Условия сделки

Эль Мюрид 11.05.2018 22:43 | Политика 53

Трамп заявил о том, что готов предложить Ирану новую сделку. Не прямо, но тем не менее неоднократно Трамп в последние дни приводил пример Северной Кореи, которая поступила правильно, пойдя на переговоры.

Правда, в предложении и примере Трампа лукавства избыточно много. Северная Корея в данном случае — совершенно некорректный пример, так как именно Ким Чен Ын, скорее, был инициатором кризиса, и именно Ким стремился к переговорам, к которым в конце концов вынудил США под угрозой потери лица. Другой вопрос, чем завершатся переговоры Трампа и Кима в июне, но пока именно корейцы солируют в этой партии.

Ирану как раз не нужно менять ничего в заключенном уже договоре, это нужно Трампу. И здесь инициировал кризис уже он. Что совпало с интересами арабских монархий и Израиля, которые предложили себя в качестве передовой линии конфликта. Интересы Израиля затронуты происходящим в Сирии слишком серьезно, поэтому сейчас солирует именно Нетаньяху.

Иран совершенно не готов на изменение договора, так как и нынешний потребовал от него слишком серьезных уступок и согласований внутри правящей элиты. Роухани исчерпал почти до предела кредит доверия среди консерваторов, хотя ситуация сейчас и несколько лет назад для Ирана, конечно, сильно отличается, поэтому появился новый предел прочности, который дает возможность пойти на некоторые уступки.

Главная проблема Ирана — это, конечно, две войны, которые он ведет, пусть и гибридно, в Йемене и особенно Сирии. Эти войны уже неподъемны для него, ему уже дважды пришлось брать кредит у России на ведение этих войн, и по всей видимости, придется брать еще. При этом перспективы войн крайне туманны.

Война в Йемене для Ирана бесперспективна по определению. Здесь, скорее, идет соревнование в количестве проблем, которые он может создать Саудовской Аравии в крайне чувствительном для нее регионе Асира. Королевство, собранное из лоскутов исторических областей, в этом смысле весьма уязвимо, и удерживается в относительном равновесии через допуск племенных элит к государственной власти и/или к распределению ресурсов. Асир здесь стоит особняком, так как во многом он был взят в Королевство через грубую силу и фактическую аннексию у того же Йемена. При этом значение области для Саудовской Аравии крайне велико: фактически Асир (так называется историческая область, включающая в себя три южные провинции Королевства — Наджран, Джизан и собственно Асир) прикрывает от воинственных йеменских племен исключительно важную область Хиджаз, обладание которой и сделало пустынных эмиров из Эр-Рияда (область Неджд) владельцами всего Аравийского полуострова, первыми среди всех остальных. При этом Хиджаз всегда был (и остается) весьма нелояльным правящей династии, хотя и не готов в силу многих причин сам инициировать свой уход.

Расчет Ирана на войну в Йемене, как угрозу для Саудовской Аравии, в этом плане весьма рационален, если бы не одно но. Это но — сам Йемен. Йемен — трясина, в которой утонул уже много кто. Кроме самих йеменцев, там никто толком управиться не может, конфликт между Югом и Севером традиционен и почти вечен. Войти туда можно, но выйти оттуда почти невозможно, разве если бежать сломя голову. СССР, кстати, в свое время поступил крайне мудро, сделав ноги оттуда, несмотря на критическую значимость страны в вопросе контроля одного из важнейших мировых морских путей. Останься Союз там — Афганистан показался бы милым детским утренником.

Саудиты тоже крайне осмотрительны в текущем йеменском междусобойчике. Формально коалиция ЛАГ в Йемене находится под командованием и управлением ОАЭ, саудовская армия лишь помогает Эмиратам. В российской пропагандистской среде бытует какое-то экзотическое и совершенно сферическое представление о йеменском конфликте, как борьбе благородных хуситов, пекущихся о национальных интересах, с наемниками и интервентами. Представление, мягко говоря, крайне космическое, так как обе стороны вовсю и без стеснения пользуются иностранной помощью, а в гражданской войне вообще правых и виноватых нет по определению. По крайней мере для внешних наблюдателей. Но пропаганда не может быть наблюдателем, она должна разбить мир на черно-белое представление «Наши-не наши» по совершенно произвольным и далеким от реальности признакам. На чем успокоиться и начать нести свет правды в безмозглые массы.

Так или иначе, но война в Йемене — дело бесконечное, а участие в ней — это ресурсное соревнование. В котором ресурсы ЛАГ выглядят по сравнению с иранскими существенно большими. Участие в йеменской войне для Ирана в текущих условиях — скорее, огромный минус, так как пожирает ресурс, не давая отдачу, а главное — этот ресурс тратится совершенно бесперспективно, так как даже в случае победы Ансар Алла (что совершенно неочевидно) хуситы без особого сожаления выпроводят иранцев и пойдут налаживать отношения с той же самой Саудовской Аравией. Кто сомневается — может изучить историю Северного и Южного Йемена новейшего времени и биографию покойного президента Салеха. В случае победы южан иранцев выпроводят из Йемена еще быстрее, чем они успеют приложиться молельной шишкой к коврику. Это Йемен, здесь всегда так. Не сказать, что иранцы этого не понимают, но текущая необходимость вынуждает их заниматься этим крайне бесперспективным для себя мероприятием.

Война в Сирии для Ирана более перспективна, но так же безнадежна. Проблема ровно та же, что и у Исламского государства, как ни странно: в качестве прокси-сил иранцы способны на контроль территории, но не способны на победу в этой войне. Создать же иерархические структуры им никто не даст, так как они немедленно становятся уязвимыми для системных противников. Именно поэтому Сулеймани и сумел, рассыпав перед Путиным блестящие перспективы, заманить того в Сирию, чтобы обеспечить иранским прокси пусть и внешнее, но именно регулярное прикрытие. Другой вопрос, что Путин в данном случае повел себя как банальный «лох», которого развели — но тут уж без вариантов: у России никогда не было более ничтожного правителя, создавшего столь катастрофическую для страны конфигурацию и внутри, и вне ее. Так что задача Сулеймани была несложной. Однако теперь иранцам нужно делать все, чтобы удержать Кремль в Сирии по возможности бесконечно. Пока видно, что достигается это несложными, но вполне действенными провокациями с химоружием, которые фактически «замазывают» Кремль в преступлениях против человечности, а потому вынуждают его с упорством кретина сидеть в этой войне без малейшего понимания конечных целей.

Проблема в том, что прикрыв себя Кремлем, Иран добился гарантии непоражения своих наемников со стороны «чужих» прокси-сил. Но против системных врагов в Сирии он всё равно беззащитен. Что и демонстрирует Израиль, беспощадно бомбящий инфраструктуру Ирана, не давая тому создать в Сирии сколь-либо регулярное присутствие.

Армию ввести в Сирию Иран не может. Даже если бы и хотел. Но снабжать армию по хлипкому евфратскому коридору невозможно в принципе, а любые ее базы будут расщеплены до молекул тем же Израилем, теми же американцами, а не хватит — то и саудитами. Иранские прокси имеют ограниченный предел возможностей — они не могут победить. Воевать бесконечно — могут, победить — нет. Но бесконечная война истощает, и Иран не в том состоянии, чтобы вести такую войну.

Трамп увидел уязвимую точку в стратегии Ирана: введение санкций обрушит возможности Ирана поддерживать идущие войны в Йемене и Сирии на прежнем уровне. А Россия не может бесконечно выделять кредиты Тегерану на эту войну, она сама на пределе, да и ее собственные две войны на Донбассе и в Сирии плюс санкции, плюс необъявленная война против собственного народа высасывает ресурс будь здоров.

Расчет Трампа — выход из договора с Ираном позволит ему даже при противодействиии европейцев снова задавить Иран «калечащими» санкциями до состояния невозможности продолжения двух войн, после чего регион можно будет отдавать под управление Саудовской Аравии и Израилю, ситуативно находящимся в союзе против Ирана. Тогда идея Трампа о создании в регионе пула подчиненных ему союзников будет воплощена и реализована. Вот они пусть и разбираются с регионом, а у Америки есть свои, более важные задачи.

У нас в России уже начинают искать хорошие новости в случае введения санкций против Ирана — дескать, цены на нефть вырастут, запануем. Ну, возможно, но есть нюанс: нефть народу России не принадлежит, поэтому от повышения цен на нее хорошо только друзьям Путина и бюджету США, куда сбрасывают излишки нефтяных доходов наши рачительные финансисты. Для народа у правителей России своя программа развлечений: повышение налогов, поднятие пенсионного возраста, и чувство гордости за гениальное руководство. Нефть в программу праздника не входит.

Трамп же пока предлагает альтернативу: разрыв договора вообще или изменение его условий. В выгодную для Трампа сторону. Он не теряет ничего в таком варианте, но выбор пока остается за Ираном.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина