Утечки ЕГЭ в сеть и Роскомнадзор

Русранд 11.09.2018 20:34 | Политика 72

История о том, как Роскомнадзор борется с теми, кто указывает ему на ошибки — публикация ИА Regnum ИА Regnum.

I. ЗАМЕТИЛ ПРОБЛЕМУ — БУДЕШЬ СИДЕТЬ

Я знал тогда, я видел, к чему идет, но я молчал. Я был одним из невиновных, одним из тех, кто мог бы поднять голос, когда никто уже не хотел слушать «виновных». Но я молчал и, таким образом, сам стал соучастником. (Рэй Брэдбери)

Даже если это на самом деле произошло — зачем будоражить (Глава Рособрнадзора С.Кравцов, 6 июня 2018 г.)

11 сентября в Дорогомиловском суде г. Москвы начинается суд «Рособрнадзор против Дмитрия Гущина». Последний обвиняется в размещении нескольких публикаций о том, что у Рособрнадзора произошла утечка материалов ЕГЭ, что не соответствует действительности и порочит деловую репутацию федеральной службы. Соответчиком является ресурс «Новые известия», опубликовавший 4 июня материал «Подтвердилась масштабная утечка заданий ЕГЭ» с подзаголовком «Школьные выпускные экзамены по математике не могут считаться честными».

Давайте посмотрим, как развивались события:

1. 28 мая 2018 г., накануне экзаменационной кампании 2018 года, глава Рособрнадзора Сергей Кравцов призвал соблюдать месяц тишины, потому как «через СМИ должно идти позитивное, доброжелательное освещение хода проводимых экзаменов. Мы должны во главу угла ставить интересы школьников, создать им максимально комфортную, спокойную обстановку и все обсуждения проводить уже после экзамена».

Слова, конечно, правильные, кто спорит. Но постановка вопроса странная. А если что-то резко пошло не так? Хорошо, конечно, рассуждать из (почти) министерского кресла, но, вообще-то, судьбы тысяч детей на кону. Господин Кравцов как будто чувствовал… Или просто знал?

Сергей Кравцов. Иллюстрация: Obrnadzor.gov.ru

2. 31 мая создатель ресурса «Решу ЕГЭ» Дмитрий Гущин на своей странице «ВКонтакте» сообщил об утечках экзаменационных заданий профильного ЕГЭ по математике.

«Но вот сегодня, несколько часов назад, прислали почти всю вторую (сложную) экзаменационную часть. Ту самую, за которую можно получить больше всего баллов. Все задания в нескольких вариантах. Одним должно достаться одно, другим — другое. Нет, я не рад. Надеюсь, что я буду рад завтра, когда выяснится, что эти задачи не имеют никакого отношения к настоящим экзаменационным заданиям. Тем самым, от которых зависит будущее абитуриентов со всей страны. Но пока я просто оставлю это здесь. Чтобы если всё-таки… то никто бы не говорил привычное „утечек не было никогда, это просто дети запомнили и после экзамена записали“. Потому что пока никакого экзамена еще не было, а задачи уже есть. Говорят, ходят по сети уже неделю».

Д.Гущин привел список задач-прототипов и получил многочисленные подтверждения того, что именно из них собирались реальные экзаменационные задания. И продолжал развивать тему, приводя свидетельства школьников из разных регионов страны. Позже к «проблемным предметам» добавилась химия, задания по которой, если верить свидетельствам очевидцев в сети, появились на экзамене вообще без изменений.

3. 1 июня Рособрнадзор констатировал, что «Единый государственный экзамен по математике профильного уровня прошел 1 июня в штатном режиме, без серьезных технических сбоев и утечек контрольных измерительных материалов (КИМ)».

4. 6 июня Рособрнадзор пообещал подать на петербургского учителя в суд за обнародование непроверенной информации.

5. 4 июля председатель правительства Д.Медведев сообщил, что «период госэкзаменов прошел в достаточно спокойной обстановке, без каких-либо серьезных осложнений».

Понятное дело, премьер-министр не может сам отслеживать, как проходят школьные экзамены. Но ведь скандал-то был. И наличие/отсутствие осложнений — вопрос относительный: смотря для кого. Для организующей экзамен структуры — да, все в порядке. Как раз в рамках появившейся год назад в сети инструкции Рособрнадзора об «описании системы образования в целом, с определением позитивных моментов» (п. 1) А для участников ЕГЭ? А для учителей и проверяющих экспертов? А если окажется, что все-таки проблемы были, в каком свете соответствующая структура выставит правительство?

6. 5 июля С.Кравцов проинформировал общественность, что «служба продолжает совершенствовать технологию проведения ЕГЭ, и в следующем году материалы будут передаваться в школы не только на дисках, но и через интернет». «В ЕГЭ утечек ни по одному предмету не было с 2014 года».

Хочу здесь остановиться. Как пишут в интернет-мемах, «а если найдем?» Если среди такого множества подтверждений хоть одно окажется доказанным, в суд надо будет подавать уже на господина Кравцова?

7. 6 июля Рособрнадзор опять констатировал, что все прошло без сбоев.

Итак, ни одного обещания разобраться. Ни слова о намерении проверить. Мы чисты. Это абсолютная истина, сомнению не подлежит. Хотя, по крайней мере из уважения к общественному мнению (к системе образования имеет отношение 30 миллионов человек!), можно было бы хоть какое-то публичное разбирательство провести, а? Ведь не один, не два человека подтвердили, что да, именно такие задания и были!

Как тут не согласиться со словами Дмитрия Гущина (8 июня 2017 года):

«Продиктую правильные слова, хорошо подходящие для руководителя федерального ведомства: «Информация о возможных нарушениях на экзаменах внимательно и со всех сторон анализируется, посылается независимым экспертам для получения авторитетного мнения. Просим каждого, у кого есть сведения о возможных утечках, других нарушениях связаться с нами и подробно об этом рассказать. Уже создана комиссия, через несколько дней она даст полный отчет о полученной информации, который будет опубликован на нашем сайте. Мы не побоимся обозначить проблемы, найти и указать пути их решения».

Еще одна цитата из С.Кравцова по поводу поста Д.Гущина:

«Я не исключаю, что это провокация. Мы соответствующий иск подготовим, чтобы впредь никому не было так зазорно в момент проведения важнейшего мероприятия в жизни каждого школьника делать непроверенные заявления», — сказал Кравцов (6 июня 2018 г.).

Заметьте: непроверенные. В том числе и Рособрнадзором! Но, поскольку, возможно, это провокация, то есть речь о проверке и не идет!

8. 28 июля стало известно, что обещание свое Рособрнадзор выполнил, и соответствующее исковое заявление было подано в Дорогомиловский районный суд Москвы (текст искового заявления можно увидеть здесь).

9 июня газета «Петербургский дневник» удалила с сайта интервью с Дмитрием Гущиным. Со страницы «Новых известий», не дожидаясь решения суда, соответствующий материал тоже убрали.

Это удивительно. Эти материалы излагали личную точку зрения отдельного человека, специалиста, основанную на его профессиональном опыте. Не точку зрения редакции. Он не сказал ничего криминального, указал на проблему. Хотя многое уже удалено, даже по отголоскам обсуждения можно сказать, что как минимум что-то было не в порядке.

У вас еще есть возможность познакомиться с точкой зрения «виновника торжества» Д.Гущина. Если суд примет решение не в пользу ответчика, такой возможности у вас уже не будет.

Почему есть основания в подобных подозрениях? Потому что очень трудно сказать, соответствуют ли действительности приведенные в посте утверждения.

«Масштабная утечка подтвердилась.

Каждый год мне присылают задания будущего ЕГЭ, каждый год они оказываются подлинными».

Давайте посмотрим, в чем основная сложность. Ну, во-первых, банально, если в задаче приведены другие числа или переставлены слова, она формально может считаться другой. Но есть и вторая сложность. Обратимся к порталу «Решу ЕГЭ» — вполне надежному, проверенному многими школьниками и учителями помощнику в подготовке к экзамену.

Задания разбиты в соответствии с количеством вопросов экзамена на 19 групп и содержат около 100 общих тем плюс 20 тем по обеим геометриям. В каждой экзаменационной задаче в соответствии с очень общей формулировкой непосредственная тема может оказаться какой угодно, а также может случиться их комбинация. Давайте посмотрим, например, на 15-ю задачу темы «Неравенства». Их 6 видов + смешанные. Допустим, в «слитом» варианте — тригонометрическое неравенство, для решения которого требуется формула тройного угла. Уже одно то, что известен вид — тригонометрический, существенно уменьшает объем материала для повторения, а формула — само задание может иметь совсем другой вид, но где-то там в глубине сидит та самая формула. Ее частенько забывают/пропускают, так что если вы о ней знаете заранее и специально именно ее повторили, решение у вас в кармане.

Дмитрий Гущин. Иллюстрация: YouTube.com|РЕШУ ЕГЭ

Собственно, именно об этом Дмитрий Гущин и говорил в посте от 1 июня «Масштабная утечка заданий ЕГЭ по математике подтвердилась».

«Не одно или два — в сборке 30 (!) прототипов каждого из самых трудных заданий 13−18 экзаменационного варианта. По-разному составляя их друг с другом и меняя в заданиях числовые данные, можно получать сотни экзаменационные задач, которые и оказались на экзамене».

И решение такого рода вопросов — не дело суда. Те, кто пробовал судиться с Рособрнадзором, знают, насколько далеки судьи бывают от проблем образования и науки.

Разбираться должно профессиональное сообщество. С участием уважаемых граждан, которым общество доверяет, специалистов по статистике, которые, проанализировав подробные результаты экзамена за последние годы, могли бы указать на узкие места…

В конце концов, давайте решим, что нам важнее: чистота мундира или судьбы наших детей? Разве достойно функционирующая система образования — это не наша общая забота?

Тут очень тревожной представляется информация, озвученная профессором Александром Ивановым в проекте К.Сёмина «По-живому» от 6 сентября об отказе депутатов Думы организовать соответствующее парламентское расследование. Ведь там есть специалисты от образования и возможностей у них неизмеримо больше, чем у школьного учителя…

Беспокоит следующее. Скандал этого года говорит о как минимум серьезных недоработках в системе организации ЕГЭ. Совсем на пустом месте такого шума бы не возникло. Не могло просто «показаться» такому большому количеству людей. В случае же судебного решения в пользу истца эта тема будет автоматически закрыта. То есть вся экзаменационная кампания будет признана чистой и прозрачной. А ведь помимо собственно утечек есть и еще претензии: однообразие вариантов, поставивших в неравные условия выпускников из восточных и западных регионов страны, неожиданно избыточно сложные задания в отдельных регионах, скандалы вокруг «творческих» заданий по русскому и английскому языкам, возможность использования только утвержденного списка источников и пр. А «виноватым за все» может оказаться один петербургский учитель.


II. КТО ГРОМЧЕ ВСЕХ КРИЧИТ «ДЕРЖИ ВОРА!»?

Зал судебных заседаний

Экзамены не могут быть «почти честными». Они либо честные, честные для всех, либо к ним нет доверия, нет ни у кого. Либо все знают, что экзаменационных заданий в интернете нет, либо все знают, что они там есть. Либо всё общество так устроено, что в школе надо учиться, а в вузы поступают умные и честные, либо успех — это купить в интернете украденные задания за неделю до экзамена и прорешать их с репетитором. (Дмитрий Гущин, пост от 1 июня 2017 года https://vk.com/boxdd)

11 сентября в Дорогомиловском суде г. Москвы начнется заседание по иску Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки к гражданину РФ Дмитрию Дмитриевичу Гущину о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию этой службы сведений, размещенных в ряде его постов на странице в социальной сети «ВКонтакте» (исковое заявление можно посмотреть тут).

«Общий контекст публикаций формирует негативное представление о Рособрнадзоре как о Федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем функции по контролю и надзору в сфере образования. В опубликованных материалах Рособрнадзор обвиняется в масштабной утечке материалов по ЕГЭ, сокрытии якобы имеющих место утечек материалов ЕГЭ, распространении лживых сведений.

Сведения изложены в виде утверждения (как в заголовках, подзаголовках, так и текстах публикаций), т.е. как имевший место факт — утечка материалов ЕГЭ, ложные высказывания Рособрнадзора, из чего складывается мнение о ненадлежащем исполнении Рособрнадзором своих обязанностей, недобросовестном поведении, что умаляет деловую репутацию Рособрнадзора.

Более того, публикация ложных сведений об утечках материалов по ЕГЭ в период экзаменов создает нервное напряжение среди учащихся и в ответственный период подготовки к экзаменам отвлекает, что может привести к неудовлетворительным результатам» (стр. 3 п.1 искового заявления).

Итак, в чем же дело?

Страница Дмитрия Гущина в соцсети

С 31 мая, накануне экзамена, Дмитрий Гущин начал на своей странице «ВКонтакте» публикацию материалов об утечке экзаменационных заданий профильного ЕГЭ по математике (позже к ним добавилась информация об экзамене по химии).

За некоторое время до этого в сети появился список из 30 прототипов заданий второй, «творческой» части экзамена — заданий с развернутым ответом. Тех, за которые дают больше всего баллов. Д.Гущин обнародовал его, а позже попросил от читателей подтверждения, если у кого-нибудь были такие задания. И действительно, судя по комментариям к его постам, задания были либо такие, либо немного, с точностью до конкретных чисел, измененные.

На самом деле даже указание вида задания (как в этом случае — например, неравенства тригонометрические и логарифмические, то есть два вида из шести, если не считать вида смешанного) уже облегчает жизнь.

При этом никого Д.Гущин изначально не обвинял. Просто указал на факт утечки. Ну и действительно, могло быть так, что какие-нибудь очередные хакеры постарались, сбой какой-нибудь технический произошел, а его «плодами» воспользовался кто-то недобросовестный, причем опять же совсем не обязательно внутри ведомства.

Но вот реакция Рособрнадзора (я могу ошибаться, но мне она напомнила вариант «на воре шапка горит») дала повод для размышлений и дальнейших высказываний.

Официальная реакция была примерно такой:

— экзамен прошел спокойно, утечек не было с 2014 года;
— даже если было, зачем будоражить;
— этого не могло быть, потому как компьютерные технологии;
— можно было просто угадать, по сети перед экзаменами много чего ходит, в конце концов, кто-то может и попасть пальцем в небо.

Оставим последнее на совести образования, полученного соответствующими деятелями, давайте посмотрим на остальные.

Сергей Кравцов. Иллюстрация: Obrnadzor.gov.ru

Ну не прошёл экзамен спокойно! Даже если вы считаете, что Гущин и иже с ним кругом не правы, скандал случился. А это как высокая температура, которая есть свидетельство, что где-то — воспалительный процесс. Что-то не так. И, значит, надо разбираться, а делать виноватым Гущина в таком случае — это как голову рубить гонцу, принесшему плохую весть.

«А пресс-служба Рособрнадзора сообщает, что их служба мониторинга ЕГЭ утечек не зафиксировала. Они потратили на эту службу миллионы, а она очевидную проблему зафиксировать не в состоянии. Помню, что в 2011, 2012 и 2013 годах пресс-служба точно так же всё отрицала. В конце концов, у них украли все экзаменационные варианты по всем предметам — от весенней досрочной волны до июльских пересдач. Но они и тогда не сдавались и каждый день опровергали. Можно в новостях у них на сайте посмотреть или вот это короткое видео.

Очень занимательно» (пост Д.Гущина от 2 июня).

А какие еще есть способы привлечь внимание к проблеме, кроме как опубликовать пост на своей странице или пробиться на прямую линию с президентом? Куда бежать? Тем более, что время не ждет, на носу поступление в вузы, то есть счет идет на дни? Позвонить на какую-нибудь линию? Ну звонили, говорят… А вот заместитель главы Рособрнадзора А.Музлаев полагает, что «формат и содержание ЕГЭ за годы его существования значительно трансформировались в соответствии с запросами общества, и в их нынешнем виде воспринимаются россиянами положительно».

Эту же картину показывает и анализ обращений, поступивших на горячую линию и линию доверия ЕГЭ в 2018 году. Практика показывает, что у родителей и школьников нет критических замечаний к единому госэкзамену.

Можно бы еще в СМИ обратиться, но, судя по тому, как быстро они стали удалять интервью с Д.Гущиным и материалы, связанные с этой историей, негативное мнение высказывать нельзя и привлекать внимание общественности — тоже.

Вообще это удивительный факт. Можно критиковать президента и председателя правительства, кого угодно из Думы и Совета Федерации, недавно вот пенсионную реформу обсуждали, каких только мнений и кем не высказывалось… А про Рособрнадзор — нельзя. Да даже не про само ведомство (изначально), а про сферу его… хм-м… компетенций.

Единственное, что можно было бы вменить Гущину в вину, так это то, что он, будучи персонажем крайне популярным и много читаемым, поучаствовал в распространении действительных заданий ЕГЭ и тем самым способствовал «утечке». Но ведь нас-то все время заверяют, что утечек нет и быть не может! Ну подумаешь, какие-то варианты обнародовал, у него на «Решу ЕГЭ» их тысячи. Но вот если варианты-таки действительные, ему, как публичному персонажу, легче привлечь внимание. Как и получилось.

Обычно за ЕГЭ ратуют под девизом «Образование должно быть честным!» Ну так то, что случилось в этом году — нечестно! Нарушается базовое «преимущество» ЕГЭ — равные условия. И что делать, если ты такое видишь? И ты при этом, пусть и очень популярный, но учитель? Кстати, личность Дмитрия Гущина действительно популярная, его портал «Решу ЕГЭ» — тем более, и на его странице, и на портале вся эта информация была размещена. Ладно, Рособрнадзор обиделся, а правоохранительные органы не хотят проявить интерес? Борцы с коррупцией? Ведь если все так, как написал Гущин, цена вопроса астрономическая…

ЕГЭ — это индустрия. Если хотите, тот самый крупный капитал. Чтобы понять, насколько все серьезно, достаточно посмотреть, сколько пособий для детей, учителей и родителей, курсов, платных консультаций, сайтов и пр. мгновенно появилось, как только заикнулись о проведении в школах ВПР (всероссийских проверочных работ). Наберите в поиске… А ведь это не экзамены, ВПР никак особо (по крайней мере, в теории) на судьбу школьника не влияют, неоднократно декларировалась мониторинговая их сущность — еще как могло! Из-за всяческих IT-прорех регулярно страдают банки, засекреченные организации, электростанции, вот даже система выборов крупнейшей экономики мира…

Помните, недавно из-за хакеров случился сбой прямо во время сложнейшей операции в больнице. Зачем это скрывать? Люди знали, что делать в критической ситуации, они были профессионалами и спасли человека. В конце концов, Министерство по чрезвычайным ситуациям возникло не на пустом месте!

Просто к подобным ситуациям надо быть готовым. Признать, что такое (еще и не такое!) может быть, и действовать соответствующе. Иметь планы B, C, D — и далее по списку.

Очень неприятно, что Рособрнадзор занял такую позицию.

Напомню, что глава ведомства С.Кравцов вызвался (14 мая 2018) года лично принять участие «в обсуждении практических шагов по формированию системы ценностей у школьников». По его мнению, «выпускник должен иметь систему ценностей, он должен быть нравственным, ответственным человеком».

Сочетается ли с этими высокими порывами идея о собственной непогрешимости, недопустимости критики и самокритики?

Кстати, с 1 сентября рабочая группа Рособрнадзора начнет-таки проверки начнет-таки проверкивоспитательных программ в общеобразовательных учебных заведениях.

Не правда ли, судебный процесс над Д.Гущиным создаст замечательный фон для этих формирований и воспитаний? Когнитивный диссонанс у школьников заказывали?

Это, кстати, о «создании нервного напряжения среди учащихся и — в ответственный период подготовки к экзаменам — отвлекании, которое может привести к неудовлетворительным результатам»…

А что, отказ признать возможность наличия проблемы приводит к удовлетворительным?

В исковом заявлении истец просит суд (пп. 4−5): «Обязать Гущина Д.Д. опровергнуть распространенные сведения в течение 10 дней с момента вступления решения суда в законную силу». Опровергнуть «путем опубликования резолютивной части решения суда по этому делу».

Не знаю, как вы, а я не представляю, как Д.Гущин может это сделать. Вот прототипы заданий, они ходили по сети до экзамена. Это факт, не вызывающий сомнения, слишком многие видели. Вот люди, которые подтверждают, что да, были (с точностью до числовых значений) именно такие задания. Дмитрий даже бросил клич «поможем Рособрнадзору», когда он просил отозваться тех, у кого были такие варианты. Соответственно, вот, в комментариях много народа высказалось. Тут опровергать что? Ну хорошо, он опубликует решение суда, признавшего «не соответствующим действительности» все это, — и?.. Участники экзамена с обеих сторон и задания сразу исчезнут? Какое впечатление все это будет производить?

А ведь есть более быстрый и простой способ: пригласите Д.Гущина, А.Иванова, С.Рукшина, других известных своей позицией людей и покажите им, как все устроено. Убедите их, что утечек быть не могло… А если, помимо этого, еще и статистику по регионам за все годы обнародовать, да в независимом центре проанализировать…

И в заключение. Представьте себе такую ситуацию: открывается энергоблок на атомной станции. Праздник, оркестр, строители с семьями, флажки, праздничное настроение. Накануне директор станции обращается с предложением никакую негативную информацию про строительство и открытие не обнародовать. Праздник же, атмосфера… паника опять же, может случиться… Вдруг некто замечает, что по показанию его дозиметра что-то уровень радиации повышен. «У нас все хорошо, — говорит директор станции, — утечек нет и быть не может, у нас такая электроника, система мониторинга, у нас такие технологии!» Некто волнуется, начинает народ в сети спрашивать: «Ребята, а у вас как?». Один за другим люди пишут, что и у них так же. У кого-то больше, у кого-то меньше. У кого-то, правда, в норме. «Мы подадим на вас в суд!» «Вы умаляете нашу деловую репутацию», — говорит директор. И таки подает.

Вы бы предпочли судебное разбирательство или срочную комиссию специалистов, выяснение ситуации, в случае подтверждения — МЧС и систему эвакуации? А в случае неподтверждения — дети руководства станции на ее фоне и подробный рассказ о плане В на экстренный случай?

Анастасия Шарова

Источник: 12


Автор Анастасия Борисовна Шарова — педагог, биолог и математик (Санкт-Петербург).

Фото: в суде / Игорь Бигаев © ИА Красная Весна 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора