Смена рисунка

Эль Мюрид 18.07.2018 23:11 | Политика 110

Запущенная нахрапом, привычно-цинично и предельно нагло пенсионная «реформа», судя по всему, вынуждает власть на ходу пересматривать процедуру ее протаскивания. То есть, никаких сомнений в том, что повышение пенсионного возраста проведут и в нынешнем сценарии, нет, нет сомнений и в том, что любые волнения, которые могут возникнуть на этом фоне, власть подавит , если потребуется — террористом будет объявлен любой, на кого будет указано.

Однако это, без сомнения, переведет отношения власти и общества на принципиально иной уровень. Если сейчас власть управляет в основном тотальной ложью, пропагандой и пониманием безнадежности системного решения любой проблемы, то после столь откровенного ограбления народа упор придется делать в основном на репрессивные отношения. При этом в России есть серьезная проблема латентного конфликта внутри самой  элиты по принципу «все со всеми». Перевод на новый формат отношений по линии власть-общество может структурировать и внутриэлитные конфликты, создать почву для переворота. На два фронта — с народом и социально близкой  братвой при власти — Кремль воевать не сможет.

Кроме того, нужно учитывать, что Путин на этом сроке решает проблему так называемого «трансферта власти», иначе говоря — как остаться у власти по истечении нынешних шести лет. Никаких других проблем он решать не будет — только эту. Прежний вариант с местоблюстителем, который будет греть место для новых двух сроков, сейчас выглядит совершенно неприемлемым: во-первых, ждать придется уже не четыре, а шесть лет, а кроме того, должность премьера сейчас малопривлекательна — страна находится в полной катастрофе, и через шесть лет вообще неизвестно, что будет происходить. Быть премьером в стране, пребывающей в перманентном хаосе и принимать текущие оперативные решения — нет, на это Путин точно подписываться не будет. Тем более в его возрасте.

«Трансферт» предполагает некую легитимность изменения структуры власти, когда главной должностью в стране станет незаметный пост какого-нибудь регента или каудильо, а президент и премьер превратятся в петрушек. События в Армении показали, что такого рода комбинации чреваты совершенно неожиданными развязками — уж как, казалось, Саргсян держал обстановку в своих руках, но вот не вышло. В принципе, Саргсян мог бы попытаться продавить свое назначение, но он не рискнул отдавать приказ расстреливать народ (или военные отказались это делать). Путин, думается, миндальничать не будет, вопросов нет.

В общем, издержки от принятия людоедского закона об отмене пенсий в России (по факту это именно так — особенно если учесть, что неравномерное развитие по регионам оставляет порядка трети всей территории практически без пенсионеров в случае принятия закона) — эти издержки слишком велики. И приводят к рискам, которые сейчас сложно прогнозировать.

Поэтому, если судить по идущей пока неявно информации, прямо сейчас решается вопрос об изменении сценария. Отменять повышение возраста, естественно, не будут — страна банкрот, дефолт по социальным обязательствам — это все равно вопрос времени. Повышение возраста — тот же дефолт, но проектный. Не повышать — он перейдет в формат стихийного, а это снова риски.

Возникла идея проведения референдума по принятию закона. При том, что население в подавляющем числе категорически против любого повышения пенсионного возраста, всегда возможен вариант, когда итоги референдума вдруг окажутся положительными. Во-первых, банальные фальсификации — как на местах, так и в целом по стране. Система отработана, люди обучены, нужное решение само себя не нарисует.

Во-вторых, мобилизация силового, служивого сословия и работников госкорпорация при сознательной стратегии на создание пассивности среди остальных групп может очень серьезно изменить картину любого голосования. Для этого достаточно сформировать «ядерный» электорат, которому пенсионный возраст не повысят, но при этом мобилизуют на явку на референдум. Остальных правдами и неправдами попросту отсекут от голосования или минимизируют явку. Картина может получиться той, которая требуется.

В итоге на руках у власти будет «народное волеизъявление», тот самый легитимизирующий фактор, против которого не попрешь. Естественно, любой математический анализ в итоге вскроет и фальсификации, и манипуляции — но кого это будет интересовать после того, как все случится.

Говоря проще, референдум — не такая уж провальная с точки зрения власти идея. Правда, в таком случае придется решать кадровый вопрос — кого-то нужно будет назначить ответственным за неправильный подход к «реформе». Медведев — идеальный кандидат. Отношение к нему, конечно, колеблется от пренебрежительного до брезгливого, но если потребуется — то его легко перевести в лютую ненависть, канализировав на этой  фигуре весь негатив от произошедшего. И скорее всего, если будет принято решение о референдуме, это с высокой долей вероятности будет означать конец карьеры самого Медведева. Нет, его, конечно, с почетом проводят на какое-нибудь очень значимое место — в конце концов, бывший президент. Создавать прецедент репрессий в отношении бывшего президента никто не будет — у нас тут не Южная Корея. Но фактически для сброса ненависти отставка Медведева в таком случае будет очень даже технологически оправданной.

Времени остается немного. Буквально месяц-полтора. Если что-то менять в нынешнем сценарии, то в этот период. Могут, конечно, затянуть до последнего дня, как это всегда бывает, но логично ждать, что рисунок кампании по ликвидации пенсионного обеспечения изменят довольно скоро. Слишком высокие издержки никому не нужны, тупое лобовое решение явно не срабатывает так как надо. Значит, его нужно менять.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина