Россия в третий раз выводит войска из Сирии

Русранд 19.12.2017 0:51 | Политика 253

Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, востоковед, политолог, доктор исторических наук.

Фото: Путин на авиабазе в Хмеймиме.

«Внезапно» посетивший российскую базу в сирийском Хмеймиме Владимир Путин отдал приказ о выводе российской группировки войск из этой страны.

Еще две недели до визита Путина соответствующие российские службы начали активно готовить авиабазу в Хмеймиме к «посещению особо важных лиц», но, как водится, до конца выдерживая режим секретности.

Отчего и подразделения сил специальных операций, чистивших в эти дни окрестности, и командование авиабазой — до последнего были уверены, что речь идет о встрече Башара Асада и Сергея Шойгу.

Действительность оказалась куда монументальнее. Сначала на авиабазу действительно прибыли российский министр обороны и сирийский президент. А вот спустя некоторое время к ним от приземлившегося на аэродроме первого борта России лихо подъехал УАЗ, в котором находился Сам — Верховный главнокомандующий Владимир Путин.

Который, приняв рапорт от генерала Сергея Суровикина, сообщил всему миру о начале очередного завершения российской экспедиции в Сирию. Ну и не забыв, разумеется, строго пригрозить террористам. Дескать, «если вновь поднимут голову, то мы нанесём по ним такие удары, которых они пока и не видели».

Присутствующие при этом сольном выступлении российского Верховного согласно кивали головами на каждое произнесенное слово. Шойгу и Суровикин — в силу субординации, Асад — по причине того, что ему не оставалось ничего другого, а имеющиеся у него соображения по этому поводу вообще мало кого волновали. На март следующего года в России намечены очередные выборы президента Владимира Путина, а потому позиция какого-то там «туземного» политика, контролирующего лишь часть Сирии — мало кому в Кремле интересна, тут совсем другие ставки и расклады. Бурно аплодировать завершению «экспедиции Москвы в Сирию» мешают сразу несколько обстоятельств.

Во-первых, о сокращении контингента российских вооруженных сил в этой стране — и вновь по причине выполнения всех поставленных перед ним задач — объявляется за последние два года уже во второй раз.

Во-вторых, ни одна военная операция позднего СССР и современной России за последние тридцать лет не была окутана пеленой секретности и неточности больше, чем сирийская. Мы с точностью до сотни человек знаем, сколько задействовано на территории этой страны иранских парамилитаров, а также американских и турецких военнослужащих. А вот сколько там российских «ихтамнетов» как входящих в состав пятого армейского корпуса армейцев и спецназовцев ССО РФ, так и сотрудников частной военной компании «Вагнер» — тайна великая есть. Кроме того, уже заявлено, что на территории Сирии останутся две российские базы — авиационная в Хмеймиме и флотская в Тартусе.

российские военные во время парада на авиабазе в Хмеймиме

А поэтому совершенно непонятно: вывод 23 самолетов, вертолетного звена, неких «подразделений» военной полиции, причем явно не всего передислоцированного туда батальона, саперов и госпиталя — это большинство, половина или вообще лишь некоторая часть российских военнослужащих, находившихся в этой стране?

В-третьих, терзают смутные сомнения — а согласован ли данный шаг Москвы с партнерами по «оси», Анкарой и Тегераном? Эвакуация морским путем российской военной техники из Сирии началась еще в конце ноября. В начале декабря в сирийском воздушном пространстве начали с необычайной активностью «резвиться» израильские ВВС, и в это же время начали поступать сообщения о столкновениях турецких военных и союзных им группировок местной оппозиции с сирийскими курдами, в частности — в Африне. Причем, Россия полностью проигнорировала атаки израильской авиации на объекты близ Дамаска, а Анкара прямо заявила о том, что Москва сотрудничает с сирийскими филиалами Рабочей партии Курдистана, которая признана в Турции террористической организацией.

Если добавить к этому то, что контроль правительственной армии 98 процентов территории Сирии существует только в воображении пропагандистов из Москвы и Дамаска, что страна-де-факто и уже почти-де-юре поделена на зоны оккупации внешними игроками, то картина получается совсем даже не парадная, и ни о какой российской победе речи идти не может. Все выглядит так, что Москва все дальнейшие проблемы предоставила решать как своим партнерам по виртуальной оси — Анкаре и Тегерану, так и другим внешним игрокам, тем же Штатам, которые своих военнослужащих из Сирии выводить не собираются. Или Израилю, секретные соглашения с которым в отношении Дамаска и иранского присутствия в стране, Москва трепетно и неукоснительно соблюдала с 2012 года. 

Всякий раз с максимальным вниманием относясь к пожеланиям израильской стороны в отношении своего поведения в Сирии, «не замечая» авиаударов по военным объектам правительственной армии и, по мере сил, препятствуя появлению иранцев и Хизбаллы вблизи границ с Израилем.

Словом, сказанное российским президентом на авиабазе Хмеймим — эпизод предвыборной пропаганды, не более того.

Разумеется, ни Совет Федераций, ни Госдума не посмеют задать вопросы о военно-политических итогах «экспедиции в Сирию», ее стоимости для бюджета страны и понесенных в ходе нее человеческих потерях. На вполне законном основании, кстати, поскольку они заранее и совершенно добровольно отказались от возможности эти вопросы задавать, объявив их государственной тайной. И тем самым — развязав Кремлю руки в его «секретной дипломатии на Ближнем Востоке.

Игорь Панкратенко

Источник

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина