С кем вы, мастера культуры?

Эль Мюрид 19.02.2018 6:35 | Политика 171

Россия выступит на стороне Израиля, если Иран нападет на него, сообщил в интервью Times of Israel заместитель российского посла в Тель-Авиве Леонид Фролов. Это заявление дипломат сделал через несколько дней после инцидента с дроном на сирийско-израильской границе. «В случае агрессии в отношении Израиля не только Соединенные Штаты будут на стороне Израиля — Россия тоже встанет на его сторону. Многие наши соотечественники живут здесь, в Израиле, и Израиль в целом дружелюбная страна, и, таким образом, мы не позволим никакую агрессию против него», — заявил дипломат.

Естественно, что официальное лицо, а тем более дипломат, отсебятину нести не может. На сказанное он получил санкцию, причем скорее всего, ему прямо было приказано озвучить эту позицию.

Побудительные мотивы заявления тоже, в общем-то, очевидны.

Сирийская война ведется довольно большим числом участников, причем сама Сирия в этой войне — больше территориальное образование, чем ее участник и субъект. Театр военных действий. Формально существует две коалиции, которые (опять же формально) были созданы для борьбы с ИГИЛ. Под этой вывеской решались, конечно, совершенно иные вопросы, но беда в том, что ИГИЛ удалось победить до того, как эти вопросы были решены. Хотя, пожалуй, как раз США успели синхронизировать победу над ИГИЛ с решением своей собственной программы-минимум.

Теперь перед обеими коалициями возникает проблема: чем обосновать своё присутствие в Сирии и главное — как теперь переконфигурировать сочетания коалиций, чтобы продолжить решение тех задач, которые и вынудили их войти в эту войну.

В таких условиях неизбежно предательство по отношению к якобы союзникам.

Кремль не имеет к реальной цели, которая вовлекла Иран в эту войну, никакого отношения. У Кремля своя задача: принуждение Турции к условиям прокладки Турецкого потока. В определенной степени она стыковалась с интересами Ирана, который тоже воевал с антиасадовскими «умеренными», потому что именно они, а не ИГИЛ, являлись критической угрозой для режима Асада. И правительство «умеренных» в любом своем виде вышвырнет Иран из Сирии и разорвет «шиитский пояс», связывающий Иран с Ливаном и Хезболлой. Здесь интересы сошлись.

Парадокс российско-иранской коалиции в том, что в ней (опять же формально) принимает участие и Турция, которая решает предельно конкретную задачу: создание непреодолимого буферного барьера между курдами Сирии и турецкой территорией. И в этом смысле вражда Ирана и США, которые разведены по разным лагерям, туркам выгодна, так как США контролируют курдов, удерживающих восточную часть сирийско-турецкой границы. Сами турки здесь не могут ничего сделать, так как есть предел, за который они не могут поставить под сомнение свои союзнические отношения с Америкой.

В этом смысле Турция союзна скорее Ирану, чем России, хотя и Россия, будучи заинтересованной в режиме Асада, объективно является противником курдов в этой войне.

Такое очень шаткое союзничество предполагает его крах в любой момент. По всей видимости, он наступает.

Основной проблемой сирийской войны является невозможность зафиксировать какие-либо ее результаты ввиду наличия избыточного числа противоречий и участников. Поэтому, исключив ИГИЛ, как неопределенный фактор конфликта, теперь обе коалиции обязаны выбрать новую жертву, которую будут исключать из числа участников этой войны. Выбор невелик: Кремль или Тегеран.

Вовремя предать — это предвидеть, как известно. По всей видимости, Кремль вынужденно идет на предательство Ирана, хотя и будет пытаться что-либо выторговать за него. Другой вопрос, что для торговли его позиции крайне слабы. Недавний разгром частных военных продемонстрировал, что «на земле» и против регулярного противника Кремлю просто нечего противопоставить. А потому предательство предлагается совершить просто так. Либо — вместо Ирана вначале вынесут в одну калитку именно Кремль, что скажем откровенно, как раз проблемы не представляет ни для кого — ни для Турции, контролирующей Босфор, ни для США, которые «могут повторить».

Это не исключает того, что Кремль будет кочевряжиться и продолжать пытаться торговать, а значит, в ход могут пойти какие-то новые авантюры, подобные хишамской. Но пока понятно лишь одно: сирийская война не может продолжаться в текущем формате, его нужно менять. Как именно он изменится, сказать сложно, но очевидно, что деваться уже некуда.

Проблема, естественно, никуда не девается: режим Асада держится на иранских штыках. 100-тысячная группировка про-иранских наемников из Хезболлы, Фатимиюна, Зейнабиюна, шиитских формирований из Ирака — это единственное, что удерживает режим от «схлопывания». Наивно полагать, что 20 российских самолетов смогут ее адекватно заменить.

5 армейский корпус, который пытается сформировать Кремль, изначально задумывался, как замена иранским прокси, однако полноценно подготовить это соединение так и не удалось. 5 корпус существует, но никаких особых достижений за ним нет и, похоже, не будет. Для полноценной замены Ирану Кремль должен создать «на земле» 100-150 группировку своих прокси, чего он просто не в состоянии сделать. По многим причинам, ресурсным в том числе.

По-видимому, как раз поэтому и было принято решение об усилении позиций Кремля «на земле» с помощью российского пушечного мяса из наемников, однако Хишам показал пределы возможностей такого инструмента.

Тем не менее, деваться Кремлю некуда — цейтнот. «Партнеры» не будут долго ждать: им нужно в ближайшем будущем определяться, кого из двух потенциальных жертв «на выбывание» выбирать. Кремлю предложено определиться: «С кем вы, мастера культуры?» Поэтому и заявление российского дипломата. Ну, а что еще остается делать? Хотя вопрос, а нужна ли Израилю такая сомнительная помощь, безусловно, тоже никуда не девается

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина