Симург

Иннокентий Полтораки 5.01.2019 16:44 | Общество 36

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Рождественская сказка …

1.Скоро сказка сказывается… У Борхеса есть замечательная новелла «Симург». Она короткая, так что имеет смысл воспроизвести ее полностью, не рискуя утомить непоседливого читателя:

«Симург — бессмертная птица, гнездящаяся в ветвях Древа Познания. Бертон приравнивает ее к скандинавскому орлу, который, согласно Младшей Эдде, наделен всезнанием и гнездится в ветвях Вселенского Древа, называемого Иггдрасиль.

В «Талаба» (1801) Саути и в «Искушении святого Антония» (1874) Флобера упоминается Симург Анка. Флобер низводит его до положения слуги королевы Белкис и описывает как птицу с оранжевым металлическим оперением, с человеческой головкой, с четырьмя крыльями, ястребиными когтями и огромным павлиньим хвостом. В первоисточниках Симург — особа более важная. Фирдоуси в «Книге о царях», где собраны и переложены в стихи древние иранские легенды, называет его приемным отцом Заля, отца героя его поэмы. Фарид-ад-Дин Аттар в XIII веке возвышает его до символа или образа божественности. Это изложено в «Мантик-аль-Тайр» («Беседе птиц»). Содержание аллегории, состоящей из примерно четырех с половиной тысяч двустиший, прелюбопытно.

Обитающий где-то далеко царь птиц Симург роняет в центре Китая великолепное перо; птицы, которым постыли раздоры, решают отыскать его. Они знают, что имя царя означает «тридцать птиц», знают, что его дворец находится на Кафе, горе, или горной кольцевидной гряде, окружающей землю. Вначале некоторые птицы выказывают малодушие: соловей ссылается на свою любовь к розе; попугай — на свою красоту, ради которой он должен жить в клетке; куропатка не может расстаться со своими холмами, цапля — с болотами и сова — с развалинами. В конце концов они пускаются в дерзновенное это путешествие; преодолевают семь долин или морей; название предпоследнего из них «Головокружение», последнего — «Уничтожение». Многие паломники дезертируют, другие погибают при перелете. Тридцать же, достигших благодаря своим трудам очищения, опускаются на гору Симурга. Наконец они ее узрели, и тут они понимают, что они-то и есть «Симург» и что «Симург» — это каждая из них и все они вместе.

Космограф Аль Казвини в своих «Чудесах творения» утверждает, что Симург Анка живет семьсот лет, и когда у него подрастает сын, отец разжигает костер и бросается в огонь. Как отмечает Лейн, это напоминает легенду о Фениксе». 

2. Странствия сказки. Прежде всего отметим, что сюжет этой притчи весьма распространен в евразийской мифологии. Исполинская вещая птица древнеиранских мифов, тюркских народов Средней Азии и башкир, царь птиц, Симург изображался фантастическим крылатым существом с головой и лапами пса, покрытым рыбьей чешуей, что показывало его власть на земле, в воздухе и в воде. Его яркое оперение затмевало блеск перьев фазана и павлина. Симурга наделяли способностью исцелять, иногда он выступал орудием судьбы и ему приписывали бессмертие. Он был свидетелем троекратной гибели мира и знал все обо всех временах, прошлых и грядущих. Симург велик и могуч — здесь просматривается аналогия с гигантской птицей Рух и божественной птицей древнеиндийских мифов Гарудой. Подобно мифическому Фениксу и волшебной птице мусульман Анке Симург живет от 700 до 2000 лет. Дождавшись же, когда у него подрастет птенец, он бросается в пламя и сжигает себя на погребальном костре. В период существования арийской общности и после обособления иранцев Симург мыслился как гигантский мифологический орел. Миф о Симурге заимствован у персов тюркскими народами Средней Азии, башкирами и татарами. У узбеков она называется Семург, у казахов — Самурык, у татар — Семруг, у башкир — Самрау.

По распространенной гипотезе, к скифо-сарматской версии Симурга восходит имя древнерусского языческого бога Симаргла. Согласно «Повести временных лет», его идол, наряду с Перуном и другими божествами, был установлен в Киеве по указанию Владимира Святославича в рамках «языческой реформы» накануне крещения Руси.

Историк И.Е. Забелин полагал, что Сим и Регл —​слова ассирийские, обозначают поклонение огню. Эти божества заимствованы русскими от обитателей Киммерийского Боспора и южного Черноморья. Сим и Регл известны по древнегреческой надписи Понтийской царицы Комосарии (II или III в. до н.э.), открытой в древней Тмутаракани, на Таманском полуострове. Наконец, слово Симаргл толкуют как Семи-Ярило, предполагая, что здесь имеется в виду идол Ярилы с семью головами. Но Б.А. Рыбаков настаивал, что Симаргл имел внешний облик «собако-птицы» или, может быть, грифона. Действительно, крылатые псы в окружении растительного орнамента — очень распространённый сюжет русского прикладного искусства XI—XII вв. Археологи находят браслеты, подвески, имеющие форму крылатой собаки; даже на воротах одного из суздальских храмов вырезаны эти мифические существа!

3. Сказка — ложь, да в ней намек. В предыдущем эпизоде мы позволили себе маленький исторический экскурс с одной целью: показать, что широко обнародованный Борхесом миф имеет богатую историю и географию. Это дает нам основания полагать, что он несет в себе важное архетипическое значение, в котором, возможно, зашифровано и будущее человечества. Ну или его евразийской части.

Итак, о чем говорит эта притча? Что раздоры и междоусобица преодолеваются в обществе переходом в качественно новое состояние — в Соборную Личность. Однако, обретение этого состояния требует колоссальных усилий и подвига. Важно подчеркнуть: коллективных усилий! Одна только подготовка к полету требует от будущих паломников изрядного напряжения духовных сил: ради какой-то мифической (утопической — подсказывают читатели-«реалисты») надо отказаться от того, что «реально, грубо, зримо»: от старых привычек, уютного комфортного мирка, от всего «нажитого непосильным трудом». Сам полет говорит не только о трудности и долговременности предприятия — но это также преодоление местечковости, кропотливое обретение навыков общинного соработничества, в процессе которого птичий базар превращается в единую стаю.

Важное символическое значение имеет аллюзия с птицей Феникс. Ее грозное участие в легенде символизирует, что ничто не дается навечно. Однажды обретенная соборность может вдруг и нелепо развалиться, рассыпаться подобно Вавилонской башне. И наша история дает тому немало поучительных примеров, последний из которых — разрушение СССР — еще свеж в памяти.

Но «всякое приобретение —потеря, всякая потеря — приобретение». Птицы сорвались в отчаянную авантюру только на основании слухов: что, де, где-то в Китае Симург обронил перо… Мы в отличие от наших пернатых собратьев находимся в более выгодном положении: мы хорошо знаем и пока твердо помним, что Симург возможен на 1/6 части суши! Мы даже были ею… к сожалению, не сознавая своей завидной участи.

Или… не вполне ею? И тут нам в помощь еще одно указание от притчи. Цель полета была вполне конкретной и даже каким-то образом заранее известной: горы Каф. Возможно, что в последнем нашем полете мы ошиблись лишь в одном — в пункте назначения, промахнулись с горой… Что ж, впредь нам наука, что нельзя полагаться только на себя, но следует почаще доверяться «навигатору» в руце Божией.

Итак, соберемся ли мы вновь в опасные поиски таинственного и чаемого Царя? Поймем ли, что Царь —это мы, только в новом, Соборном, качестве? Не означают ли гвалт и жаркие холивары на форумах (птичьих базарах?), что мы созрели для полета? Готовы ли мы, наконец, ради великой цели пожертвовать уютными гнездышками с пестрыми побрякушками?

Андрей Костерин, блогер, г. Владимир

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц