Суверенизация

Эль Мюрид 6.05.2018 22:26 | Общество 113

Вчерашнее появление на митинге в Москве уголовных парамилитарных бандформирований ряженых — одно из следствий маниакальной централизации «вертикали управления». Не исключено, что хотели, как лучше, но получилось, естественно, как всегда.

Суть в том, что в начале десятых годов на волне медведевской реформы перименования милиции в полицию милицию общественной безопасности, которая имела то ли двойное, то ли даже тройное подчинение, передали целиком и полностью в федеральное подчинение. При этом местные задачи никуда не делись. Пошла речь о том, что нужно создавать уже муниципальную полицию для этих самых местных нужд (это к вопросу о том, что любые реформы госаппарата в нынешней путинской России всегда приводят лишь к его расширению). Прекрасно понимающие, в какой стране они живут, местные власти от греха подальше стали изобретать костыли в виде совершенно незаконных, но зато своих, частных армий, ну, а говоря прямо — бандформирований.

Естественно, что не только лишь все. Бандиты в униформе — все равно бандиты, других местные власти в свои формирования набрать не могут, учитывая специфический круг задач, который далеко не всегда ограничивается общественным порядком. А потому если их не подкармливать — они предсказуемо начнут грабить вверенную территорию. Поэтому финансирование таких частных банд идет по традиционному пути: местному предприятию вменяется в обязанность оказание спонсорской помощи общественной организации или движению. При этом ездить к подшефным с концертами не обязательно, достаточно подписать платежку.

По сути, в российских условиях повторяется история асадовской шабихи — исходно это было маргинальное уголовное алавитское подполье, взятое на прокорм местными олигархами и затем вошедшее во вкус. Воевать они умеют плохо, но пытать и убивать безоружных — это к ним.

Соответственно, регионы, в которых есть лишние деньги, могли себе позволить содержание таких наемных полууголовных структур, причем повсеместно они рядились именно под казаков, хотя откровенно говоря, московское или петербуржское казачество — это оксюмурон хотя бы потому, что исходно казачество — это все-таки сословие, охраняющие рубежи страны, к которым крышевание рынков и ларьков никак не относится. Вменяемая власть, наоборот, старалась лихой люд наоборот — сплавить из столиц и городов на фронтир, чтобы они свою удаль и лихость демонстрировали там. А порядок в столицах — дело городовых.

Но вариантов нет — как-то легализовать частные (или муниципальные) группировки нужно, потому и казаки. Духовно, скрепно и под эту вывеску можно слепить что угодно. Казаков можно нарядить в форму и выдать им декоративный элемент одежды — нагайку. При том, что такой декорацией при желании человека легко сделать инвалидом навсегда. Что, собственно, вчера и предпринимала бандитская братва в камуфляже.

В рамках предложенного Кириллом Еськовым списка маркеров, показывающих приближение эволюционной катастрофы и сдвига, создание частных армий в сверхцентрализованной стране-деспотии — один из вернейших признаков суверенизации, когда части системы начинают вести себя автономно от целого, обеспечивая уже не системную устойчивость, а свою собственную, не рассчитывая на системные механизмы ее удержания. Пушечное армейское мясо путинского друга, которое гонят в Сирию, или «казаки» Собянина, разгоняющие митинги несогласных — суть одно и то же явление. Чем больше Путин будет подгребать под себя и свою клику ресурсов, отнимая их у других этажей управленческих иерархий — тем больше будет появляться нелегальных и незаконных структур, восполняющих возникающий дефицит. Это совершенно объективный процесс, которому диктатор воспрепятствовать не в состоянии.

Но и его логика более чем очевидна — он просто вынужден перераспределять ресурсы, пытаясь лишить их потенциальных «переворотчиков» из числа элиты. Это одноканальный процесс. Вступив на путь развала страны, Путин уже не в состоянии остановиться, он может лишь пытаться удержаться у власти как можно дольше, желательно — до своей естественной смерти, сопротивляясь возможному приходу смерти не совсем естественной. У него просто нет иных вариантов, но законы развития обмануть все равно невозможно. Что и доказывает появление частных бандитов на прокорме у олигархов или региональных баронов.

У ситуации есть два выхода. Первый — если всё останется, как есть, то мы верным ходом идем именно к распаду страны. Естественно, что сценариев распада много, но в целом на выходе все равно останется фрагментированное пространство, возврат к одному из вариантов феодальной раздробленности, причем феодальной — это как раз то слово, какое надо. Распавшаяся территория свалится по развитию в начальные технологические уклады, и хорошо, если будет удержан хотя бы мануфактурный уклад. Не исключено и натуральное хозяйство, хотя для ныне нищих регионов такой исход, по всей видимости, будет неизбежен. А раз так — то и феодализм в полный рост, какой еще политико-экономический уклад возможен при таких формах хозяйствования?

Второй выход — возвращение к относительно вменяемому управленческому балансу, который неизбежно будет востребовать отказ от деспотических форм управления.Тогда всех этих «казаков», НОД, Сербов и прочие Антимайданы, естественно, ждет судьба хунвейбинов и цзяофаней — их попросту испепелят по причине невозможности использовать за рамками уголовно-наказуемых деяний. Но второй сценарий — он пока весьма условен, так как возможен только «после Путина», и его обязательным условием станут революционные преобразования во всех сферах, целью которых, естественно, будет возвращение правящей братвы в подполье и начало мучительного восстановления после той чудовищной разрухи, в которую уголовная шпана ввергла огромную страну. Понятно, что пока это чистый сыр Хохланд — то есть, фантастика. Но выбор, в сущности, невелик.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина