Украинский новояз как эксперимент над народом

Валентин Катасонов 1.08.2018 8:30 | Политика 44

Спалахуйка, пупоризка, пихвозаглядач, или Жертвы лингвоцида

Язык – основа любой цивилизации, невидимая несущая конструкция культурно-исторического типа общества. Язык – инструмент мышления. Язык определяет мировоззрение людей. Меняя язык, можно менять мировоззрение, подгоняя его под новую идеологию. Постсоветское пространство стало гигантским полем таких экспериментов.

Касаясь того, что происходит с языком на Украине, трудно не вспомнить о лингвистических реформах Третьего рейха. Многое раскрывает здесь работа известного исследователя языка нацистской Германии Виктора Клемперера. Его книга Lingua Tertii Imperii: Notizbuch eines Philologen («Язык Третьего рейха. Записная книжка филолога») вышла в свет в 1947 году, и ряд её мыслей нашёл прямое отражение в романе-утопии Джорджа Оруэлла «1984».

Гитлер ещё до прихода к власти обращал внимание на роль слова в политике: «Силой, которая привела в движение большие исторические потоки в политической или религиозной области, было с незапамятных времен только волшебное могущество произнесенного слова. Большая масса людей всегда подчиняется могуществу слова». С приходом к власти нацистов в 1933 году немецкий язык стал быстро меняться. Появился язык Третьего рейха, названный впоследствии специалистами аббревиатурой LTI (от термина Lingua Tertii Imperii). В момент рождения Третьего рейха инструментом LTI владели немногие – Йозеф Геббельс, Адольф Гитлер, которых можно считать отцами-основателями новояза. А уже в середине 1930-х годов Йозеф Геббельс, находясь на постах министра пропаганды и президента имперской палаты культуры, сосредоточив в своих руках контроль над СМИ, радио, кинематографом, стал успешно внедрять LTI в сознание нации.

Однако об Украине. Там в начале 1990-х гг. был взят курс на создание нового языка, который не должен иметь ничего общего ни с традиционным языком Малороссии (украинским), ни тем более с русским языком Великороссии. Заметим, что украинский язык, согласно всем словарям и энциклопедиям, до начала 1990-х годов квалифицировался как наречие, как разновидность русского языка. (Кстати, в серьёзных словарях английского языка фиксируются десятки его разновидностей, образовавшихся на просторах некогда громадной Британской империи).

Тема украинского языка-новодела очень обширна. Приведу одинкомментарий: «Когда много раньше я смотрел фильмы на украинской мове, то от души смеялся над тем, какое неожиданное понимание возникало почти у каждого слова. Появлялся забавнейший ассоциативный ряд отклонений от прекрасно озвученного основного смысла. Всё это вызывало только улыбку и желание лишний раз полюбоваться живой украинской речью. Но современный их искусственно образованный новодел вызывает не смех, а усмешку над политизированными потугами больного пищеварения. Интересно, а самим поборникам чистоты украинского языка не смешно? Зажигалка – спалахуйка; акушерка – пупоризка. Гинеколог – пихвозаглядач».

Этих слов в словарях вы не найдёте, но в разговорной речи они используются.

Есть и другие комментарии, не вызывающие уже ни смеха, ни усмешки.

«Похоже, нынешние составители украинского языка третируют людей словно скот: для обозначения многих понятий, связанных с человеком, в нем выбраны те русские слова, которые обозначают то же, но в отношении животных, – писал Юрий Воробьевский. – Поясню. У людей тело покрыто кожей, а у животных шкурой (в русском языке). В украинском не так. Слову кожа соответствует слово шкира; тело украинца, таким образом, покрыто этой самой шкирой. Зверь спит в лёжке, а русский человек в постели. В украинском для обозначения постели употребляется слово лижко. Люди действуют для достижения результата совместно, животные – одной стаей. Как на мове голосуют депутаты? Единогласно? – Нет, одностайно. Ранее общепринятое обозначения вокально-инструментального ансамбля словом«группа» (по-украински «група») для дерусификаторов оказалось неприемлемым… И вновь пришлось обходиться собственными ресурсами: применить скотоводческий термин «гурт» (стадо). Пусть, мол, новый термин ассоциируется со стадом баранов, лишь бы он не был похож на русский».

Примерно век назад Иван Стешенко, один из украинофилов и соратников Михаила Грушевского, честно признавался, что сконструированный тогда на базе немецкого, польского и латинского языков «украинский новодел» не выдерживает никакой критики, он непонятен и непривычен для  большинства малороссов. Это, однако, не смущало ни М. Грушевского, ни И. Стешенко: они вполне резонно полагали, что привычка сделает своё дело и неологизмы привьются. Так и есть: после 1991 года на Украине выросло целое поколение под воздействием языковых «реформ» – и украинский новояз для этого поколения вполне привычен.

Против тех, кто на Украине пытается сохранять русский язык как родной, применяется политика лингвоцида, языкоубийства. Это комплекс мер административно-политического и экономического характера, направленных на искоренение языка, обычно в регионах его исконного распространения. Автором термина «лингвоцид» считается Ярослав-Богдан Рудницкий, канадский деятель украинского происхождения (1910-1995), резидент Украинской свободной академии наук в Канаде (1974-1977 и с 1980 г.), премьер-министр УНР в изгнании (1980-1989), продолжатель дела Михаила Грушевского и Ивана Стешенко по части создания украинского новояза. Жертвы лингвоцида, по Рудницкому, не уничтожаются физически (как при геноциде), а подвергаются ассимиляции в языковой сфере. На Украине русский язык целенаправленно подавляется на законодательном уровне. Верховная рада приняла, например, ряд законов, ограничивающих использование в стране любых языков, кроме украинского; в конечном счёте эти законы направлены против русского языка. Важной вехой в искоренении русского языка стало принятое в феврале 2018 года Конституционным судом Украины решение об отмене закона «Об основах государственной языковой политики».

Особый удар наносится по изучению русского языка в школах. За годы самостийности сфера использования русского языка на Украине последовательно сужалась. Если в 1991 году в 54% школ Украины шло преподавание на русском языке, то уже в 2003-м таковых осталось менее 24%. К началу 2018 года только 7% детей на Украине получали образование на русском языке. А когда с 2019 года вступят в действие нормы закона «Об образовании» (принят в сентябре 2017 г.), русский язык будет вытеснен из образовательного процесса окончательно.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин так прокомментировал решения Верховной рады, ограничивающие применение русского языка: «Происходящее в очередной раз доказывает, что понятие «европейские ценности» украинские политики воспринимают исключительно буквально – только как получаемую из Брюсселя материальную помощь… А Европа, в свою очередь, делает вид, что она этого не замечает так же, как она не замечает запрета на русский язык, введённого в латвийских школах…»

Латвия с её сотнями тысяч «неграждан» в части лингвоцида опережает Украину. В Киеве не раз заявляли, что в своей языковой политике опираются на опыт этого прибалтийского государства. А «единая Европа», куда одним боком вошла Латвия и хочет войти Украина, не будет замечать подавление русского языка до тех пор, пока программа лингвоцида не завершится полностью.


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина