то построить с него тут же снимут налог за имущество.

— Этот нонсенс. Этого нет ни в одной стране мира. Чем более сложную систему построю, тем больше налог, — возмущен он.

При этом о возврате инвестиций в России, по его мнению, говорить смешно. По его словам, западные коллеги получают кредиты под мизерные проценты, а капексы достигают 80 и больше процентов от вложенных средств. В результате импортная продукция, даже с учетом пошлин, логистики и прочего, оказывается дешевле, чем отечественная.

— Сельское хозяйство у некоторых горе-экономистов принципиально не вписывается в их систему экономических либеральных ценностей в современной мировой экономики. А это абсолютно датируемая, инвестируемая и поддерживаемая отрасль, — уверен он.

Бизнесмен также обратил внимание, что в той же Италии город с 2−3 млн жителей уже считается очень крупным, а большая часть населения живет и трудится в деревнях, но для этого там созданы нормальные условия для жизни.

Удивительно, но российская сельхозпродукция пользуется спросом в странах Востока, где климат не позволяет выращивать овощи и некоторые фрукты. В результате яблоки, выращенные в России, в большом количестве идут не на прилавки наших магазинов, а, например, в арабские страны. Так что иностранные инвесторы готовы инвестировать в российское сельское хозяйство себе же во благо.

Андрей Медведев также посочувствовал жителям Москвы, которым торговые сети предлагают те же яблоки по 150−200 рублей. Нигде такого нет. Максимум по 60, — сказал он.

Но есть еще один вопрос все той же продовольственной безопасности — семена. На территории России практически не производятся семена овощей, их приходится закупать в других странах. Как напомнил Дмитрий Васин, семенные станции были развалены в 90-е годы.

— Все семена, поступающие из-за рубежа, особенно томаты, баклажаны, перец, еще некоторые овощные, всего 43 вида, проходят экспертизу на ГМО. Только после этого они запускаются в обращение, — заверил он.

И, тем не менее, вопрос семенного фонда — это серьезный вопрос продовольственной безопасности. Не зря же так берегли уникальную Коллекцию семян культурных растений Вавилова.

Для обеспечения сегодняшней продовольственной безопасности России, судя по всему, Вавиловых и Тимирязевых не хватает. А чиновникам и торговым сетям, что «Антоновка», что «Белый налив». Всё одно — яблоко.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора