Виктор Цой. Последний поворот 29 лет спустя. Часть 2-я

Спб 29.09.2019 21:13 | Санкт-Петербург и Ленинградская область 32

Виктор Цой в редакции газеты «Московский комсомолец» в 1990 году//Геннадий Черкасов

Оснований говорить, будто легендарный ленинградский музыкант Виктор Цой заснул за рулем, из-за чего и погиб, нет. К такому выводу пришла петербургский судебный эксперт в результате исследования, ставшего возможным благодаря восстановленной Институтом безопасности дорожного движения схеме ДТП, происшедшего 15 августа 1990 года.

Подготовленное судебным экспертом, руководителем петербургского Центра независимых экспертиз «Аргумент» Натальей Потлачук заключение специалиста заканчивается выводами:

1. Имеющиеся на сегодня сведения о данном ДТП не позволяют сделать категорический вывод о том, что водитель легкового автомобиля уснул за рулем. Данное предположение не выглядит убедительным и требует уточнения ряда деталей, имеющих значение для дела.

2. Для категорического ответа на вопрос о состоянии водителя и его деятельности в юридически значимый период необходима комплексная ситуационная экспертиза ДТП, в которую должны включаться все технические и трассологические исследования (анализ следов на дороге, повреждений на автомобилях, установление точного места столкновения с фототаблицами и т.д.), анализ повреждений тела (СМЭ двух водителей), хронологию деятельности за последние сутки (двух водителей). В этом случае можно было бы сделать полноценный вывод о состоянии и поведении водителя за рулем в период ДТП и предшествовавший ему.

Свое исследование эксперт смогла провести после того, как сотрудники Института безопасности дорожного движения Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета восстановили схему ДТП, в котором 15 августа 1990 года погиб Виктор Цой. Схема, напомним, восстановлена на основании схемы, опубликованной в августе 1997 года московской газетой «Живой звук» в статье «Смерть Цоя. Такая, какой она была на самом деле». Первоначально схему исполнили сотрудники милиции Тукумского района Латвийской ССР, выехавшие на место аварии. В прошлой публикации сотрудники Института безопасности дорожного движения не только восстановили ее, но и дополнили деревом и кустом – мы нашли фотографии того времени, на которых видно, что они располагаются на повороте дороги, сужают обочину, что объясняет, почему двигавшийся по ней последние 35 метров ленинградский музыкант свернул на проезжую часть, где оказался ехавший навстречу автобус.

По просьбе судебного эксперта Натальи Потлачук сотрудники Института безопасности дорожного движения нанесли на схему ещё несколько элементов, которые мы обнаружили на фотографиях того времени. Это расположенные по обе стороны от моста на той самой обочине 6 сигнальных столбиков и 2 дорожных знака. Теперь, с точки зрения препятствий на последней траектории движения Виктора Цоя, схема полноценна:

Предоставлено Институтом безопасности дорожного движения СПбГАСУ

Обозначения (перевод с латышского языка):

1. Повреждение асфальта 10х15
3. Повреждение асфальта 13х7
4. Повреждение асфальта 3х5
5. Маслянистая жидкость
6. Линейное повреждение асфальта
7. След бокового заноса а/м
8. След покрышек а/м

Совокупность всех объектов, находившихся на последних 35 метрах жизни Виктора Цоя, и позволила судебному эксперту провести исследование, которое помогло ответить на самый популярный вопрос среди поклонников творчества музыканта: «Действительно ли он уснул за рулем, из-за чего сначала выехал на обочину, потом резко покинул ее, что привело к трагедии?»

Версия «уснул за рулем» растиражирована средствами массовой информации еще с того времени. Газеты публиковали её со ссылкой на следователя ОВД Тукумского района Латвийской ССР Эрику Ашмане, которая занималась расследованием ДТП, в котором погиб Виктор Цой. Самая подробная публикация – в белорусском журнале «Вираж» за февраль 1991 года. Она важна несомненной достоверностью факта общения автора со следователем – этот момент сфотографирован, и снимок опубликован в самой статье:

Корреспондент журнала «Вираж» Г. Ялоха берет интервью у следователя Эрики Ашмане

Корреспондент журнала «Вираж» Г. Ялоха берет интервью у следователя Эрики Ашмане
Фото: Скан публикации журнала «Вираж», февраль 1991 года. Фото О. Сиза.

«Вираж» приводит прямую речь следователя: «По моему субъективному мнению, Цой задремал за рулем. Погода тому способствовала. Он возвращался с лесного озера, где с шести часов утра был на рыбалке. Это километрах в 14 от места столкновения. Ехал на высокой скорости. А из-за поворота со скоростью 60–70 километров в час выехал автобус, которого он и не заметил…» Пожалуй, «Вираж» единственный подтверждает, что версия «уснул за рулем» принадлежит Эрике Ашмане.

Но эксперт Наталья Потлачук уверена: имеющихся на сегодняшний день сведений недостаточно для такого предположения.

Вернемся на 35-й километр трассы Слока – Талси, такой, каким он был в сентябре-октябре 1990 года, когда поклонник творчества Виктора Цоя рижанин Дмитрий Зелентов сделал там фотосессию.

На этих снимках мы видим общую панораму обочины, по которой Виктор Цой проехал свои последние 35 метров. На ней ограждение моста, представляющее собой 3 столбика с закрепленными на них перилами. До ограждения и после него вдоль дороги расположены 6 сигнальных столбиков – по 3 с каждой стороны, – они заблаговременно обращают внимание водителей на наличие моста и резкого спуска к речке Тейтупе, над которой он построен. Кроме того, по обе стороны от ограждения моста располагаются дорожные знаки дополнительной информации «Препятствие».

Сигнальных столбиков сейчас там нет, а знаки сохранились. Столбики располагались на том же расстоянии от края проезжей части, что и ограждение моста, – примерно в 2,5 метра. Основания дорожных знаков на 40 сантиметров ближе к краю проезжей части, а сами знаки благодаря своей ширине (50 сантиметров) визуально сужают размер обочины, по которой ехал Виктор Цой.

Ленинградский музыкант проехал 35 метров по обочине шириной 1,4 метра на расстоянии от 1 метра до 25–40 сантиметров от описанных выше 9 объектов – 6 сигнальных столбиков, 2 дорожных знаков и ограждения моста, – не задев ни одного из них. Это главное обстоятельство, на основании которого петербургский эксперт Наталья Потлачук сделала вывод о недостаточности оснований утверждать, будто в это время он спал за рулем.

Есть и ещё одно обстоятельство. Из схемы дорожно-транспортного происшествия видно, как Виктор Цой за 20 метров до моста съезжает на обочину, после чего практически идеально ровно – с учетом её узости и расположенных там ограждений со столбиками и дорожными знаками – следует по ней около 35 метров.

«Уснувший за рулем человек теряет контроль над автомобилем, из-за чего автомобиль куда-то сворачивает и движется в направлении, заданном этим случайным поворотом. Если предположить, что Виктор Цой свернул на обочину случайно, уснув и потеряв контроль за машиной, он должен был продолжить движение по направлению, заданному поворотом. В этом случае его «Москвич» оказался бы в поле, а не на проезжей части на пути следования «Икаруса». Когда человек сворачивает на такую узкую обочину и 35 метров едет по ней, не столкнувшись ни с одним из расположенных там препятствий, а потом уходит обратно на проезжую часть, увидев перед собой дерево с кустом, оснований предполагать, будто он делает это в бессознательном состоянии, нет», – говорит Наталья Потлачук.

Эта статья – вторая в журналистском расследовании обстоятельств ДТП, в котором погиб легендарный ленинградский поэт и музыкант Виктор Цой. Проект инициирован поклонниками его творчества и реализуется при поддержке частных лиц и Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Мы очень рассчитываем на помощь всех, кому небезразлично культурное наследие нашего города. Пока в проекте три участника:

– Институт безопасности дорожного движения Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета,
– ООО «Центр независимых экспертиз «Аргумент»»,
– генеральный директор киностудии «Ленфильм» Эдуард Пичугин.

Лев Годованник
levgodovannik@gmail.com

fontanka.ru

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора