Утопия Сулакшина и антиутопия Путина

Русранд 26.12.2017 9:14 | Политика 187

Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

Утопия — это достаточно редкий для современной российской литературы жанр, который даёт представление или описывает одну из моделей идеального, справедливого, нравственного и перспективного, с точки зрения автора, модель идеального общества или государства. В истории литературы утопические произведения во все времена играли большую роль, создавая формы осознания и оценки образа будущего — совершенной страны или страны совершенства.

Утопические мотивы звучали в произведения русских и советских классиков — в «Путешествии из Петербурга в Москву» Радищева, рассказе «Сон «Счастливое общество» Сумарокова, романах «Что делать?» Чернышевского, «Сон смешного человека» Достоевского, «Земля» Брюсова, «Красная Звезда» Богданова, «Борьба в эфире» Беляева, «Туманность Андромеды» и «Час быка» Ефремова, «Полдень, XXII век» Стругацких.

Впрочем, теоретические и практические наработки будущего устроения России, созданные учёными Центра Сулакшина, это вовсе не художественная литература. И отличается от утопических чаяний литераторов тем, что уже готова к практическому применению. То есть, создана не просто мыслеформа, какой мы видим Россию будущего, но и обнародованы проект её конституции, стратегии и доктрины её развития, экономических, социальных, международных, информационных и общественных отношений. Хотя, не скроем, что в среде активистов Партии нового типа ужа началась работа по созданию литературных трудов по мотивам «Нравственного государства».

Сам профессор Степан Сулакшин использует в пояснениях к трудам Центра термины «Большой проект страны» и «Чертеж страны». Любая работа, творческая или техническая начинается с проекта, чертежа, тем более такая сложная, как переустройство государства. Скептики со всех сторон голосят о том, что ничего в России изменить невозможно, тем самым играя на стороне путинской антиутопии (но о ней ниже). Что СССР распался безвозвратно, воровской либерализм, ведомый западными корпорациями, пришёл всерьёз и надолго. Впереди — только падение в пропасть и неизбежный конец. А значит — нужно жить одним днём. Дают властьимущие — греби под себя, не дают — работай локтями и кулаками, не обращая внимания на ближних своих. Как сказал «классик» современного российского либерализма периода правления Ельцина Б.Н., «они не вписались в рынок».

Как-то один из скептиков заявил: «Ну, что вы о каком-то Нравственном государстве говорите? Что это такое — страна, где люди не будут воровать, изменять, предавать и нецензурно выражаться?». Другой критик платформы ПНТ раз в неделю «страдает» в социальных сетях: «Где был Сулакшин раньше, почему молчал, почему заговорил только сейчас?»

Безусловно, что выдвигая в некотором смысле утопический теоретический концепт нравственного государства как грядущего этапа эволюции этого института, учёные Центра Сулакшина утверждают, что за правовой и социальной доминантой в устройстве государства исторически последует нравственная. То есть государство, как социальная оболочка, создаваемая обществом в целях достижения всеобщего блага, и станет той базой нравственности, которая в итоге (через социальные, образовательные, политические, информационные институты) изменят и самого человека и его отношение к равным себе. И все эти механизмы прописаны в проекте Конституции.

Разве об этом Степан Степанович стал говорить сегодня? Ещё в 2011 году за авторством В.Э.Багдасаряна и С.С.Сулакшина вышла в свет книга «Властная идейная трансформация. Исторический опыт и типология», в которой была на исторических примерах проанализирована тупиковость либерального пути развития России и неизбежность грядущей политической бифуркации в пространстве между дальнейшей «оранжевой» экспансией и деградацией страны в случае, если действующий в стране режим не начнёт так называемую революцию сверху. Тогда и сам Степан Степанович и его коллеги допускали, что «второе пришествие» на пост президента Владимира Путина явит России радикальную властную идейную трансформацию, изменение смыслов существования государства, смены персоналий элиты, появление и конституционное закрепление новой, понятной, всенародно поддержанной идеологии государства.

Но, несмотря на то, что Путин мог изменить конституцию РФ, причём легко, о чём заявил в канун избрания на третий срок, он предпочёл консервацию собственного либерального режима и приверженность всё тому же уничтожающему Россию либеральному курсу. Так надежды на «нового Путина» рухнули, и их не спасла даже успешно проведенная операция по возвращению Крыма в состав РФ. Ведь эту самую, такую желанную и долгожданную крымскую радость на фоне заявлений о самом разделённом в мире русском народе, начисто перечеркнули предательство Новороссии и трагедия Донбасса.

Есть и скептики другого рода. Они примитивизируют платформу ПНТ, задаваясь вопросом «А вы за социализм или за капитализм?». При этом упускают из вида, что в современном мире успешность государства и защищённость человека определяет не аббревиатура, цвет флага или портрет лидера, а оптимальное сочетание устройства производства, распределения и потребления благ и ресурсов в стране.

Например, в социалистическом СССР имел место государственный капитализм со всеми признаками экспуатации человека человеком, была теневая экономика теневая экономика и характерная для всех государств бывшего социалистического лагеря проблема непреодоленности разделения труда и обмена. В нынешней капиталистической РФ есть масса признаков социализма — бесплатное общеобязательное школьное образование, бюджетные места в средних и высших учебных заведениях, бесплатная медицина, родовспоможение и т.п. Но распад СССР и деградация РФ являются яркими маркерами того, что общество не сумело добиться оптимального сочетания политэкономических отношений, способных выстроить государство нравственности и справедливости.

«В современной переходной постсоциалистической либеральной России устройство в этой сфере радикально изменилось относительно предыдущей модели советского типа. Теоретиками революции 1991 года предполагалось, что новая модель снимет недостатки советской модели, даст импульс развитию постсоветской страны и гармонизирует отношения в обществе, исключая конфликты, социально-политические потрясения, стимулирует прогресс во всех сферах. Население почувствует и примет справедливость устроения, и прогресс страны будет обеспечен. Но 25 летний исторический опыт показал, что развитие России идет иначе. Вместо прогресса реально получена тотальная деградация страны. Мировой опыт и новые научные модели устроения стран показывают, что оптимальная модель в целом в мире еще не найдена и не реализована. Российский эксперимент все более обостряет политические разногласия в его оценке и прогнозах», — пишут в работе «Макробаланс страны как инструмент и реальность» С.С.Сулакшин и эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Л.И.Кравченко.

Прогнозы для путинской России Центр Сулакшина и активисты Партии нового типа делают давно, и все они малоприятные. Изменить ситуацию сегодня не могут и отдельные представители лево-патриотической оппозиции, участвующие в броуновском движении по выдвижению народных лидеров в заведомо проигранных в 2018 году президентских выборах. Победить путинизм и остановить деградацию России в состоянии только новая идея и новая государственная идеология, сопряжённые с титанической организационно-просветительской работой. У современной мечущейся между партнёрами Запада и Востока России попросту нет ни вектора движения, ни смысла существования, и крайне мало образованных людей, способных сутками вести разъяснительную работу с людьми.

К слову, оценки развития будущего России и мира во многом совпадают с выводами экспертов международной организации «Римский клуб», констатирующей: «Старый Мир обречен. Новый Мир неизбежен!». Планета деградирует, авторитаризм и фундаментализм на подъёме, спекулятивный капитал торжествует. Сегодняшний кризис не циклический, но усиливающийся. Он не ограничен природой вокруг нас, но включает социальный, политический, культурный, моральный кризис, кризис демократии, идеологий и капиталистической системы. Жёсткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и упрощенного понимания мира, призыв к альтернативной экономике, «новому Просвещению», духовно-нравственному мировоззрению, единой планетарной гармоничной цивилизации — такова ныне повестка будущего развития, предлагаемая Римским Клубом.

Идеология высших ценностей ПНТ, фактически предлагающая трансформацию государственных систем и консолидацию общества на новых, но понятных основах, уже выработана. Любое будущее, как утверждает новая теория профессора Сулакшина, имеет статус контрфактического моделирования. Предвосхищение, предчувствие будущего, настрой граждан на осязание будущего и его притяжение в действительность становится частью настоящего, и тем самым будущее фактически развивается. Тем самым даёт основание в очередной раз подтверждать, что любой утопизм реалистичен. Иными словами, инструментом воплощения утопий всегда был реализм.

Французская революция, сокрушившая феодализм, была порождением мировоззренческих трудов социалистов- утопистов. Великая Октябрьская социалистическая революция воплотила и сделала реальностью мечты русских утопистов, детализированных в дальнейшем в трудах В.И.Ленина. Критикуемая в некотором смысле утопическая программа социальных и политических реформ Уго Чавеса и его проекта новой Конституции легли в основу реальных преобразований Венесуэлы, благодаря которым государство национализировало энергодобывающие и нефтяные компании, отказалось от сотрудничества с международными финансовыми организациями и монополиями, существенно расширило права коренных народов. Пример так называемой «исландской революции» 2010 года с всенародной разработкой новой конституции — тоже яркий пример, как мечты отдельных патриотов в итоге развивают будущее всей страны.

*     *     *

Впрочем, в художественной литературе есть и иная жанровая разновидность, именуемая антиутопией. Антиутопия описывает государство, в котором возобладали негативные тенденции развития, она ставит под сомнение возможность достижения социальных идеалов и установления справедливого обществ и исходит из убеждения, что произвольные попытки воплотить эти идеалы в жизнь сопровождаются катастрофическими последствиями.

Придя к власти в России 18 лет назад, Владимир Владимирович Путин не имел в своём арсенале ни серьёзных государственных проектов, ни чертежей и новых моделей государственного устроения. Приняв наследие разрушителя СССР Ельцина Б.Н., действующий президент РФ продолжил его дело, о чём явственно говорит и открытие при его непосредственном участии Ельцин-Центра в Екатеринбурге. Не была изменена ни ущербная и неприемлемая для России западоцентричная внешняя политика, ни модель сырьевой экономики. Те, кто в 90-е нажил миллионы на разворовывании и уничтожении российскую промышленности, ныне уже находятся в статусе миллиардеров и, конечно же, неприкасаемых.

Согласно собственной антиутопической логике, Владимир Владимирович критикует основателя Советского государства В.И.Ленина, который, по словам Путина, заложил «атомную бомбу» под фундамент России. Президент критикует СССР, который якобы ничего, кроме галош для африканских племён не выпускал кроме галош для африканских племён не выпускал. И если СССР (при всех негативных явлениях)по своим высшим смыслам являл собой государство-утопию, то ельцинская, а ныне путинская Россия (как, впрочем, и болезненно разлагающаяся Украина) — это антиутопия. В которой первые лица государства не видят ориентиров и маяков, но отвергают любые здравые общенародные идеи, которые бы противоречили их личным и корпоративным интересам.

Подобно героям сказки Д.Родари «Джесомино в стране лжецов» российские элитарии, владеющие контрольными пакетами акций всех центральных СМИ, с макушек телеизлучателей вбивают в головы граждан мысли и формулы, что ложь — это правда, что санкции и потери рынков — это благо, что война в Донбассе — это минский мир, что фашизм — это мелкие шалости партнёров, что бойня в Сирии — это борьба с террористами на дальних подступах России. И таким образом пытаются законсервировать существующую действительность в стремительно изменяющемся и трансформирующемся мире. Мире, в котором так называемые дорогие западные партнёры не оставляют места для нашей страны. Это их видение будущего. И они на него работают, они его приукрашают, тиражируют и лелеют. Мир корпораций. Мир без России.

Которая, как пишет академик РАН Абел Аганбегян http://www.sib-science.info/ru/news/o-realnom-meste-16022017 , из передовых держав этого самого мира сегодня по паритету покупательной способности на душу населения опустилась на 43-е место, по сопоставимому уровню реальных доходов и реальной заработной платы — 50-55-е место, по индексу социального развития ООН — 65-е место, по уровню жизни пенсионеров — 78-е место, по обеспечению комфортным жильем — примерно 80-е место, по ожидаемой продолжительности жизни — 90-е место, по качеству здравоохранения — 119-е место.

Можно, конечно, и дальше верить Путину и ТВ. Но стоит зайти в Интернет, и картина антиутопии вырисовывается независимо от желания. Уровень неравенства в РФ сравнялся с показателями 1905 года. Россия вошла в топ-5 стран по выводу капитала в оффшоры. Уровень бедности в России достиг максимума за 6 лет. Это первое, что бросилось в глаза, хотя ужасный список «добрых дел» кремлёвских рулевых впору продолжать до бесконечности.

Есть ли будущее у России и каждого из нас при действующей модели государства, конституции, системе и её действующих лицах? Выводы каждый сделает сам. И утопист, и реалист.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Русская литература о грядущем совершенстве человека

Светлое будущее глазами фронтовиков

Юрий Бондарев: Жизнь строится на твердых «да» и «нет»

СССР, «совок» и облик будущего России

Как будет оздоравливаться страна

Путь к Большой идее

Ноу-хау партии нового типа в России: политико-психологические и человеческие основания — I

Ноу-хау партии нового типа в России: политико-психологические и человеческие основания — II

Партия нового типа. Мы пойдем другим путем

Клятва

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина