Важнейшим из искусств для нас является цирк!

Александр Майсурян 16.07.2018 8:55 | Политика 83

Оказывается, в левом рунете разразилась настоящая буря в стакане воды. Сайт «Сен-Жюст», на котором публикуются тексты Александра Тарасова и других левых авторов, сначала замолчал на пять месяцев, а потом опубликовал резкое заявление «Мы не стрип-бар и не «Мосгорсправка». И становиться ими не собираемся».

Из заявления:
«Мы пришли к выводу, что стали невольной жертвой деградационных процессов, быстро развивающихся в «левом рунете».»
«У Октябрьской революции не было интернета, но она победила. У Вьетнамской революции не было интернета, но она победила. У Кубинской революции не было интернета, но она победила. У Сандинистской революции не было интернета, но она победила. А когда у сандинистов появился интернет, это сыграло против них.»

В итоге авторы сайта призывают «прекратить наконец сидение и болтовню в соцсетях, полезные только классовому врагу (его спецслужбам), а выходить с нами на прямую связь».

Упомянутый в заявлении Велимир Долоев doloew1917 тут же поместил язвительную отповедь «Сен-Жюсту», где заметил: «Очень характерная черта для столь последовательных революционеров: враждебными им оказываются уже не столько определённые классы и идеи, сколько технологии и законы природы».
Ну, что ж… Я всегда с интересом читал сайт «Сен-Жюст» и во многом с ним соглашался. Но всё-таки рискну высказать своё, как говорят японцы, глупое мнение.

Вспоминаются слова В. И. Ленина, обращённые к Анатолию Васильевичу Луначарскому: «Вы должны твёрдо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино». Звучало это в тот момент шокирующе, и не случайно в апокрифических вариантах к этой фразе стали добавлять «…и цирк».

Но Ленин совершенно сознательно выдвигал на первое место именно такой, считавшийся в те времена «низким» и сугубо развлекательным жанр искусства, как кино, потому что с его помощью можно было достучаться до массовой аудитории.

Может быть, аудитория в рунете нынче не та, что давеча? Но на этот счёт есть другой завет Ильича: «Чтобы принести рабочим политическое знание, социал-демократы должны идти во все классы населения, должны рассылать во все стороны отряды своей армии». Разумеется, при этом революционер ни на минуту не должен переставать быть самим собой. Он не должен отрекаться от революционных идей или искажать их в угоду аудитории. За это его можно сколько угодно критиковать (чем, кстати, и занимался «Сен-Жюст»). А всё остальное допустимо: например, если необходимо, эзопов язык или сколь угодно простой и доступный аудитории стиль изложения, стихи или проза и т.д.

А тут? Уходить от аудитории, потому что «вы просите песен — их нет у меня»? Следовать известному совету Брюсова —
А мы, мудрецы и поэты,
Хранители тайны и веры,
Унесем зажженные светы
В катакомбы, в пустыни, в пещеры… — ?

И в этих пещерах и катакомбах ещё вдобавок загородимся наглухо «марксистской капчей», над которой иронизирует Долоев, чтобы к нам, эзотерическим мудрецам-марксистам, не мог сквозь эту преграду пробраться и пробиться ни один непосвящённый профан и осквернить своим вульгарным невежеством наше избранное, высокоучёное общество. Это что-то поистине новое в марксизме…

Другое дело, что чья бы корова мычала, а корове гражданина Долоева — стоило бы в данном случае помолчать. Потому что именно он в своё время, в 2014 году, точно так же сбегал от аудитории, как сейчас это собирается сделать «Сен-Жюст». Во «Внутренний Койоакан» (как нынче и называется его блог). Неужели дурной пример настолько заразителен?

Кстати, недавно от аудитории де-факто убежал и его единомышленник Якобинец, сославшись на непреодолимые личные обстоятельства — свой брак с потомком коня генерала Буланже, который, как и его достойный предок, не любит, мол, левых так сильно, что кушать овёс не может. Конечно, брак — дело святое, и любовь зла совет им да любовь, но только потом выяснилось, что брак этот носит фиктивный характер — попросту говоря, чистая выдумка.
Нет, в данном случае молчание — определённо не золото.

P. S. Вдобавок, рискуя прослыть неисправимым оптимистом, выскажу предположение, что то, что происходит с левыми — это… болезнь роста. Да-да, в общем верно, что на левые демонстрации сейчас выходит сравнительно немного людей. Однако на демонстрации диссидентов в 1965-1985 годах тоже выходило немного людей, самой многочисленной из них была ежегодная декабрьская демонстрация на Пушкинской площади, но и на неё приходили максимум сотни человек.

Хотя никаких особенно тяжких последствий, кроме, может быть, неприятностей на работе, участие в ней не влекло. Однако антисоветские, антикоммунистические и правые идеи, увы, мало-помалу становились мейнстримом, что сыграло свою печальную роль в событиях 1985-1993 годов.

Ровно то же самое сейчас мало-помалу происходит с идеями левыми, просоветскими и красными. Поэтому вполне естественно, что ими начинает интересоваться масса непросвещённой публики, которую интересуют прежде всего «кино и цирк»… Но и с этой публикой тоже надо работать, а не отгораживаться от неё крестным знамением глухой «марксистской капчей». Такие дела…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина