Спасаете Венесуэлу? Российская школа ближе и важнее — спасите её

Платон Беседин Русранд 31.01.2019 20:30 | Общество 1

Кому мы хотим помочь? Дети и учителя — за гранью нервного срыва. Публикация ИА Regnum.

Тут многие всполошились из-за Венесуэлы. Переживают: как там Мадуро? Не падёт ли его режим? Вести из Каракаса переменчивы, в отличие от шпагата Волочковой в саунах, но пока что Мадуро держится. Американцы против него, а Китай — вроде бы за. И наши — российские — тоже нынешний режим в Венесуэле спасают. То специалистов отправят, то кредитов дадут, то ещё чем помогут. Мадуро держится. Пусть и жиголо-революционер Хуан Гуайдо подрасцарапал ему лицо.

Вообще это вполне советская практика — помогать не самым здравствующим странам. Желательно тем, за которые идёт битва с США. Современная Россия занимается чем-то подобным. С куда меньшим, правда, размахом. Ну так и возможности у неё поменьше. Зато долги другим странам мы регулярно щедро прощаем, списываем.

Ясно, что это не альтруизм. И даже не доминирующее желание потягаться за первенство с США и Китаем. К примеру, главная причина спасения Венесуэлы проста: в Каракасе есть серьёзные интересы «Роснефти». Деньги-деньги — дребеденьги. Так что Гуайдо лишь в переносном смысле царапает Мадуро лицо. И пусть не приближается.

А вот в смоленской школе лицо расцарапали буквально — учительница ученику. Как рассказала мать, за то, что тот не доел обед в школьной столовой. «Жри! Жри тут, и быстрее!». Детальнее пусть разбирается Следственный комитет. Но ведь хватает в реальности подобных историй, правда? Когда педагог применяет силу к ученику. Сколько о том писали? Можно сказать — частность. Наверное, так и скажут. У нас и резня в школе Перми, открывшая год 2018-й, тоже была частностью. Не надо обобщать, не надо утрировать — ну и далее в том же духе. Честно сказать, подобное малодушие, нежелание признавать очевидные проблемы порядком достали. Не лукавство даже это — а трусость. Нет-нет, мол, у нас тут всё хорошо. Но на деле история из Смоленска или любая другая подобная — это закономерность, свидетельство того, что в наших школах, детских садах не всё нормально.

Перефразируя рок-классику, the kids aren’t all right. И the teachers aren’t allright тоже. В российских школах не просто зияет дно — из него выпрыгивают черти и разносят всё к своей маменьке.

Не оправдываю учительницу из Смоленска — отнюдь. Вполне возможно, мы имеем дело, что называется, с психическими отклонениями. Но в той обстановке, которую создают для учителей, предрасположенность к ним будет лишь развиваться. Да и здоровому человеку окажется не просто сохранить рассудок.

Учитель в России сегодня — это персонаж трагикомический. И не его в том вина. Нищенские зарплаты, переполненные классы и чудовищнейшая бюрократия. Отчёты, отчёты, отчёты — необходимые лишь для того, чтобы, отыскав в них ошибку, лишить учителя дополнительных выплат. Выживай как хочешь на свою нищенскую зарплату, педагог, — и помни: средних талантов и красоты проститутки зарабатывают за ночь больше. Так их ещё и покажут в прайм-тайм, а вот над тобой посмеются, нищеброд.

И не только материальное унижение, но и моральное. Беда в том, что российского учителя лишили и денег, и самоуважения. Всё построено на том, что школа предоставляет услуги, а следовательно, педагоги в ней — обслуживающий персонал. Правы родители и дети, но не учителя, лишённые системой всяческого авторитета. И как, собственно, преподавать, если думаешь о выживании, а на урок идёшь точно на бой с дикой ордой?

Или вот другая история, тоже из классов. В Кузбассе ученики сельских школ падают в голодные обмороки, потому что их родители не могут оплатить питание. Наши дети, российские, падают в голодные обмороки в школах. Вдумайтесь в это. А школьная еда больше похожа на тюремную баланду. О каком получении знаний тут говорить можно?

Меня всегда искренне изумляла одна вещь: почему едва ли не во все времена в России школьные учителя так паршиво жили? Почему они, по большей части, получали копейки?

В советское время их, правда, грамотами награждали, фильмы снимали, а теперь высмеивают и приглашают на федеральные каналы только из-за желтушной мерзости. Ведь очевидно, что медики и педагоги — это те, кто в первую очередь отвечают за сбережение народа. Учителя — те, кто не только дают знания, но и формируют ребёнка, который проводит с ними много времени. Ваши доводы, что за детей ответственны только родители, оставьте для пивных баров — такой подход изначально противоречит русской традиции. Это вещь заимствованная — и заимствованная бездарно, как многое в России. Даже цитировать Кеннеди о проигрыше за школьной скамьёй не буду — моветон, да и так всё очевидно. С утра до вечера нам рассказывают, что оскоминное светлое будущее скоро наступит — и придут счастье, благосостояние, уют. Но на что всерьёз можно рассчитывать, если жуть происходит в наших школах, где и дети, и учителя — за гранью нервного срыва?

На что можно рассчитывать, если педагоги и медики, получающие деньги от государства, работают за гроши? Почему нам милее менеджеры и проститутки, нежели учителя биологии или истории?

Или и не рассчитывает ни на что никто? А так — языком болтает и дела миллиардные воротит, пока педагоги барахтаются в нищете. Стыдно.

Стоп, а при чём здесь Венесуэла? И «Роснефть»? Да при том, что России нужно хоть чуточку справедливости, а не только all inclusive для условного Сечина. И российская школа куда ближе, чем Венесуэла. Так, может, её спасать перво-наперво будем, а уже затем всех остальных? Если деньги останутся. Мадуро и нефть — это, может, и хорошо, но, определённо, наши учителя и дети куда милее. И роднее уж точно. Только они способны создать жизнеспособное государство. Если то им наконец-то поможет.

Платон Беседин

Источник


Автор Платон Сергеевич Беседин — писатель, литературный критик, публицист, родом из Севастополя. Неоднократно ездил в зону боевых действий в Донбассе с гуманитарными миссиями.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора