Вертикаль страха и глупости: школьный вариант

Русранд 8.12.2018 1:33 | Политика 55

Учитель — массовая профессия, и среди сотен тысяч российских учителей, конечно, есть те, кто вечерами смотрит ток-шоу на НТВ или «Первом», на их орущих участников с перекошенными от злобы лицами, искренне полагая при этом, что они наблюдают на экране патриотов и радетелей за общественное благо. Вместе с миллионами сограждан они верят, что полицейская дубинка по голове мирного демонстранта — вполне нормально, что выборы без выбора под административным прессом — это демократия, что толпы обездоленных, нищих людей случайно присутствуют только вокруг них, а вообще-то в великой России больше нигде их нет.

А если не верят, то давно смирились с мыслью о невозможности изменить ситуацию, постепенно привыкнув к перманентному состоянию страха за будущее своей семьи, воспринимая его совершенно естественным и непреложным. В общем-то, повседневные, самые привычные реалии нашей действительности. Но отчего-то именно в школе они выглядят особенно омерзительно, раз за разом поднимая волны общественного гнева.

В школе поселка Таёжный Красноярского края учительница истории пугала учеников расстрелом из-за надписи «Путин — вор» на классной доске, что стало достоянием социальной сети и невольно породило подростковую моду на подобные упражнения.

В ответ на угрозы, что охрана В.В.Путина «быстренько разберётся» с хулиганами, развернулся настоящий общенациональный молодёжный флешмоб.

Очевидно, что никаких личных обид школяров на президента за ним не стоит и стоять не может. Изменилась атмосфера, олицетворением которой служит глава государства, и обострённое чутьё шалопаев уловило, чем отныне можно потешиться. К примеру, надписи четвертьвековой давности «Ельцин — вор», оставленные последними из коммунистических могикан и до сих пор украшающие стены многоэтажек на второстепенных улочках, никогда не привлекали особого внимания (кроме жителей домов, теперь во втором поколении ждущих капитального ремонта). Про Ельцина дети не писали, писали их папы и дедушки. Теперь же система борется с крамолой повсеместно, отыскивая её в том числе в проявлениях молодёжной субкультуры, воюя с рэперами, мемами, фиолетовым цветом волос и т.д. Если ранее она была врагом экономическим и политическим, присущим миру взрослых, другой весовой категории, то сейчас её враждебность снизошла и до подросткового «прикида» и сленга.

В петербургской школе ученикам четвертого класса в качестве задания по русскому языку предложили написать письмо отцу на фронт. Как рассказала мать одной из 10-летних девочек: «После первых же строк и слов „совсем недавно ты был с нами, а сейчас на фронте“, ребенок уронил ручку и зарыдал в голос». Военная истерия сопровождает нас уже не первый год. Пропаганда успешно навязывает идею допустимости войны как средства достижения политических целей. Грязные кабаки в дыму алкогольного угара и благоухающие роскошные кабинеты солидных господ одинаково наполнены милитаристскими рассуждениями, воспринимаемыми как норма. Часть граждан возмутилась лишь тогда, когда к ужасам войны ретивые педагоги стали готовить учеников младших классов, но многие не поняли даже этого. «Ведомостей» пишут: «Все это слишком напоминает картину перед Первой мировой войной, коллективное помешательство — слишком многие вроде бы разумные люди, включая крупных писателей, призывали к войне, были уверены в ее необходимости.

И речь идет не только о хитром манипулировании низшими слоями общества, которым заведомо отводили роль пушечного мяса. Проявляется известный в психологии феномен „сдвига риска“, когда человек в группе охотнее склоняется к более рискованным решениям, спокойно принимает и разделяет опасные сценарии, видя, что группа готова пойти на них».

Скандал в Екатеринбурге вызвала школьная выставка детских плакатов на тему толерантности. Некие бдительные граждане усмотрели в детских рисунках однополые пары, и сразу 17 листков с исполненными в карандаше и фломастерах фигурами, отдалённо напоминающими человеческие, изъяла для проверки полиция. Устроителям выставки повезло, что среди экспертов не оказалось Милонова и Мизулиной — дело о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений заведено не было, ограничились устным внушением. Хотя некоторые образы явно напоминали инопланетян, а ведь отношения с инопланетянами тоже нельзя признать соответствующими традиции и скрепам.

Вывод? Если ты живёшь в современной России и не хочешь иметь проблем, каких-нибудь казаков с нагайками, зелёнки в лицо и разбрызганной по углам мочи, то не устраивай выставок. Даже детских рисунков. Даже в международный день толерантности.

Учителя хабаровской и чебоксарской школ сурово отчитали учеников за значки оппозиционера Навального и репосты с записями его группы. При этом обе женщины утверждали, что организация Навального «абсолютно экстремистская», запрещена на территории России и с опаской произносили его имя. В Хабаровске педагог, узнав от ученицы, что оппозиционер на свободе, заявила: «Посадят. Не сегодня, так завтра». Завуч в Чебоксарах намекнула о разбирательстве на уровне ФСБ и помянула 37-й год. Обе беседы не обнаруживают сколько-нибудь серьёзного беспокойства взрослых о душевном состоянии, внутреннем мире вверенных им воспитанников. Суть претензий сводится к заключению: «Как бы чего не вышло», советы — к призывам молчать и затаиться, а источник тревоги, похоже, недружелюбно молчащий по поводу Навального телевизор.

Питерский десятиклассник создал в своей школе профсоюз «Ученик», объединивший около 170 учащихся в возрасте от 14 лет, который стал требовать, к примеру, соблюдения очередности уроков, регламента контрольных работ, уменьшения требований к внешнему виду детей. Профсоюз дистанцировался от совета учащихся, потому как решаемые тем вопросы казались ему малозначительными («какую елку поставить на Новый год»). Разве трудно догадаться, какой оказалась реакция школьной администрации — а какой у нас бывает реакция любого ведомства, любого начальника на гражданскую инициативу? Директор вызвала активиста и со словами «Ты заигрался» квалифицировала его действия как экстремистские, пригрозив отчислением и помещением в психбольницу. Ну, что тут сказать? …Бросать в педагогов камни? Но разве согласие с унизительным, бесправным, полурабским существованием характеризует только учительство? Безобразие вышеприведённых примеров просто более отчётливо на незапятнанном детском фоне. 

Законы «бешеного принтера», направленные на подавление прав и свобод самых широких слоёв населения, введение всё новых и новых обременительных поборов, наконец, беспрецедентное повышение пенсионного возраста показали абсолютную инертность всех социальных слоёв.

Не просто отдельный индивид, а общество в целом трясётся и падает в обморок при виде высокого начальственного лица, расположение коего оно старается завоевать чинопочитанием и подобострастием, терпением и стоянием на коленях. Российское общество пребывает в моральном нокауте, нанесённом тотальной ложью, ханжеством, приспособленчеством. Судья — история — ведёт отсчёт своих «секунд». Звучит уже, наверное, «шесть, семь, восемь». А вот сумеет ли оно подняться завтра, когда рефери произнесёт «девять»?

Игорь Олин

Источник


Автор Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер, настоящий народный учитель.

Фото: Российские школьники и студенты запустили флешмоб — они пишут «Путин вор» на досках в аудиториях.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора