Увольнение краснодарского врача — наказание не для доктора, а для пациентов

Маргарита Алексеева 12.11.2018 1:10 | Альтернативное мнение 86

В Краснодарском крае врача-эндокринолога уволили с работы после того, как в сети появилось видео, на котором доктор кидает документы пациентки на пол, грубо отказывая в приёме без записи со словами «Хоть ты сдохни».  Врач Маргарита Алексеева после просмотра видео утверждает, что не всё так однозначно, как кажется.

Смотреть это видео, если честно, мне было искренне тяжело. Во-первых, потому, что впечатления о нём, мягко, говоря, неоднозначные. Во-вторых, будучи врачом, и поэтому имея к коллегам очень много сочувствия и сострадания, я не могу полностью оправдать данного доктора.

Чисто субъективно и эмоционально — видео отвратительное. Причём обе его участницы — что врач, что пациентка — проявляют далеко не лучшие человеческие качества.

Почему так получилось и насколько оправданы столь жестокие меры в отношении медработника — попытаемся разобраться.

Первое, что бросается в глаза — это безапелляционный и требующий тон молодой девушки, пациентки. Девушка, бесспорно, страдающая тяжёлым заболеванием, приходит к врачу и требует (да, именно требует, а не вежливо просит) принять её без записи и выписать ей жизненно необходимый инсулин. Правда в том, что диабетику действительно весьма проблематично прожить без инсулина неделю, и даже меньший срок. Не будем вдаваться в медицинские подробности, кому интересно — гугл в помощь, но можете поверить: декомпенсация диабета и гипергликемия — это очень и очень неприятно. Да, можно сказать, что оставить больную сахарным диабетом женщину без инсулина — преступление. Но так ли все однозначно?

Девушка с видео наверняка знает о своём диагнозе не первый день, и даже не первый год. Соответственно, она, по идее, должна бы очень хорошо представлять те последствия, которыми чревато отсутствие инсулина в её жизни. Конечно, она знала, причём узнала не в день записи видео, что жизненно необходимый для неё препарат заканчивается. Соответственно, возникает вполне логичный и законный вопрос: где ты, родная, была раньше? Почему ты соизволила обратиться к врачу лишь тогда, когда оказалось, что инсулина у тебя не будет «уже сегодня»?

Бесспорно, врачи призваны помогать людям и нести ответственность за свои действия или бездействие. Но снимает ли это ответственность с больного за собственное здоровье?

Однозначно, нет. Хотя бы потому, что у врача, особенно у врача государственной поликлиники, число пациентов исчисляется десятками, а то и сотнями. Именно поэтому не идёт речи ни про какое эксклюзивное отношение, ни про какое «мне удобно именно сегодня, а до этого я была в другом городе/стране/планете» — хотя бы потому, что это мешает работе медучреждения. Без очереди, без талона можно и нужно принять пациента с внезапно возникшим угрожающим состоянием. Для решения же плановых вопросов существует запись. Догадаться, что инсулина выписывается определенное конечное количество, и что однажды он обязательно закончится, можно даже в случае наличия олигофрении в степени лёгкой дебильности. Именно поэтому выписка рецепта и очередной осмотр специалистом по поводу хронического заболевания — ситуация плановая и требующая предварительной записи. В конце концов, почему должны страдать добросовестные пациенты, у которых хватило ума и ответственности озаботиться состоянием своего здоровья заранее?

Тем не менее, мы имеем объективное нарушение врачом принципов этики и деонтологии. Даже не грубое — грубейшее. Что бы ни говорил пациент, как бы он ни провоцировал медика, каким бы неотесанным, уж простите, быдлом он ни был — опускаться до уровня швыряния предметами и использования грубых и жаргонных слов типа «сдохни» недопустимо. Такое поведение может иметь место в бытовом кухонном конфликте в семье алкоголиков, но никак не в кабинете врача.

Однако…

Довольно грубая склейка, свидетельствующая о том, что кусок видео был вырезан, не может не обратить на себя внимание. И тут вопрос, ответ на который мне довольно очевиден: что именно вырезала безалаберная пациентка из компромата? Явно ничего такого, что порочило бы врача ещё сильнее — ведь в этом, собственно, и цель всего действа. Значит, логично предположить, что вырезано нечто, порочащее её саму. Нечто, что хотя бы объясняет реакцию врача. Какими бы некрасивыми и даже стыдными не были действия медработника, нельзя сбрасывать со счетов простой и очевидный факт, что все мы люди, и ничто человеческое нам не чуждо.

Всем знакома фраза «вырвано из контекста». Так вот. В данном видео вырван контекст. Мы вряд ли когда-нибудь узнаем, что именно сказала или сделала пациентка, но я ни за что не поверю, что взрослый опытный доктор со стажем абсолютно без причины вдруг стал бы швыряться предметами и употреблять очень сильно эмоционально окрашенную лексику.

Уровень воспитания пациентки никаких иллюзий не оставляет: хотя бы тот факт, что девушка не соизволила дождаться, пока предыдущий пациент покинет кабинет и закончит решать свои вопросы с врачом, говорит о многом. Дала ли врач согласие на видеосъёмку — я думаю, всем ясно, поэтому возникает вопрос о законности действий горе-оператора.

Тон и интонации пациентки также никак не способствуют поиску компромисса и продуктивному сотрудничеству, но это мелочи, конечно: в таком стиле, к сожалению, общается чуть ли не каждый третий.

Теперь осталось подумать о наказании, которое понесла врач. Опустим философские рассуждения на тему того, что работа в поликлинике с контингентом а-ля барышня с видео — так себе радость, и увольнение, может статься, не наказание, а благо.

Точнее, наказание, конечно, но для врача ли? Чрезвычайно сомнительно, что под дверями поликлиники стоит толпа эндокринологов, мечтающих там работать. Соответственно, в условиях дефицита врачей, особенно узких специалистов, руководство поликлиники приняло решение отказаться от ещё одного. За проступок, носящий сугубо этико-деонтологический характер.

Чего они этим добились? Безалаберной инфантилке, которая автор видео, станет ещё труднее получить свой инсулин — запись-то растянется в связи с тем, что врачей стало на одного меньше. Обидно, что сложнее станет не только ей.

Риск повторного возникновения конфликтной ситуации «врач-пациент» также возрастает — в связи с ростом нагрузки на врача (в том числе и эмоциональной) и повышением градуса недовольства пациентов ситуацией в поликлинике и медициной в целом.

Врач, бесспорно, была неправа. И её проступок требовал наказания — выговора, депремирования, разбирательства на комиссии по этике и деонтологии. Но увольнение — это слишком жёстко и недальновидно. И негативные последствия как для населения, так и для господ организаторов здравоохранения, не заставят себя ждать.

Сейчас на главной
Статьи по теме