Слово и дело

А. Леонидов-Филиппов 10.02.2019 16:11 | Общество 39

​Везде, где люди думают, они начинают думать и о том, чем мы (т.е. они) отличаются от животных. Они неизбежно (и это повод для сдержанного исторического оптимизма) начинают спрашивать себя – а в чём отличие человеческого общества от мира животных, социума от джунглей, человека от зверя? Плодом этих раздумий является выделение звериных черт, общих для всего живого, и специфически-человеческих, таких, которые у животных не встречаются. Вот, к примеру, наши сексуальные влечения – они же вполне себе животные в своей основе, ими не удивишь ни кошку, ни собаку, ни медведей. Но секс у людей обставлен рядом ограничений – и думающему человеку очень интересно узнать, что за природа у этих ограничений? Откуда они взялись и почему? Почему их нет у животных, но они есть у людей?

Они продукт поповского мракобесия, продукт предрассудков тёмных людей, который «снимается» просвещением и широтой взглядов? Почему же тогда у животных их нет, как и у не в меру «просвещённых» (растленных)? Получается, самый «просвещённый» и «раскованный», «без комплексов» — тождественен животному?! Странновато, мягко говоря…

Понятно, что у человеческого общества есть (и не может не быть) ряд сходств с животным миром, с зоопсихологией. Но понятно и то, что всё человеческое общество (пока оно не совсем либерально-рыночное) свести к животному миру, к зоологической простоте – невозможно.

Обманчивость слова «социализм» заключается в том, что он слеплен из основных требований цивилизации, как таковой, и разного рода предрассудков конкретной эпохи. Потому понятие «социализм» и является сложно-составной химерой. Правда же в том, что есть некие общие, единые для всей истории, базовые требования человечности, противостоящей животному миру, выделяющие человека из животного мира. И есть маразмы конкретных политических сил, вождей и партий, которые в истории не просто слеплены, а сплавлены в горниле с этими общими для цивилизации запросами.

И вот что с нами происходит. Когда мы пытаемся выбросить давно очевидный всем маразм давно канувшей в лету политической группировки – вместе с ним мы выбрасываем и основные, базовые нужды цивилизованного бытия. А когда мы пытаемся их вернуть, понимая, что проваливаемся в палеолит – вместе с ними мы вытаскиваем из помойки и сплавленные с ними в сверхвысоких температурах революции маразмы тех или иных вождей, называвших себя социалистами.

Для меня, например, очевидно, что жёсткий атеизм в СССР – это продукт личной свары Ленина со священниками. Я даже не хочу выяснять, кто из них в этой сваре виноват, кто первый начал, кто кого обидел и т.п. Нет уже ни Ленина, ни современных ему священников. Но ленинский оголтелый атеизм вплавился в конструкцию социализма, так, что очень трудно его оттуда выковырять.

Никакого отношения к базовым основам цивилизации атеизм не имеет, конечно – ибо звери ни во что не веруют, но зверями и остаются. Когда мы это поняли (на практике столкнувшись с колоссальным озверением и оскотиниванием миллионов сограждан, через школьный атеизм дошедших до чубайсова цинизма) – выходят лукавые попы, и, сводя давние личные счёты с покойным обидчиком, предлагают:

-Атеизм удаляете? Давайте вместе с ним идею социальной справедливости тоже столкнём в пропасть, они так сплавились, что и не отлепишь!

А нам что делать? Нам атеизм даром не нужен, но не можем же мы – оттого, что он исторически слипся с принципом оплаты по труду – выбросить вместе с ним принцип оплаты по труду!

Если мы выбросим плановую экономику, как нам предлагают либеральные дегенераты – мы ведь (осознайте это!) выбросим саму возможность управлять реальностью средствами разума.

Мы превратимся в беспомощных и жалких, первобытных людишек, которые поклоняются стихиям, не в силах их понять и управлять ими. В людишек, которые вместо установки громоотвода – приносят младенцев в жертву «богу»-громовержцу, надеясь, что он не станет бить молнией…

+++

Ликвидация социализма в том виде, в котором нам её предлагают либеральные дегенераты – означала бы и ликвидацию традиционной для всех исторических обществ морали, традиционных ценностей, ликвидацию науки – как инструмента управления стихийными силами, ликвидацию всего того, что некогда выделило человека из животного мира.

Предлагаемые либералами-рыночниками преобразования очевидным образом ведут нас обратно в первобытную саванну, «закрывают» историю и отдельный «проект «Человек», уравнивают нас с волками и акулами, в итоге – лишат не только письменности (это уже происходит), но и членораздельной речи и прямохождения.

Всякий раз, когда говоришь о общих принципах цивилизации, вмонтированных в социализм – получаешь обезьяньи вопли про «жертвы, репрессии, несвободу, голодомор» и т.п. Священники вставят свои три копейки о разрушении храмов – как будто в храмах есть самоценность, и они хороши в любом обществе.

Ну, и много кто ещё чего вставит – потому что, конечно, борьба со Зверем в человеке дело непростое. Зверь рычит и огрызается на любую попытку его как-то ограничить. Он, Зверь, тоже вмонтирован и вплавлен глубоко в человеческое естество, как и ленинский атеизм в конструкцию реального социализма.

+++

А что, если признать термин «социализм» химерой (существом, составленным из разных частей разных существ), и попытаться сформулировать общие принципы человеческой цивилизации, единые в течение тысячелетий? Так мы пришли к ОТЦ – Общей Теории Цивилизации.

По сути, это попытка отделить идеи социализма от чужеродных примесей в нём, внесённых историей.

Так из чугуна выделяют сталь, отплавляя и выводя шлаки. Исторический социализм (СССР и другие страны социализма) мы принимаем за чугун. То есть мы знаем, что перед нами сплав абсолютной социальной истины – и случайностей. Они слились и перемешались в горниле гражданских и иных войн, но нам нужна сталь, сокрытая в чугуне, а не сам чугун.

Расчёт на то, что у цивилизации гораздо больше сторонников, чем у исторического социализма. Мало кто выйдет и честно скажет – мол, я за ликвидацию 5 тыс лет социального и научно-технического прогресса, за полную свободу первобытных людей! Большинство, и даже подавляющее большинство оппонентов согласятся с нами поискать в 5 тыс. лет истории ЕДИНЫЕ ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ, и ЕДИНУЮ ЛОГИКУ ВОСХОЖДЕНИЯ, которые свойственны любому цивилизованному обществу.

Такая работа могла бы реабилитировать социализм даже в кругах его яростных отрицателей. Ведь их отрицание выстроено на придирках к случайным примесям, оказавшимся в «чугуне» кроме «стали».

Так ведь и нам эти примеси тоже не нужны, придирайтесь к ним сколько угодно!

Нам-то интересно другое: в социализме оказались сконцентрированы (помимо прочего, малоинтересного) все основные признаки, отличающие человека от животного. Это и объясняет непобедимость и непотопляемость социалистических идей: везде, где люди думают, они думают и над своими отличиями от животных. А везде, где они выделяют свои отличия от животных – они выделяют и социализм из первобытной стихии свободного рынка.

Многих это пугает. Во вторник, 5 февраля, выступая перед объединенным Конгрессом с посланием о положении страны, президент Трамп сделал беспрецедентное заявление:

«Здесь, в Соединенных Штатах, мы встревожены новыми призывами построить социализм в нашей стране. Америка была основана на принципах свободы и независимости, а не принуждения, господства и контроля со стороны государства. Мы рождены свободными и останемся свободными».

Речь идёт о 2019 годе, СССР-1 давно в могиле, почему же на уровне президента Империи Зла снова обсуждается «красная угроза»?

Ответ прост: потому что люди думают. Их можно сколько угодно пугать мифами о «кровавом Сталине», который, по версии США, «убил всех», и они будут искренне трепетать от ужаса при имени Сталин… Это прививка от социализма, но её действие неумолимо кончается.

Люди говорят (потому что думают):

– «Ладно, мы поняли, Сталин и всё такое, но… Как же, к примеру с принципами общей справедливости… Без Сталина, а вообще, применительно к нашему времени? Что ж нам совсем слово такое запретить – справедливость? А на чём тогда строить законодательство? Как и какие могут быть законы в обществе, которое отрицает справедливость даже на теоретическом уровне?! Как наука – чистая, фундаментальная, беспартийная – станет искать правду, если правды нет? А если правда есть – то есть и те, кто «с правдой» — вот вам снова выпрыгнуло это словечко, «с-праведливость»…

Какая-то абсурдная несвоевременность заявления Трампа заключается ещё и в том, что, пожалуй, впервые за всю практику таких посланий президент обращает внимание на рост социалистических настроений в США – признанном бастионе либерализма. США отвергали социализм – когда он восходил и напирал. Они его разрушили, сравняли с землёй, яростно затоптали – для чего? Чтобы самим поднять его знамя?!

Именно в пост-советские годы в Америке вдруг появились «демократические социалисты». Их там никогда не было. И вдруг! Два представителя «открыто-социалистической ориентации» попали на последних выборах в Конгресс, хотя мы знаем, что такое американские выборы, какая это большая профанация народного волеизъявления…

Полевела Демократическая партия в США. Но самый «предательский» удар нанесла в спину либералам научная среда в американских университетах, которая, как жалуются либералы:

«пропиталась левацкой пропагандой и, как следствие, нетерпимостью к инакомыслию»[1].

Ещё совсем недавно признанный лидер американских социалистов и при этом сенатор США Берни Сандерс боролся за звание кандидата в президенты США и был в шаге от победы.

«Я пришел в ужас» — заявил колумнист Forbes по итогам соцопроса, показавшего популярность идей социализма у молодежи в США. Дело было в январе 2018 года[2]. Сколько лет уже отсутствует «красная машина» советской пропаганды? Сколько лет уже «рука Москвы» вместо капиталистов душит противников капитализма? И вот итог, ужаснувший человека из Forbes: согласно опросу общественного мнения, проведенного компанией Гэллап, большинство американской молодежи хотели бы жить при социализме. За изменение экономического уклада высказались 51% респондентов в возрасте от 18 до 29 лет.

Почему? Ещё раз повторяю: там, где люди думают – они думают и о своих отличиях от животных. Там, где люди задумались, чем они отличаются от животных, а социум от тайги – там проклёвываются в том или ином виде идеи социализма.

Точнее (с нашей точки зрения) сокрытой в социализме ОТЦ, базовых основ цивилизованного существования и цивилизованных взаимоотношений между людьми, базовых основ рассудка и рациональности[3]. Человека к социализму (точнее, теории цивилизации) влечёт его нежелание становиться зверем и сумасшедшим.

Либералы, осатанев, ловят такого человека за фалды и требуют, чтобы он вернулся в джунгли и в дурдом свободного рынка:

«Такие настроения были актуальны и понятны 100 лет назад, когда эксперимент с коллективизмом – социалистическим и фашистским – только входил в моду. Еще никто не представлял себе тогда, к чему это все приведет и какими жертвами и потерями закончится»[4].

Брызжа слюной пещерного антисоветизма, они визжат:

«непонятны эти настроения в настоящее время, после того, как социализм, обернувшийся репрессиями и отсталостью, доказал свою несостоятельность и нежизнеспособность»[5].

Перевожу с либерального на человеческий: «как вы смеете мечтать о кораблях – когда уже столько людей утонули в море?! Как вы смеете проектировать авиацию – когда столько отважных лётчиков насмерть разбились?! Как вы можете думать об автомобилизации – если столько людей погибают ежегодно в автокатастрофах» и т.п.

Мечтать нельзя. Надо вечно и неизменно вращаться в круге животного рыночного каннибализма, как это делают «…львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы, обитавшие в воде, морские звезды и те, которых нельзя было видеть глазом,— словом, все жизни, свершив печальный круг»[6] вечного застоя циклической неизменности.

При всём моём крайнем пессимизме в отношении истории и человека, мне кажется, что человек так не сможет.

Не может он быть таким же замкнутым в рыночную неизменность, как львы и куропатки, гуси и пауки. Он далеко не всегда доброе, разъеденное первородным грехом существо, но всё же свести его к животному, миллионы лет лишь повторяющему опыт предков, невозможно, немыслимо.

+++

Сегодня «демократические социалисты», сильно ушибленные бредом Солженицына и ядовитой ложью Хрущева — говорят о том, что они признают права человека и осуждают то, что «творилось в соцстранах». Но это не новая ступень социализма, а наоборот, его первая ступень, говорю как историк.

Социализм и в прежние века рождался в розовых пелёнах ненасилия, умилённого миссионерского щебета, в улыбках и тёплых руках. Он по самой своей природе не может родиться сразу с ГУЛАГом. Он всегда вначале бормочет про всеобщую любовь и слезинку ребёнка. Это – его, социализма, младенческий лепет.

Добрый человек надеется усовестить злого. Видя, как злой истязает ребёнка или женщину, глумится над беззащитным стариком, попирает законы божьи и человеческие – добрый всегда сперва начинает щебетать проповеди, призывать умилённо поплакать, «оставить злодейство» и пожалеть жертву.

Момент истины наступает тогда, когда злодей отказывается слушать и слышать проповеди. И вот тут добряк должен для себя решить: добрый он на самом деле или просто равнодушный.

Когда ты не можешь переубедить убийцу, у тебя два пути: убить его или отойти в сторонку. Так социалисты и разделились (и вновь разделятся, уверен) – на социал-демократов и коммунистов. Социал-демократы, верные своем птичьему щебету о недопустимости насилия, отошли в сторонку, не мешая там злу, и не задеваемые злом. Иногда, сильно напуганные Советами, им давали составить правительство – и социал-демократы радостно составляли его, без ГУЛАГа. Потому что им просто дали…

Потом выяснялось, что как им дали – так и обратно за шкирку выставят. Ввели во власть, раскрыв двери, а вывели пинками. Их использовали, пока они, болтуны, были нужны, и выбросили – когда нужда в них отпала. Изгнанные пинками, социал-демократы снова замкнулись в своём углу, и снова принялись за щебет о том, как хорошо было бы, если бы все злые волшебным образом (без насилия) вдруг стали добрыми…

Коммунисты же стали убивать убийц. Они это делали, как могли, как умели, как понимали, естественно, ошибаясь (не ошибается тот, кто ничего не делает). Абсолютное бесплодие социал-демократов (розовых) выявил гитлеризм. Когда фашизм вылуплялся в первый раз (сегодня вылупляется во второй) – социал-демократы кричали и тараторили, как мартышки на деревьях. Вреда им фашизму было столько же, сколько льву от трескотни возмущённых его выходом мартышек[7].

Фашизм встретили коммунисты – «добро с окровавленным топором». Этим окровавленным топором добра Гитлера в прошлый раз и завалили. Ничем иным. Ничем иным его и теперь не завалишь. Мартышки ненасилия и незапятнанного гуманизма могут кидаться в льва с вершин бананами, льва это будет злить, но не более того.

Из чего я, как историк, делаю вывод из тысячелетий истории: с нацизмом нужно работать топором. Фигурным лобзиком лопоухого прекраснодушия его из истории не выпилишь…

+++

Так что теперь, на новом кругу, растущее, как на дрожжах, общество социалистов – за своим игривым левачеством не видит пока очередного призрака коммунизма, и Маркса не поминает, Ленина чурается, от Сталина трепещет. Тот же Берни Сандерс поясняет, что образец социализма, к которому он лично стремится – это «скандинавская модель государства всеобщего благоденствия».

Из чего я делаю вывод, что Берни многого не заметил. Его рассуждения из разряда «лучше быть здоровым, но богатым, чем бедным, но больным». Можно подумать, русские так и мечтали отражать нападения, принимать у себя интервенции, жить в вынужденной бедности и образовавшейся в результате борьбы со злом разрухе!

Нас ведь никто не спрашивает – хотим мы или не хотим, нас жизнь просто ставит перед фактом: вот идёт Гитлер, и можешь ему сдаться за неделю, как Норвегия с её «скандинавским социализмом», а можешь сопротивляться. Будешь драться – имей в виду, жертв и разрушений не избежать…

А позвольте спросить, в каком месте условной анатомии были бы все эти карликовые «скандинавские социализмы», если бы не Россия и не русские? Если бы Россия не подняла сперва над всей планетой знамя справедливости, а потом не отстояла бы его в тяжелейших боях? Кто бы вообще потерпел эти «дома престарелых улучшенной планировки» на планете – без СССР?

К сведению: их сейчас сворачивают. И в Норвегии, и в Швеции, и в Финляндии, и в Дании – идут ультра-либеральные реформы, воцаряется рыночная мгла, их затапливают волны пропущенных Европой варваров-мигрантов. Коренные народы Скандинавии вымирают. Ещё поколение – и мы не услышим не только о «шведском социализме», шведском столе для халявщиков истории, но и о самих шведах…

Пока сенатор Сандерс (не будем отрицать его прекраснодушия) называет «социализмом» халяву, накрывшую столы для народа от лица напуганного большевиками капитализма. Поверьте, испуг акул проходит, а когда он совсем пройдёт (это будет скоро) – мало народам «евросоциализмов» не покажется. С них вычтут и материальные потери вынужденной благотворительности, и моральные издержки – за испуг.

Пока сенатор Сандерс, а с ним и его «социалисты», ищут социализм, они не понимают принципиальной разницы между реальным совладением (кондоминиумом) и простой временной халявой. Можно быть с государством в доле – как советские граждане. А можно просто быть приглашённым к государственному столу поесть – по случаю праздника. Про такое и сказано в детском стишке:

Я звала не навсегда,
И сегодня – не среда…

Несомненно, европейцы при социал-демократах напились-наелись, как дурак на поминках. Что называется, от пуза. Тем труднее теперь европейцам с таким пузом вливаться в конкурентный бег с поджарыми азиатами…

+++

Рассуждая о «глупых совках», рвущихся обратно к социализму, комментатор Александр Ермоленко сетует:

«Просто мы похожи на животных из зоопарка, которых выпустили на волю. Мы не умеем жить на воле, поэтому нам плохо и мы хотим обратно в клетку».

И на это тут же получает возражение:

«На воле, где тебя никто не защищает и может походя порвать любой, кто чуток сильнее или когти подлиннее?»

Лучше и лаконичнее ведь не скажешь. В диалоге отражена метафизика либерала – и метафизика противостояния ему. Либерала постоянно увлекают аналогии с животным миром. А ему постоянно отвечают: «мы не хотим быть животными».

Этим всё сказано и об оголтелых рыночниках, и о тех, кто с ними спорит…


[1] https://thequestion.ru/questions/472975/kogda-mif-o-prelestyakh-kommunizma-i-svetlom-proshlom-sssr-uidut?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

[2] https://nation-news.ru/427902-ya-v-uzhase-51-molodezhi-ssha-ratuet-za-socializm-kolumnist-forbes-o-rezultatakh-oprosa-obshestvennogo-mneniya

[3] Ведь любой холодный разум, даже механический – подтвердит, что излишнее – излишне, а нехватка – болезненна, и разумно переместить вредные для человека излишки туда, где они компенсируют вредную для человека недостаточность. Проще говоря, только лишённый рассудка человек будет поливать лейкой море и оставлять без полива пересохшее поле.

[4] Когда миф о прелестях коммунизма и «светлом прошлом» СССР уйдут? АНДРЕЙ АВРАМЕНКО.

[5] Там же.

[6] Антон Павлович Чехов. Чайка, пьеса.

[7] Не совсем ноль, потому что мартышки своими воплями предупреждают лес о крупном хищнике, помогают зверям попрятаться. На этом их польза, собственно, и исчерпывается.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора