Россия оказалась слабым местом Трампа

Русранд 29.08.2018 19:29 | Политика 35

Американское общественное мнение расколото по поводу мер против нашей державы. Но едино в том, что она — враг.

На подходе новые антироссийские санкции и ожидание в ближайшие месяцы чего-то гораздо большего, а у главы Соединенных Штатов — очередная порция внутренних проблем, толкуемых как шажок к импичменту. До которого, впрочем, все еще далеко.

Несмотря на то, что именно в правление Трампа раскол между РФ и США неуклонно растет, Путин воспринимает его как человека, с которым стоит снова и снова встречаться и говорить.

Очередная беседа между ними предполагается осенью в Сингапуре. А Трамп, осыпая похвалами свою деятельность, раз за разом упоминает среди ее «грандиозных успехов» хельсинкскую встречу с Путиным.

Отношения между государствами ухудшаются, а между вождями — крепнут. Может ли эта взаимная человеческая приязнь конвертироваться во что-нибудь политически ощутимое? Чтобы ответить, надо представлять, какого обхождения с Россией ждет американское общественное мнение и насколько в эти ожидания укладываются действия Трампа.

В первом приближении об этом можно узнать из августовских замеров компании Gallup.

Кстати, один из них стал у нас в последние дни очень популярным, поскольку выявил в США большинство (58%) относительных миролюбцев — тех, кто предпочитает «продолжать попытки улучшить отношения с Россией». О необходимости «жестких дипломатических и экономических мер против России» при этом заявили лишь 36% опрошенных.

Можно подумать, что Трамп и американское общественное мнение дуют в одну дуду, а санкции, вроде как не поддерживаемые ни президентом, ни рядовыми американцами, возникают непонятно откуда. Но это лишь продукт не совсем внимательного чтения гэллаповского отчета. В действительности респондентам был предложен выбор не между двумя разными курсами, а между тем, какой из них «важнее» — санкции или продолжение попыток помириться. Так что большинство опрошенных отвергает не санкции как таковые, а только опору на них как на главный инструмент в американо-российских отношениях. А в качестве неглавного — почему бы и нет? При этом основной проблемой между двумя державами общественное мнение США считает предполагаемое вмешательство России в президентские выборы 2016 года. В соотношении 75% против 16% американцы уверены, что такое вмешательство было. Редко по какому вопросу нынешняя расколотая Америка так единодушна.

Различия проявляются только в важном нюансе. Из вышеупомянутых трех четвертей 39% опрошенных полагают, что это вмешательство изменило результат выборов, а 36% — что оно было, но не изменило. Понятно, что сторонники демократов почти поголовно входят в первую группу, а республиканские избиратели — во вторую. Ведь иначе республиканцам пришлось бы признать, что победа Трампа — ненастоящая. Демократы-то уверены, что она именно такова.

Теперь станет легче понять, как в США на самом деле относятся к трамповой дипломатии на российском участке.

В оценках девяти главных направлений политики Трампа его российский курс оказался самым непопулярным из всех (35% опрошенных его одобряют, 61% — нет).

«В экономике — сила Трампа, в России и в экологии — его слабость», — замечает Gallup.

И в самом деле. При неважном, но далеко не кошмарном отношении тамошней публики к работе Трампа в целом (42% американцев ее одобряют, а 51% — нет), именно экономика — важнейший его козырь. Это единственное направление, на котором действия нынешнего президента поддерживают большинство (50% против 47%). Кстати, упомянутое недовольство его отношением к экологии — обратная сторона этого успеха, ведь отменяя мешающие инвестициям и экономическому росту административные регламентации, администрация Трампа уменьшает и число природоохранных предписаний.

На втором месте по популярности — северокорейские деяния Трампа (которые одобряют 46% опрошенных и не одобряют 50%). В начале года пропорция была для него заметно хуже. Не возьмусь предсказывать реальную отдачу, но как пиар-мероприятие июньская встреча с Кимом до сих пор приносит ему очки.

Дальше среди направлений по убывающей идут: внешняя политика, внешнеторговая политика (оценки которой резко ухудшились в последние месяцы из-за торговых войн), образование, иммиграция, на предпоследнем месте — экология, и, наконец, на последнем — отношения с Россией. Причем по сравнению с оценками полугодовой давности уровень одобрения, изначально низкий, еще и слегка уменьшился: в феврале российскую политику Трампа поддерживали 37% опрошенных — на 2% больше, чем сейчас. Подтвердились предположения, что хельсинкская встреча с Путиным не стала для американской стороны удачной даже в пиар-смысле. Российский курс Трампа осуждают 91% сторонников Демократической партии и 65% из тех, кто называет себя независимыми. Второе в данном случае, может быть, важнее первого. Не говоря о том, что вместе взятые они составляют уверенное большинство американцев. 

Среди сторонников Республиканской партии соотношение поддерживающих и не поддерживающих составляет 74% к 24%, и это единственное направление политики, по которому даже среди верных избирателей Трампа находится заметная доля критиков.

Выводов из всего вышесказанного два.

Первый. Возможности для дипломатического и несанкционного выхода из конфликта двух держав есть. В нынешней американской общественной атмосфере он еще остается приемлемым. Но для этого из Вашингтона должна исходить дипломатия другого стиля, а из Москвы — хоть какая-то. Сейчас ее вообще нет.

И второй. Политика, стержнем которой являются только личные отношения Трампа и Путина, бесперспективна, поскольку не имеет базы в США и уже по одной этой причине регулярно приводила и будет приводить американского лидера к отречениям от любых якобы достигнутых в этих рамках сделок.

Сергей Шелин

Источник


Автор Сергей Григорьевич Шелин — политический аналитик, журналист, обозреватель ИА «Росбалт».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора