Учитель под перекрестным «огнем» противоречий

Русранд 21.01.2019 14:59 | Образование 30

Процессы разрушительного для школьной жизни характера начались не вчера. Первая катастрофа случилась несколько лет назад: школьники избивали учительницу физкультуры, а затем предъявили это с помощью интернета. Адекватных действий со стороны взрослых не последовало.

А необходимо было незамедлительно не только уволить руководителей районного департамента и конкретной школы, но и расформировать ее, ибо ничего подобного в образовательном учреждении происходить не должно.


ЧТО ИМЕЕМ СЕЙЧАС?

Клубок нарастающих разногласий между всеми сторонами образовательного процесса: администрацией и учителем, родителями и учителями, школьником и учителем.

Опросы родителей и учителей показывают, что школьные проблемы имеют системный характер и обусловлены противоречиями между заявляемыми благими намерениями реформаторов и механизмами их воплощения, принятыми в нашем «социальном» государстве.

Наиболее уязвимым, бесправным, незащищенным является учитель. Он должен творить учебно-воспитательный процесс и созидать ЛИЧНОСТЬ. Так было раньше и так должно быть. А сегодня учитель скован потенциальными претензиями родителей, ворохом отчетности, финансовой зависимостью от настроения начальства, и вот теперь — боязнью получить даже удар топором в собственном классе.

Родители, и зачастую, справедливо, требуют индивидуального подхода к своему ребенку, и в то же время готовы предъявлять претензии учителю по любому замечанию ученику. Школьная администрация хочет избежать конфликтов и ей проще «договориться» с учителем, нежели с родителями, Не забудем и о сложностях, выходящих далеко за рамки социально-психологического контекста. Например, качество учебников. Не только дети и родители, но и педагоги не всегда понимают их содержание. Но учебники можно переписать. А как быть с тем, что раньше называлось организацией воспитательного процесса. Нет концепций, нет вразумительных подходов, а, главное, нет условий для реализации учителем его основной функции — воспитывать. Разрушительные тенденции, буквально разрывающие изнутри образовательную систему, наращивают скорость. А профессионалы, способные эти процессы затормозить, все точнее и увереннее «отстреливаются» управленцами.

Да, школа существует для ребенка. Но центром школьного мира является УЧИТЕЛЬ, созидающий атмосферу сознательного отношения ребенка к окружающим людям, делу, родине и к себе. А сознание ребенка, как давно известно, формируется в процессе ДЕЯТЕЛЬНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ ЗНАНИЙ.

Возможно ли это без направляющего, стимулирующего, разъясняющего, оценивающего и прочего воздействия учителя на ученика и образ его жизни.

Задача формирования личности не предполагает атмосферы попустительства. Нельзя вырастить сознательного человека в условиях доминирования прав над обязанностями. Да и понятие «право» сложно толковать без понятия «обязанность», как и наоборот. Права ребенка превыше всего — это ложный лозунг, если он предполагает вседозволенность. Но и противоположная установка к хорошим результатам вряд ли приведет. Она основывается на том, что в ребенке изначально заложено желание нарушать, не соблюдать правила поведения и не выполнять требования школьной жизни.

Зачем изначально закладывать тезис, что в маленьком человеке все неразумно и бесчеловечно? Эта позиция рождает диктат, преобладание обязанностей ребенка над его правами.

Ребенок хочет стать взрослее, он тянется к значимым взрослым, он нуждается в авторитетах. И это аксиома. Поэтому лучший «рецепт» воспитания заключается в отсутствии ложных образцов поведения. Болезненная для сегодняшней школы тема агрессивности детей и подростков неминуемо замыкается на стилях как семейного, так и внутри школьного взаимодействия. Следует подчеркнуть, что ничего совершеннее баланса прав и обязанностей для формирования индивидуального сознания личности с адекватной самооценкой в его основе не придумано. Это означает, что ни авторитарные позиции взрослых, и уж тем более либерально-попустительское отношение к ребенку не приемлемо.

Так что же имеем сейчас? Изощренную по продуманности машину, «заправленную» ложными постулатами и опасно трактуемыми принципами, ломающую основные устои общества, национальные традиции, съедающую лучшие черты нашего национального характера: защищать, а не нападать, создавать, а не разрушать.

Можно ли эти катастрофические процессы остановить? Нет, если учитель будет находиться в условиях постоянного давления и принуждения к непродуктивным формам деятельности, а дети — в прямо противоположных условиях, т.е. вседозволенности. Это ли не противоречие?

Учитель в нашем «демократическом» государстве оказывается последним винтиком в непродуманно авторитарном управлении образовательной системой, а предмет его деятельности — в прямо противоположных, либеральных, условиях. От учителя, обездвиженного финансовой зависимостью и административным диктатом, требуют соблюдать права существа, подчас и не понимающего: что хорошо, а что плохо. И после этого мы удивляемся потребительскому отношению к учителю?


ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ?

Учителя как нравственные ориентиры исчезнут, останутся или дрессировщики (и то, если родители одумаются), или роботы-манипуляторы (как предусматривают различные «дорожные карты»), или говорящие головы по скайпу в условиях навязываемого дистанционного «образования».

Родители, надо признать, в значительной степени дезориентированы всей этой каруселью слов о приоритетности образования и противоречащих им действий. Нормальный ответственный за будущее своего ребенка родитель твердо знает, что без освоения основ наук найти свое место в жизни нельзя. Но, оказывается, как изрекают представители «элиты», знания не нужны! Ориентироваться надо на компетенции. Но компетенции не возникают чудесным образом, компетенции — это функции знаний. Допустим, это банальная глупость. Но противоречие не исчезло. Оно есть и оно углубляется! Противоречие между заявкой на компетенции и ЕГЭ, который замеряет именно знания. А в высшей школе? О какой готовности к решению на практике профессиональных задач может идти речь, если лабораторная база отсутствует, она уничтожена. Можно ли представить банкира, который не владеет операцией сложения? (Хотя они чаще умножают свое и отнимают у других).

Будущий химик половину учебного времени должен находиться в лаборатории, психолог может научиться мыслить в процессе анализа результатов собственных исследований, а будущий педагог должен неустанно думать о том, каким образом и на каком материале он будет формировать сознание ребенка и развивать его ум. И никак иначе!

Противоречия между творческой сущностью педагогической деятельности и непродуманными показателями ее оценки усугубляются дарованной директору школы, заведующему кафедрой и декану властью лишать учителя или преподавателя надбавок, стимулирующих выплат, премий. А если полуграмотный субъект купил свою должность и продолжает «проявлять себя» по отношению к непосредственному руководителю. Он жизненно заинтересован в «неуспехах», промахах или ошибках своего подчиненного. Это его питательная среда!

А как это отражается на школьниках и студентах? Они подражают поведению взрослых. Часто это происходит на неосознаваемом уровне.

Представьте немыслимую еще вчера ситуацию: в класс заходит директор школы и не может вспомнить имени-отчества учителя… (он не может запомнить всех, у него же не школа с 30-ю педагогами, а объединение!).

Воспитание — это всегда воздействие, это влияние! И не только и не столько с помощью слов. Деятельность, условия жизни, атмосфера школы — вот главные воспитатели. А посмотрите на реакции толкователей после нападений на учителей: охранники, металлоискатели, тревожные кнопки, оружие в учительской. Что же дальше?

Большинство теперешних проблем методологического характера: не надо «кастрировать» педагогическую науку и педагогическую практику. Образование — это триединство обучающих, воспитательных и развивающих процессов. И ценность инноваций и скрытые задачи их инициаторов, в связи с этим, станут понятны всем: услуги вместо учебно-воспитательного процесса, обучающиеся вместо учеников, школьников, студентов (объекты вместо субъектов), информатика вместо умений и навыков читать, считать и писать, болтовня в виртуальном пространстве вместо реальной деятельности в аудитории и главное ноу-хау — «деньги идут за учеником».

Вдумайтесь! Дети рассматриваются в качестве средства финансового благополучия учебно-воспитательного учреждения.

Трагические события, происходящие в стенах школ, обострили восприятие проблем в системе образования. Но и до этого было очевидно педагогическому сообществу и родителям, что нужны не только организационные и управленческие решения, но научно-обоснованная, национально-ориентированная стратегия развития образования.


ОТВЕТИТЬ НА ВЫЗОВ ЭПОХИ! НЕОБХОДИМА НОВАЯ ТЕОРИЯ

Возврат государства в школу должен опираться не на частное мнение представителей «элиты» или презирающих народ «интеллектуалов», а на научный анализ происходящего и обоснование закономерностей повышения качества образования в сложившихся условиях.

Какой выпускник школы и вуза нужен стране? И не на экспорт. А для сохранения страны.

Нужна новая теория образования, которая с абсолютной необходимостью должна включать основополагающие принципы обучения, воспитания и развития личности. Чему учить, что есть главное, а что можно рассматривать в качестве дополнительной информации — наиважнейшая проблема. Варианты решения ее требуют междисциплинарного взаимодействия. Очевидно, что простых решений здесь быть не может.

Для того, чтобы двигаться дальше и не по пути бесконечных проб и дорогостоящих ошибок, копируя чужие модели, ломая свое хорошее и устоявшееся, а на основе геополитически и социокультурно целесообразной и методологически обоснованной науки об образовании.

Нуждаются в пересмотре не только содержание обучения, но и дидактические принципы, учебники и стандарты. Необходимо всесторонне обсуждать основополагающие подходы к пониманию развития отечественного образования, в первую очередь, принципа его вариативности. Он может стать одним из центральных в процессе решения воспитательных и развивающих задач, но акцент на индивидуальных стратегиях усвоения знаний — это опасный путь, который может привести к еще более ощутимому снижению качества обучения и, в конечном итоге, к неуправляемости системы образования.

Принцип вариативности образования в его распространенной трактовке с необходимостью предполагает наличие разнообразных подходов к содержанию и формам обучения. Стоит ли лишний раз повторять, что содержание обучения формирует мировоззрение школьника, совокупность его воззрений на мир.

Если в основе картины мира ребенка будет зыбкий, неконкретный, невнятный фундамент или, наоборот, прочный, но состоящий из ошибочных постулатов, может ли он успешно взаимодействовать с окружающей средой? Вариативность образования в трактовке его апологетов подразумевает не только различные объемы знаний, разную степень погружения школьника в ту или иную отрасль знания, но и специфичность формируемой картины мира выпускника в силу разных научных подходов авторов учебников и учебных пособий. Конкретизация принципа вариативности обучения в наших условиях должна с обязательной необходимостью предусматривать свод базовых знаний по качественным учебникам, но без ограничений возможностей углубленного или расширенного изучения предмета с помощью дополнительной литературы. Необходим единый фундамент образовательного пространства.

Переоценка процессов передачи знаний в ущерб воспитанию и развитию, а также введение принципа вариативности не способствовали глубокому и всестороннему обсуждению проблем содержания образования, и это, в свою очередь, неминуемо привело к снижению качества школьных и вузовских учебников. Школа и вуз в условиях разнообразия учебной литературы оказались дезориентированными в силу отсутствия должных критериев их оценки, отсутствия авторитетной экспертизы и, в ряде случаев, низкого профессионального уровня учителей и преподавателей.

В последние годы в работе вузов наметился крен в сторону имиджевых мероприятий: волонтерских движений, спортивных и прочих состязаний. Не отметая пользу подобной активности, надо вернуть в жизнь вуза доминанту учебного процесса. 

Повторяю, в работу вузов должен вернуться учебно-воспитательный процесс с научно-исследовательской деятельностью студентов на приоритетной основе. И, возможно, противоречия между сверх значимостью деятельности учителя для сохранения и развития страны и его реальным социально-психологическим статусом начнут исчезать.

Любовь Черемошкина


Автор Любовь Валерьевна Черемошкина — профессор, доктор психологических наук, Московский педагогический госуниверситет (МПГУ).

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора