Трагедия Венесуэлы

Андрей Куприков 3.09.2017 5:41 | Политика 30

Пока режим Мадуро пытается навязать свое новое Учредительное Собрание как соперника или замену существующему Венесуэльскому Конгрессу и арестовывает лидеров прокапиталистической оппозиции, ужасная экономическая и социальная ситуация в стране продолжает ухудшаться.

В соответствии с данными МВФ, ВВП Венесуэлы в 2017 году на 35% ниже уровня 2013 года, или на 40% в расчете на душу населения. Это значительно более резкое сокращение, чем во время Великой депрессии 1929-1933 годов в Соединенных Штатах, когда их ВВП, по некоторым оценкам, упал на 28%. Это немного больше, чем спад в России (1990-1994 годы), Кубе (1989-1993 годы) и Албании (1989-1993 годы), но меньше, чем в других бывших советских государствах на момент перехода, таких как Грузия, Таджикистан, Азербайджан, Армения и Украина, или сотрясаемых войной странах, таких как Либерия (1993 год), Ливия (2011 год), Руанда (1994 год), Иран (1981 год) и совсем недавно Южный Судан.

По словам Рикардо Хаусмана, бывшего главного экономиста Межамериканского Банка Развития, экономическая катастрофа Венесуэлы затмевает любую аналогичную историю в США, Западной Европе или остальной Латинской Америке.

Еще в 2013 году я предупреждал, что успеху «Боливарианской революции» Чавеса угрожают серьезные потрясения.

Чавес улучшил условия беднейших слоев населения за счет увеличения заработной платы, социальных услуг и уменьшения неравенства. Но эти улучшения были возможны только в пределах капиталистической экономики, используя доходы от экспорта нефти в период очень высоких мировых цен на нее. Но со временем они стали падать и за последние два года сократились вдвое.

Правительство прибегло к обесцениванию валюты для поднятия доходов в долларах, но это только стимулировало инфляцию и уменьшало реальную заработную плату. В то же время правительство решило сократить импорт. Вследствие этого импорт товаров и услуг на душу населения в период с 2012 по 2016 год упал на 75% в реальных (с учетом инфляции) условиях с последующим снижением в 2017 году. Такой крах сопоставим только с Монголией (1988-1992 годы) и Нигерией (1982-1986 годы) и превосходит все другие четырехлетние мировые коллапсы импорта с 1960 года. Это привело к краху в сельском хозяйстве и производстве.

Минимальная заработная плата снизилась на 75% (в постоянных ценах) с мая 2012 года по май 2017 года. Прежде зарплата обеспечивала покупку 52 854 калорий, а теперь этот показатель снизился до 7005, что на 86,7% меньше и недостаточно для того, чтобы накормить семью из пяти человек, даже при условии, что все доходы расходуются на покупку самых дешевых калорий.

По данным опроса, проведенного тремя наиболее престижными университетами Венесуэлы, уровень бедности увеличился с 48% в 2014 году до 82% в 2016 году. В том же исследовании было установлено, что 74% венесуэльцев невольно потеряли в среднем 8,6 килограмма (19 фунтов) веса. Венесуэльская обсерватория здравоохранения сообщает о десятикратном увеличении смертности в стационарах и о стократном увеличении смертности новорожденных в больницах в 2016 году.

Согласно международному исследованию, проведенному в период с октября по декабрь 2016 года в Венесуэле есть четкие признаки хронического недоедания среди детей. В докладе говорится: «Небезопасные и необратимые стратегии выживания регистрируются с экономической, социальной и биологической точек зрения, а потребление уличных продуктов вызывает особую тревогу». «Согласно опросу, проведенному в июне 2016 года в штате Миранда, 86% детей боялись исчерпать запасы еды. 50% сказали, что они ложатся спать голодными из-за отсутствия пищи в своих домах».

Эрика Гевара, директор регионального офиса Международной амнистии для стран Америки, в июне 2016 года писала: «Детская больница JM в Каракасе, которая когда-то была источником гордости как образец педиатрической помощи в Венесуэле, сегодня является трагическим символом кризиса, который охватил эту южноамериканскую страну. Половина гигантского здания рушится, стены шатаются, полы затопляются, и палаты настолько плохи, что никто ими больше не пользуется. Но и лекарств, и основных медикаментов не хватает». Отчет Telemudo показывает, как венесуэльские дети дрались за кости птиц, выброшенных мясниками (El Nacional, 02/28/17).

До Чавеса большинство венесуэльцев были отчаянно бедны.

Но теперь, при Мадуро, эта ситуация повторилась для бедняков и большинства венесуэльского рабочего класса. Неудивительно, что поддержка правительства Мадуро сократилась, а силы реакции усилились.

Правительство Мадуро теперь все больше опирается не на поддержку рабочего класса, а на вооруженные силы. А правительство хорошо о них заботится. Военные могут делать покупки на эксклюзивных рынках (например, на военных базах), иметь привилегированный доступ к кредитам и закупкам легковых автомобилей и ведомств и получать существенно повышенную зарплату. У них также есть выгодные контракты: например, используя валютный контроль и субсидии, они могут продавать дешевый бензин, купленный в соседних странах, с огромной прибылью.

Как отметил Роландо Астурита, армия имеет сильную прямую экономическую мощь, поскольку FANB направляет и контролирует целый ряд компаний: банк BANFANB, АГРОФАНБ, для сельского хозяйства, EMILTRA, транспорт, EMCOFANB, коммуникационные системы компании FANB, TVFABN, открытый цифровой телеканал, TECNOMAR, смешанная компания по производству военных технологий, FIMNP, инвестиционный фонд, КОНСТРУФАНБ, конструктор, CANCORFANB, Боливарианская смешанная компания, Water Tiuna, завод по розливу воды, а также есть КАМИНПЕГ, анонимная военная горнодобывающая и нефтегазовая компания.

Протестующие против правительства борются с полицией и армией на улицах, а правительство Мадуро становится все ближе к прямому авторитарному правлению. Экономическая и социальная программа оппозиции представляет собой традиционный национальный капитализм, который поддерживается империализмом: реформа трудового законодательства (то есть увеличение эксплуатации и увольнений), приватизация или реприватизация государственных предприятий, дерегулирование контроля над инвестициями (то есть обеспечение высокого уровня трудовой эксплуатации) и, конечно, отмена контроля цен. Реализация этой программы нанесет еще больший ущерб большинству.

Что же пошло не так? Правительства Чавеса и Мадуро сокращали бедность, полагаясь на высокие цены на нефть и её огромные запасы, не в состоянии изменить экономику за счет производственных инвестиций, государственной собственности и планирования. В период с 1999 по 2012 год у государства был доход в размере 383 млрд долларов. Однако этот доход не использовался для того, чтобы преобразовать производственные секторы экономики. Не было планов инвестиций и роста. Действительно, доля промышленности в ВВП снизилась с 18% в 1998 году до 14% в 2012 году.

Теперь правые «свободные рыночники» говорят нам, что это показатель того, что «социализм» не работает и нет выхода из суровых условий рынка. Но история последних десяти лет – это не провал «социализма» или планирования, а результат неспособности победить капитал в слабой (все более изолированной) капиталистической стране только с одним активом – нефтью.

Майкл Робертс

Перевод Валйентины Тупиковой

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина