Венесуэла. Деноминация

Эль Мюрид 26.07.2018 23:35 | Общество 34

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Президент Венесуэлы Мадуро объявил о деноминации национальной валюты. От нынешнего боливара «отрежут» пять нолей и привяжут его к курсу венесуэльской криптовалюты петро.

Идея, мягко говоря, небесспорная. Во-первых, деноминация имеет смысл только тогда, когда безудержное падение национальной валюты и дикая инфляция войдут в какой-то управляемый режим, чего сегодня в Венесуэле не наблюдается — курс боливара валится даже не линейно, а по экспоненте.

Привязка курса боливара к петро — штука не то, чтобы сомнительная, но решение крайне нетривиальное. Петро — венесуэльская государственная криптовалюта — привязана к стоимости венесуэльской нефти. Формально 100 миллионов токенов соответствуют стоимости 5,3 млрд баррелей венесуэльской нефти, что по сути привязывает (хотя и опосредованно) криптовалюту к доллару, так как нефтяные цены номинированы именно в них.

Проблема заключается в том, что нефтяная отрасль Венесуэлы в жесточайшем кризисе, государственная нефтяная компания уже не в состоянии выполнять отгрузку законтрактованных объемов, а ОПЕК на полном серьезе рассматривает вопрос замещения венесуэльских квот ввиду развала нефтяной отрасли страны. Сегодня у Венесуэлы есть только один стабильно поставляемый на рынок товар — колумбийский кокаин, чей транзит через территорию страны контролирует революционная армия, являющаяся по сути государственным наркокартелем. Естественно, что в силу политических причин никто не станет создавать национальную криптовалюту, привязанную к стоимости кокаина, но уж если идти по предложенному Мадуро пути, это было бы куда как более логично.

Привязка «нового боливара» к петро, а через него — к нефти и доллару — в этом смысле гораздо более сомнительная идея именно в силу колоссальных проблем венесуэльской нефтянки. И это если не брать общую практически клиническую ситуацию в венесуэльской экономике, которую можно охарактеризовать  как состояние комы.

Причина проблем — не в разрегулированности валютного обращения, а в том, что власть последовательно довела общую экономическую, социальную и теперь уже политическую обстановку до неразрешимого кризиса. По причине своей некомпетентности, по причине занятости личным обогащением или по каким-то иным соображениям — даже неважно. Суть в том, что в нынешнем виде Венесуэла уже неремонтопригодна, всё нужно начинать с переформатирования самой системы власти и управления, но механизмов для этого в стране нет. Демократия в стране с тотально нищим населением — фикция, нищие неспособны отвечать за свой выбор, они голосуют сердцем, а не умом, покупаясь на примитивные лозунги, ими очень просто манипулировать, что, собственно, и происходит. Демократия без ответственности за свой выбор превращается в свою противоположность, и этот путь для Венесуэлы надолго закрыт. Оппозиция не то, чтобы слаба, но она не сможет ничего противопоставить армии, которая просто не допустит к власти кого-либо еще, так как это приведет к краху созданной армейским руководством бизнес-схемы по перевалке наркотиков.

Судя по всему, пока Венесуэлу ждет дальнейшая хаотизация и вкатывание в катастрофический сценарий. Внешних сил, способных и желающих вмешаться в происходящее, нет — по всей видимости, США не станут вмешиваться в идущие процессы, максимум, что возможно — взятие под контроль точечных объектов нефтяной отрасли, хотя сами американские производители с удовольствием заместят выпадающие объемы венесуэльской нефти — Штаты наращивают свою собственную добычу, и проблемы у конкурентов им только на руку.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора