Тоннель как новая мечта

russiancommun 25.09.2017 6:29 | Регионы 3

            

Попытки разобраться в теме тоннеля под бухтой Севастополя показывают: идея сыра, стоимость занижена, а реализация может столкнуться с непредвиденными трудностями. Почему о нем заговорили на высшем уровне именно сейчас, когда денег на Крым стало не хватать, а губернаторские выборы благополучно завершились? Вероятно, потому, что переживающему кризис достижения городу нужна новая мечта, а федералам – красивая история под весну-2018.

Вчера на встрече президента Владимира Путина с недавно избранными губернаторами Дмитрий Овсянников рассказал о планах построить в городе тоннель, соединяющий центр города с Северной стороной. По его словам, строительство обойдется в 5 млрд рублей.

Новость разлетелась по Севастополю мгновенно. О ней писали федеральные и региональные издания, говорили по телевизору. Даже на Приморском бульваре ведущий танцевальных вечеров остановил музыку, чтобы обсудить с танцующими «новый тоннель». И это понятно: соединив два берега 7-километровой Ахтиарской бухты, можно разгрузить объезды, сократить путь в Симферополь и Евпаторию, и главное — дать импульс урбанизации курортно-сельской Северной стороне города.

Сейчас попасть туда можно на пассажирском катере или пароме (ночью и в шторм они не работают), или делать 35-километровый крюк вокруг бухты. Поэтому о транспортной доступности Северной стороны говорили в Севастополе всегда. В Крымскую войну проблему решали с помощью понтонного моста. При Союзе были проекты моста стационарного, но их отложили до лучших времен. Тоннель тоже обсуждали, но на уровне слухов.

В 2008 году российско-украинская фирма предлагала проект моста за 800 млн долларов, но грянул банковский кризис. В 2013 году СМИ писали о китайских инвесторах, желающих вложиться в мост через Севастопольскую бухту. С переходом Крыма в состав России первое, о чем заговорили российские власти, был мост через бухту.

В апреле 2014 года на встрече с замминистра транспорта РФ Николаем Асаулом местные перевозчики подняли этот вопрос. Федеральный чиновник ответил, что необходимо сначала проанализировать пассажиропоток и определить место строительства, а денежные средства, возможно, заложат в одну из федеральных программ. В 2015 году к проекту моста прибавился проект канатной дороги. И вот транспортная проблема Северной снова зазвучала, и не где-нибудь, а в стенах Кремля.

Сегодня вернувшийся из Москвы Овсянников попросил не считать проект фантазией и сказал, что «есть готовность выделить средства из федерального бюджета». Но признал, что достаточные для строительства геологические изыскания по Севастопольской бухте пока не проводились и на скорое воплощение идеи в жизнь надеяться не стоит: только на предпроектные работы может уйти больше года. Есть лишь часть исследований, выполненных в рамках строительства кольцевого газопровода.

По словам Овсянникова, «проектные институты Украины прорабатывали [строительство тоннеля] и с точки зрения технических [характеристик] препятствий не было». Но геологам, с которыми удалось пообщаться «Примечаниям», о подобном проекте ничего не известно.

Доцент кафедры географии океана филиала МГУ в Севастополе Виталий Лысенко вспомнил, что знакомился с проектом моста через Севастопольскую бухту разработки 50-х годов. Про тоннели тоже говорят давно — но лишь на уровне апокрифов и быличек. «Есть легенда, что из штаба флота есть подземный тоннель, — перечислил он. — Есть легенда, что существует тоннель из военного госпиталя. Это все «засекречено» конечно».

Лысенко считает, что построить автомобильный тоннель под бухтой теоретически возможно: там мягкий глинистый грунт. «Технических преград нет, японцы, вон, в твердых грунтах тоннели роют, — говорит ученый. — Но это дорогое удовольствие».

Еще один важный вопрос — место прокладки тоннеля. Оптимальное месторасположение для такого сооружения — район мола у Мартыновой бухты на Южной стороне и Радиогорка на Северной. С улицы Пожарова в тоннель будет попадать поток из густонаселенного Гагаринского района, а через площадь Восставших — с Остряков.

При Украине в Севастополе серьезно обсуждали проект тоннеля с улицы Карантинной в центр города для разгрузки площади Восставших. Если объединить эту идею с идеей тоннеля на Северную сторону, можно значительно ускорить движение по всему Западному Крыму: добираться до Евпатории, Бахчисарая или Симферополя будет значительно быстрее.

С Корабельной стороны можно проложить тоннель в район Авлиты, но с точки зрения удобства этот вариант значительно хуже: доехать на Корабелку в час пик по пробкам довольно сложно. В историческом центре и в районе Инкермана пробивать тоннель нецелесообразно. В первом варианте негде расположить подходы, во втором — бухту проще объехать.

Лысенко возможное расположение тоннеля комментировать отказался: его можно будет определить лишь после доскональных геологических изысканий, на которые уйдет до 500 млн рублей. «По опыту примерно 10 процентов уходит на изыскания, — говорит он. — В них входят не только предпроектные работы, но и последующее наблюдение за объектом. К примеру, на установленную недавно арку Керченского моста повесили больше тысячи датчиков. С них приходит информация, ее обрабатывают. Собирать информацию будут ни день, ни месяц — годы. Долго будут наблюдать. Такая же история будет с тоннелем».

 Доктор географических наук, профессор геоморфологии и палеографии географического факультета МГУ Евгений Игнатов считает идею прокладки тоннеля своевременной. В ней нет никакого прожектерства: подобные сооружения успешно функционируют во многих городах мира.

«Идея очень хорошая, назревшая, — комментирует Игнатов. – Но, чтобы ее реализовать, надо: первое — выбрать место прокладки тоннеля, чтобы он не нарушал комплекс инфраструктурный всего Севастополя и, главное, Севастопольской бухты. Второе — провести изыскания, определить возможность прокладки тоннеля на том или ином участке.

Известно, что Севастопольская бухта — это древняя палеодолина реки Черной, рыхлая толща, которая уходит на большую глубину. Данные по бурению есть, сейсмоакустика проводилась. Геоморфологически мы знаем, что бухта из себя представляет, но для строительства нужно ее досконально изучить».

Кстати, Игнатов считает, что 5 млрд рублей – сумма вполне адекватная: по его словам, в Москве стоимость одной станции метро обходится в среднем в 1,5 млрд руб.

По оценкам депутата заксобрания Севастополя Александра Кулагина, на строительство тоннеля уйдет минимум 3-5 лет. Но главное, что об идее, наконец, заговорили. «Это очень важно для развития Северной стороны, — говорит он. — Я буду счастлив, как и все севастопольцы, если проект будет реализован».

Директор Корпорации развития Севастополя Олег Николаев тоже считает, что значимость тоннеля трудно переоценить. Но, по его словам, для такого строительства Севастополю нужна федеральная помощь. «Город не осилит этот проект, потому что у нас на сегодняшний день — дефицитный бюджет, он покрывается за счет федеральных дотаций. Поэтому это могут быть исключительно федеральные деньги. И, на мой взгляд, за 5 миллиардов рублей нельзя построить такое грандиозное сооружение. Все аналоги, которые существуют в мире, гораздо дороже», — говорит Николаев.

Во всей этой истории с тоннелем есть еще один важный аспект – политическая целесообразность. Денег на Крым в госбюджете и так не хватает, приходится вводить сборы с операторов связи и новые акцизы на топливо – а тут такие расходы. Очевидно и то, что довести проект до конца своей каденции губернатор Овсянников не успеет. Почему о тоннеле заговорили именно сейчас, и почему эта тема вынесена на президентский уровень?

Для федерального центра тоннель может стать иллюстрацией успешного развития регионов России в канун выборов 2018 года. А для Севастополя, переживающего кризис достижения после 25 лет борьбы за возвращение в состав России, — новой мечтой и перспективой.

И, что важно, перспективой реальной. «Федералы не дали бы втягивать Путина в откровенно липовый проект, — сказал «Примечаниям» политолог Аббас Галлямов. — Даже если бы они решили, что им нужен новый миф, они придумали бы и запустили его сами — без президента. Так что, скорее всего, это личная идея Овсянникова, с которой он и решил выйти на Путина в момент, когда ему представилась такая возможность».

Так или иначе, первый конкретный большой ответ на вопрос «Русская весна… Что дальше?» у Севастополя появился. Керченский мост и трасса «Таврида», конечно, тоже дают надежду и ощущение перспективы. Но городу, во всем претендующему на особый статус, был нужен свой, отдельный от Крыма мегапроект. И Дмитрию Овсянникову тоже

Екатерина Резникова, Виктор Ядуха

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина