«Сергей Нечаев номер два»

Александр Майсурян 2.11.2018 14:47 | История 55

Все пишут об «архангельском смертнике», 17-летнем студенте-анархисте Михаиле Жлобицком (псевдонимы – Валерьян Панов, Сергей Нечаев), напишу и я. Для своей акции он избрал 31 октября, день рождения известного революционера Николая Кибальчича. В последнем сообщении в соцсети, рассказав о планируемом теракте, написал: «Светлого вам будущего анархического коммунизма!». Псевдоним «Нечаев» довольно символичен… В конце концов, всё революционное движение – народовольчество, потом марксизм – начинались в России полтора века назад с этого имени. Что же, снова с той же точки?

Есть разное отношение к поступку нового «Нечаева». Есть осуждение справа – тут всё понятно. Для примера, вот высказывание лидера движения «Двуглавый орёл» Леонида Решетникова: «Левые будут, никуда не денешься от этого. Но сейчас складывается ситуация, что они не минимальное меньшинство. Что вот эта атмосфера радикализма в их требованиях растёт семимильными шагами. А она ещё и растёт потому, что и в семьях нет этого понимания. Одно дело, ты воспитываешься в семье, где понимают, что такое терроризм, что такое убийство. Переименовать улицу Войкова или нет? Ну, а что, мы уже привыкли. Но он же цареубийца. Ну и что, ну, мы привыкли. Да он же осуществлял красный террор. Ну, пусть будет. И мальчик растёт в этой атмосфере.»

То есть виноваты в происшедшем… улицы Войкова, которые движение «Двуглавый орёл» уже давно и страстно пытается переименовать по всей стране. Тут всё понятно: кто о чём, а вшивый – о бане монархисты – об улицах Войкова.

Кроме осуждения справа, есть и сочувствие… тоже справа. Точнее – со стороны либералов, особенно находящихся за пределами России. И тут ничего нового нет. Сто с лишним лет назад самыми большими сочувственниками эсеровского террора были либералы. Их позиция сводилась к известной фразе, обращённой к властям: «Дайте конституцию, а то он (эсер) будет стрелять!». Время длительной встречи в Лондоне с В. И. Лениным в 1903 году лидер российских либералов П. Н. Милюков потратил главным образом на то, чтобы убедить Ленина поддержать эсеровский террор. По словам марксиста Николая Алексеева, Милюков очень упрекал Владимира Ильича за осуждение террора – «уверял нас, что ещё один-два удачных террористических акта – и мы получим конституцию…». Сам Милюков вспоминал эту встречу с некоторым раздражением: «Я виделся с ним в 1903 году в Лондоне в его убогой келье… Спор оказался бесполезным. Ленин всё долбил своё, тяжело шагая по аргументам противника».

А что «долбил» Ильич в разговоре с Милюковым? Мы можем судить об этом по его более раннему спору с младшим братом Дмитрием, когда тот предложил ему:
– У нас очень много товарищей, старых, известных нам, почему не взяться и не создать террористической организации?

– А для чего это нужно? – возразил Владимир. – Предположим, удалось бы покушение, удалось бы убить царя, а какое это имеет значение?
– Как какое значение, – изумился Дмитрий, – оказало бы громадное влияние на общество.

– На какое общество? Какое ты общество имеешь в виду? Это то общество либеральное, которое играет в картишки и кушает севрюгу под хреном и мечтает о куцей конституции? Это общество ты имеешь в виду? Это общество не должно тебя интересовать, оно нам не интересно, мы должны думать о рабочем человеке, о рабочем общественном мнении. Вот Карл Маркс в Западной Европе стал во главе рабочего класса именно потому, что рабочие — это самый революционный элемент капиталистического строя.


Олег Вишняков. Братья

Но тогда, спрашивается, какой должна быть формула нынешнего отношения марксистов к акции «нового Нечаева»? Не думаю, что она должна быть такой:

Отношение марксистов к подобным акциям хорошо разъяснил В. И. Ленин в своей статье «О происшествии с королём португальским» (найти её в сети можно без труда). Прочитав статью, нетрудно сделать вывод, что Леонид Ильич в этом вопросе… очень далеко отошёл от позиции Владимира Ильича.

Между прочим, одна из причин неподдержки марксистами индивидуального террора заключалась в том, что подобная тактика борьбы вольно или невольно вырабатывала соответствующую мелкобуржуазную психологию: культ «критически мыслящей личности», «героя-одиночки», который якобы творит историю без масс и помимо масс.

Это пренебрежительное отношение к массовой борьбе сыграло чрезвычайно дурную шутку с эсерами в 1917-1918 годах. Сначала оно подвело правых эсеров, которые после Февраля стали ненадолго самой массовой партией России (более миллиона человек!), но оторвались от народа, и вообразили, что могут творить историю без него и даже против его воли. А затем, летом 1918 года, это мелкобуржуазное сознание сыграло такую же дурную шутку и с левыми эсерами, которые тоже вообразили, что могут заставить народ воевать с Германией, когда он этого не хочет.

Так что не стоит повторять ошибок прошлого. Не стоит таскать каштаны из огня для «общества либерального, которое играет в картишки и кушает севрюгу под хреном и мечтает о куцей конституции».

А в общем…


Пётр Белоусов. «Мы пойдём другим путём». 1951

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора