Теория успешности сложной социальной системы — I

Русранд 11.09.2018 20:17 | Политика 21

Экономическая система страны является очень сложной. Ее всеобщей детерминированной исчерпывающей модели построить практически невозможно, в том числе и потому, что она является принципиально неустойчивой в связи с действием и волевого, интегрально управляющего человеческого фактора, и стохастического набора большого количества действующих на рынках акторов, и внешнесредовых условий. Однако потребность в модели экономики как управляемого объекта для адекватного и ответственного государственного управления весьма велика.

Cовременная российская экономическая модель является глубоко неоптимальной с точки зрения наиболее сбалансированных в триаде «человек — общество — государство» критериев успешности. Причем важно отметить, что критерий успешности является субъектным и субъективным. Что одному кажется правильным, другому может казаться неправильным. Соответственным будет и отношение к результату какого-либо развития.

Однако для критериев успешности групп и больших сообществ все же возможно найти его устойчивый образ. Все исследование собственно этому и посвящено. Итак, критерий успешности — это способность системы быть и отражать угрозы и риски, чтобы быть всегда. Что в данном случае экономического состояния и развития подразумевается под успехом? Это прежде всего валовые и структурные показатели, делающие национальную экономику эффективной, динамичной, конкурентной, гуманистической, экологичной. В пирамиде включенности экономики в обеспечение жизнеспособности страны под успехом понимается вклад в обороноспособность, государственное бюджетообразование и иное ресурсное обеспечение, в обстоятельства, формирующие возможности воспроизводства человеческого капитала. Экономика необходима не сама по себе, а, как это в настоящей работе императивно присутствует во всех исследованиях и заключениях, — важна для обеспечения жизнеспособности страны. Промежуточные факторы-потенциалы, которые формулируются на языке экономики, все равно служат той же самой цели.

Итак, действующая экономическая модель современной России является неприемлемой. Употребив термин «модель», необходимо пояснить, о какой модели идет речь? В общем случае модель — это теоретическое построение, отражающее свойства окружающего мира, позволяющее предсказывать новые, пока ненаблюдаемые его свойства, и прогнозировать его развитие.

В модели не может быть всеобщего описания и беконечномерного прогнозирования. Параметры прогнозирования должны быть как-то упорядочены и конкретизированы. Должен быть какой-то принцип отбора.

При активно управленческом подходе интересуют такие выходные (производные от управленческих воздействий) параметры, которые важны для жизнеспособности страны. Самые значимые из них. Кроме того, важны параметры, описывающие экономическую модель, которые подвержены управленческому выбору и воздействию. Этот момент особенно важен, поскольку постулирует ответственность, озабоченность и намерение активно действовать соответствующего субъекта действия. Например, самые важные показатели в этих двух группах (управляемых и зависимых или производных) приведены на рис. 1.

Рис. 1. Пример связи основных управляемых и производных зависимых параметров в экономике

В этом примере интересуют рост ВВП, инфляция и уровень доходов работающего (без рентных доходов) населения. И те показатели, от которых они зависят. Это уровень этатизации экономики, ее монетизации, ставки рефинансирования и оплаты труда в балансе производства. Именно эти показатели являются частью, можно сказать, даже политического выбора при построении модели, именно по их поводу были совершены революции 1917 г. и 1991 г. Таково их значение. Именно они по большому счету определяют основу профиля того, что обычно называется (хотя авторами и не поддерживается такая терминология) общественно-политическим строем. Таким образом, экономическая модель с управленческой точки зрения, с точки зрения отражения политического выбора страны — это совокупность выбранных управляемых параметров типа вышеприведенных.

Что дает сам выбор управляемых параметров? Постулатом является утверждение, что, несмотря на сложность системы, даже стохастичность каких-то ее внутренних связей, именно из-за статистически большого количества связей, возникает детерминизм отклика зависимых показателей от управляемых. Это дает возможность ввести понятие поверхности успешности, важное в общеметодологическом плане.

На рис. 2 показан общий случай многомерного пространства управляемых параметров, где возможно построение многомерной поверхности, уровень которой в каждой точке многомерного фазового пространства задается тем самым откликом, т. е. результатом срабатывания внутренних связей сложной системы.

Рис. 2. К понятию пространства успешности сложной социальной системы на примере экономики

Поверхность успешности — это функция цели в управлении. Ее уровень в самом общем случае настоящего исследования — это жизнеспособность страны, а в каждом частном случае это могут быть разные показатели: экономические, политические, социальные, демографические — все, которые волнуют человека, общество и государство.

Больше того, резонно полагать, что любая управляемо развивающаяся, т.е. живая, система в природе имеет свою характерную поверхность успешности. В этом случае параметры, определяющие мерность фазового пространства, включают в себя как параметры выбора (т.е. решений в ходе поведения живого существа), так и внешнесредовые, т.е. неуправляемые параметры. Функция цели в данном случае — это, например, численность популяции, либо жизнеспособность особи и т.п. Как выглядит поверхность успешности? По формальной логике у нее должен быть унимодальный пик успешности (своеобразная вершина идеальности и приспособленности жизни). Если его не будет, то жизнь имеет стремление к исчезновению. И наоборот, чем выше пик, тем успешнее жизнь. Слово «жизнь» употребляется здесь относительно живых существ в прямом смысле, а в отношении сложных социальных систем — в смысле аналогии, ибо пока не доказано, что сложная социальная (т.е. с наличием разума) система есть форма жизни.

Поскольку это очень важный момент, приведем авторское понимание того, что есть жизнь. Дадим контекстные исследованию определения понятий.

Жизнь — это сложная материальная система, нацеленная на максимизацию своей способности существовать, обменивающаяся с подобной и неподобной ей внешней средой информацией, веществом и энергией, способная на внутри себя организованные обратные информационные связи, самостоятельно и самоподобно воспроизводящая себя, размножаясь и осуществляя экспансию в пространстве.

Жизнь (как житие или бытие) — это форма существования жизни (в первом понимании).

Смысл жизни — существование (бытийность).

Смерть — прекращение существования.

Наиболее некомфортно присоединение к мысли о том, что смысл жизни — это просто существование. Однако если нет самой жизни, то нет и смысла. Кроме того, неотрывен вопрос: а как именно существовать? На этом логическом этапе возникает более привычное представление о смысле. Стремление к определенному качеству или состоянию: правде, добру, справедливости, познанию и т.д. Главное, что здесь, как видим, нет противоречия. Смысл — это «быть» и смысл же — «каким именно быть».

Как видим, аналогия живого организма и сложной социальной системы, под которой в данном исследовании понимается страна, просматривается. Подтверждается определенная методологическая правомочность самого введенного понятия «жизнеспособность страны». Посмотрим на рис. 3. На нем иллюстрируется, что, во-первых, поверхность успешности для разных стран является специфической и что она отражает ее цивилизационные особенности и способы обеспечения жизнеспособности. Во-вторых, понятно, что поверхность успешности «дышит» во времени, меняя свое местоположение и форму под воздействием изменчивости внешних средовых условий и эволюции самой сложной системы, т.е. ее внутренних связей.

Рис. 3. К понятию модель в фазовом пространстве успешности сложной социальной системы

Итак, параметры управления и неуправляемые внешнесредовые параметры и функция цели задают поверхность успешности сложной социальной системы. Что такое тогда МОДЕЛЬ в этом пространстве? Модель — это набор управляемых параметров. Точнее даже их выбор, поскольку управление — есть осознанный выбор. На рисунке показана модель, идеальная для России (в вершине соответствующей поверхности успешности). Ей соответствуют проекции — оптимальные значения управляемых параметров (факторов жизнеспособности или другого показателя успешности — например, роста ВВП).

Показана и фактическая модель (в нижней части поверхности), проекции которой на пространственно образующие оси соответствуют сделанному управленческому выбору.

Действующая модель очевидно не совпадает с идеальной. Их разнесение в пространстве управления показывает, каким образом нужно менять тот или иной параметр управления, чтобы повышать успешность страны. Возникает совершенно прозрачное представление о направленности и системности (поскольку параметров управления много) модернизации управленческого выбора. Замечательно, что тут нет места недомолвкам, политическому лукавству, несовпадению публичных и теневых целей. Если в обществе договорились о критерии успешности, если имеется достоверная поверхность успешности страны или подсистем ее существования, то управление освобождается от догматизма, доктринерства, лоббистского лукавства и просто невежества и непрофессиональности управленцев. Возникает ключевой вопрос: а как построить поверхность успешности? Как связать управляемые и неуправляемые параметры?

Вообще говоря, в науке и практике существует много способов нахождения их связи [1]. Это корреляционный и регрессионный анализ, построение детерминированных и вычислимых моделей, экспертная оценка.

Но на пути использования этих методов есть ряд трудностей. Например, для применения регрессионного анализа все будет хорошо, как в случае, показанном на рис. 4, когда диапазон реально наблюдавшейся изменчивости параметров управления позволил «оконтурить» экстремум успешности.

Рис. 4. Случай изменчивости управляемого параметра, позволяющий увидеть максимум успешности

Но так бывает не всегда. Реальный опыт, пережитый страной, может быть ограничен, что не позволяет увидеть связь успешности с параметрами управления в диапазоне экстремума, и остается только гадать, что же там за границей наблюдавшегося? При каких оптимальных управляемых параметрах может быть получен максимальный успех? Посмотрим на рис. 5.

Рис. 5. Максимум успешности в исторической практике мог и не наблюдаться

В этом случае необходимо каким-то образом достроить поверхность успешности. И здесь может помочь компаративный анализ сопоставимых систем (стран), которые имеют реальную практику в требуемом диапазоне изменчивости управляемых параметров. Например, в России, в силу догматики монетаризма, монетизация экономики не превышала 30%. Ее дальнейшее повышение финансово-экономическим блоком Правительства не осуществлялось в силу утверждения, что это вызовет рост инфляции и снижение темпов роста ВВП. Но в Китае и ряде других стран подобная «логика» управления не применялась, и увеличение монетизации до 220% и более имело место (рис. 6).

Рис. 6. Монетизация является фактором максимизации экономического роста

Из вышеприведенного рисунка совершенно убедительно следует, что российская монетизация неоптимальна, а оптимальное значение может лежать в диапазоне 100–150%. Насколько это существенно для развития страны? Коррекция монетизации до оптимальной позволила бы ввести в экономический оборот в стране (в виде оборотных, инвестиционных и инновационных кредитов, прямых бюджетных инвестиций) 2,5–3,0 трлн. долл. суверенных финансов. Легко представить, какое ускорение развития получила бы страна.

Каким образом определить содержание модификации модели, направление и величины изменения управляемых параметров? Как и насколько нужно менять основные макроэкономические показатели, чтобы экономическая модель стала бы более успешной? К сожалению, часто, а в современной России уже в течение двух десятилетий, на этот вопрос отвечают преимущественно с позиций некоей доктрины, в частности, либерализма, монетаризма, открытости экономики. Причем речь не идет о введении измеримого критерия успешности, по которому можно было бы фиксировать правильность решений. Нет.

Идеология либерализма, как когда-то коммунизма, стала преобладать над обоснованной оптимизацией в управлении развитием.

Ключ к поиску методологии коррекции экономической модели лежит в переходе от догматически доктринерского подхода типа очередного «изма» (дирижизма ли, коммунизма ли, либерализма ли), в котором все и навсегда известно заранее, к оптимизации параметров управления с целью максимизации успеха. Нужен переход от «-изма» к «-ации». Оптимизация. Государственное управление, общественное строительство в этом случае приобретает характер решения оптимизационных задач. Как это может выглядеть методологически и практически?


ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России. К умной и нравственной экономике. Монография. В 5 т. / Под общ. ред. С.С. Сулакшина. М.: Научный эксперт, 2008.


Из главы 15.1 фундаментальной монографии: Национальная идея России. В 6 т. Т. VI. — М.: Научный эксперт, 2012.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Партия нового типа
Центр сулашкина