Война — их мать

Владислав Шурыгин 22.04.2019 18:03 | Политика 129
фото отсюда

Спустя пять лет, после начала войны на востоке бывшей Украины, становится очевидно, что эта война была развязана по команде и под контролем США, чтобы сломать «русский вектор» в украинской истории.

ОТ ТЕОРИИ ХАОСА К ТЕРРИТОРИИ ХАОСА

Пять лет назад, после того, как Киев проигнорировал все обращения Донецка и Луганска начать диалог о будущем Донбасса, безоружные жители в знак протеста заняли здания городских администраций. В ответ на это пастор украинского отделения «Церкви Христа» Александр Турчинов – по совместительству и.о. президента Украины, объявил, что «против сепаратистов, захвативших админздания в Луганской, Донецкой и Харьковской областях, будут приняты антитеррористические меры». С этого заявления пастора-баптиста и начался отчёт гражданской войны, которая вот уже пять лет терзает Донбасс. За пять лет боевых действий погибло больше 13 000 человек, из которых половина мирные жители Донбасса. 68 из них (данные Киева) дети…
За эти пять лет о войне было написано много. Очень много. Целые книги были написаны. Сняты десятки фильмов. Но чем дальше в прошлое уходит это время, тем сильнее мы ищем ответы на главные вопросы: кто развязал эту войну, явилась ли война трагическим стечением обстоятельств или стала итогом некого изощрённого кровавого плана, и можно ли было её избежать?
Сегодня, спустя пять лет после ее начала, эти вопросы стоят особенно остро.
И чем больше проходит времени от «точки «зеро», тем отчетливее в оседающей мути сиюминутности, проявляются контуры механизма запустившего маховик кровавой войны. Механизма, созданного холодным и изощрённым умом…
Для начала зададимся вопросом, какой была Украина перед очередным переворотом? Существовали ли тогда предпосылки для будущей гражданской войны? Если характеризовать «Украину 2014» метафорой, то это было наскоро сшитое из нескольких лоскутов геополитическое пространство.
Донбасс – прирезанный в советское время Украине шахтерский край, созданный и заселённый интернациональным народом, собравшимся сюда со всех городов и весей большой страны, не отделявший себя никогда от России, русскоязычный и по духу русский.

Восточная — «левобережная» Украина – тяготеющая к России, исторически близкая ей «переясловская» Украина.
Правобережная — «гетманская» Украина. Украина сама в себе. Петлюровская, «щирая», бредящая «незалежностью», всегда оппозиционная, обидчивая.
«Западенщина» — западная Украина – регион, изувеченный за сто лет войнами, политическими, этническими и религиозными чистками, распаливший в себе до бела урановый сердечник ненависти к соседям – к полякам и русским. К русским особенно, как к удачливой и богатой родне, мешающей пановать. Болезненно самолюбивая, лелеющая обиды и мстительная.

Был ещё Крым. Крым, который никогда не был украинским. Который затолкнули на Украину, как газель в свинарник.
Исторический срок этой «Украины» был крошечным – менее 74 лет, даже с включением в него гетманского периода и трех лет немецкой оккупации. При этом многие земли – Крым, часть Донбасса, западные области попали в состав этой Украины на десятилетия позднее.
Фактически, под названием «Украина» оказались противоположные друг другу векторы развития украинской национальной идентичности. Традиционный «переясловльский» — вектор движения к России и совместного с нею будущего, и вектор «западенства» — движения на Запад от России, объединивший в себе умеренный «петлюровский» — политически и экономически «самостийный», но интегрированный с Россией в ключевых для Украины областях проект. И «бандеровский» — воинственно антирусский, нацистский проект.
Наиболее близким историческим аналогом такого политического образования была СФРЮ – Югославия, созданная югославскими коммунистами сразу после окончания второй мировой войны, путём механического объединения нескольких бывших провинций Австро-Венгрии, оказавшихся под их контролем. Набитая противоречиями, старыми обидами и взрывоопасной исторической памятью СФРЮ просуществовала, как единое целое, до начала 90-х, когда эти противоречия взорвали страну изнутри.
И существование украинского политического Франкенштейна могло продолжаться только при условиях соблюдения некого общественного договора, равновесия, при котором ни одна из сторон не пыталась подмять под себя других, и признавала за ними право на свой образ жизни и мысли. Но амбиции политических и экономических элит, представлявших эти политико-идеологические агломерации, постоянно росли и требовали большего – всей полноты власти на Украине.

И это не могло не спровоцировать гражданское противостояние на Украине.
До начала 2004 года смена власти в Киеве проходила под контролем бывшей советской партийной элиты, сохранявшей свои ключевые позиции во властной вертикали. Украина, хоть и замедляясь, но продолжала своё инерционное движение рядом с Россией, ориентируясь на неё экономически и политически. Но на выборах 2004 года все резко изменилось. К этому моменту уже вовсю шёл новый передел постсоветского пространства с помощью так называемых «цветных революций» — захвата власти в той или иной стране, с помощью набора технологий, позволявших иностранным (преимущественно американским) заказчикам оперировать в чужом политическом пространстве без выявления своего прямого участия, выдавая его за общественный протест.
Первым шагом такого плана являлось насыщение страны-мишени огромным количеством иностранных НКО – некоммерческих организаций, имевших независимое и неподконтрольное стране пребывания финансирование, которые официально занимались гуманитарной, культурной и благотворительной деятельностью, но, по сути, являлись ячейками подрывной сети, действующими по единому плану. Основной деятельностью этих НКО была пропаганда западных ценностей, критика существующей в стране пребывания системы власти и формирования под видом «гражданского общества» групп «активистов», готовых к гражданскому протесту. Приоритет при этом отдавался молодёжным и студенческим организациям.
Так, перед «революцией роз» в Грузии действовало больше 750 иностранных НКО, из которых половина имели молодёжную направленность. Когда деятельность этих НКО достигала своей главной цели — формирования протестного «ядра» сторонников «перемен», наступало время второго этапа – гражданского протеста. Причина почти всегда была одна – непризнание итогов тех или иных выборов. Несовершенство выборной системы на постсоветском пространстве, традиционные грубые нарушения, которые позволяла себе действующая власть, становились отличным поводом для акций массового протеста. Тогда же выбирался и символ этого протеста – знак отличия сторонников перемен от всех остальных. В случае с Грузией это была роза. В разгар этих протестов из-за ширмы выходил и теневой кукловод – США, которые ультимативно требовали от растерянных властей «страны мишени» не применять к уличным протестантам силу и «прислушаться» к голосу народа. Затем, собственно, и следовал сам переворот и приход к власти проамериканских, прозападных марионеток.
И за успехом в 2003 году в Грузии «революции роз» аналогичный сценарий был тут же применен на Украине в 2004 году проамериканской командой Ющенко и, примкнувшими к нему днепропетровскими кланами, стоящими за газовой королевой Тимошенко. Действовавшие на территории страны с начала 90-х больше 1500 иностранных НКО подготовили почву и «пехоту» для решающего штурма. Переворот, получивший за тем название «оранжевой революции» — по цвету выбранных в качестве знаком отличия оранжевых шарфов блестяще удался. «Оранжисты» не признали итоги президентских выборов и начали массовые акции протеста – «первый майдан». Победивший на выборах, но обвинённый в фальсификациях и дискредитированный президент Янукович добровольно уступил власть, даже не начав править. «Оранжисты» победили, блестяще продемонстрировав работоспособность технологии «управляемого хаоса» или «цветной революции».

Но их победа тут же наткнулась на «специфическое» устройство Украины, о котором уже было сказано выше. Попытка слома существующего равновесия между Востоком Центром и Западом Украины в пользу проамериканской, проевропейской группы тут же увязла в болоте саботажа не менее могущественных сил из противоположного лагеря. Объединившиеся перед лицом угрозы восточные кланы, парировали атаку и сами перешли в наступление, пользуясь некомпетентностью и традиционной для Украины коррумпированностью новой администрации. Авторитет президента Ющенко и его премьера Юлии Тимошенко стремительно покатился вниз. И никаких вариантов снова взметнуть его вверх не было. На последующих выборах Ющенко проиграл. «Оранжевая революция» тихо угасла.
Наступила эра «донецких» кланов, продолжавшаяся четыре года. И все эти четыре года в США и Евросоюзе анализировались причины провала «оранжистов» и делались выводы из этого провала. С новой силой по городам и весям Украины началась работа НКО. В Киеве и в других крупных городах безвылазно сидели десятки и сотни американских и европейских советников, политологов, социологов. Особенно масштабная работа этих «советников» была отмечена в западных областях, где буквально в каждом крупном населенном пункте открывались филиалы американских и канадских НКО, создавались разного рода молодёжные и студенческие союзы откровенно националистической и нацистской направленности. Работали военно-спортивные лагеря УНА-УНСО*, через которые потоком шла молодёжь не только западных областей, но и центральных, откликнувшаяся на радикальные националистические лозунги.

Всем, занимавшимся украинской тематикой, журналистам и политологам уже тогда было очевидно, что впереди грядёт новая попытка переворота, но были не ясны его масштабы и, главное, механизм. Повторение очередной «цветной революции» виделось бессмысленным. Украина уже адаптировалась к таким сценариям и успеха они принести не могли.
А для успеха такого переворота, силам, стоявшими за планами полного отделения от России, и разворота Украины на Запад, необходимо было выполнить несколько условий, которые, в рамках обычного перехвата власти, выполнить было невозможно.
Во-первых, расколоть Восток Украины и не дать ему снова объединиться даже перед лицом угрозы утраты влияния.
Во-вторых, надёжно отрезать и изолировать восточные области в ходе самого переворота. Не допустить участия дончан в массовых акциях в Киеве и в других городах.
В-третьих, необходимо было заблокировать возможность вмешательства Востока в ситуацию на уровне своего лобби в государственных институтах – правительстве и «силовых» структурах.
В-четвертых, парализовать «донецкие» и «пророссийские» фракции, как в центральной Раде, так и в местных парламентах.
В-пятых, поставить вне закона и распустить любые пророссийские общественные и политические организации.
Было ещё и «в-шестых», «в-седьмых», «в-восьмых», но даже первые пять пунктов накануне переворота казались абсолютно невозможными для выполнения. «Этого не может быть никогда потому, что этого не может быть никогда!» — говорили тогда очень многие российские политики. И они были бы правы, если бы политическое противостояние пошло по привычному уже для Украины сценарию – закулисная и подковерная борьба кланов, которые в этих сватках бы заново разделили страну на зоны влияния и окормления. И очередная «цветная революция» едва ли привела бы к серьёзным тектоническим подвижкам на Украине.
Но в этот раз на игровой политический стол была брошена совершенно новая карта. Имя ей «война». Причём, не просто война, а война с Россией. Россией, которая якобы напала на беззащитную Украину.

ТАК НАЧИНАЛАСЬ ВОЙНА

…Сегодня можно только удивляться той скорости, с которой, практически, бескровное гражданское противостояние на Востоке Украины, свалилось в большую войну и большую кровь. Всего через полтора месяца после заявлений Турчинова о том, что «против сепаратистов, захвативших админздания в Луганской, Донецкой и Харьковской областях, будут приняты антитеррористические меры», украинские штурмовики уже бомбили города и посёлки Донбасса, а танковые колонны ВСУ и всяческого отребья, выпущенного из тюрем и собранного в «нацбаты», рвались к Донецку и Луганску, сметая и уничтожая всё на своём пути. Счёт погибших шёл уже на сотни. Шла полномасштабная война.

Тогда она многим наблюдателям казалось трагичной глупостью новых правителей Украины, не отдававших отчёт своим поступкам и действовавших наобум. Но сейчас уже нет сомнения в том, что это была хорошо продуманная и последовательная тактика. Это была кровавая «модернизация» плана «цветной революции». И она была разработана иностранными кураторами, стоявшими за спинами лидеров майдана.
Почти сразу после захвата власти Киев буквально наводнили американские сенаторы, советники, спецпосланники, помощники: Байден, Нуланд, Ивкович, Росс, Тефт, Манафорт, Маккейн — весь цвет американской официальной и тайной дипломатии, все ведущие специалисты по России и постсоветскому пространству. И глупо думать, что в таком окружении и под таким контролем новые, беспомощные в политическом отношении, не имеющие ни опыта, ни веса, украинские власти, могли бы делать радикальные шаги, не получив на это санкции или одобрения американских «кураторов». Достаточно вспомнить историю с перехватом январского телефонного разговора заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд и посла США на Украине Джеффри Пайетта, в ходе кторого они ещё в январе уже делили портфели будущего правительства и почем свет костерили Евросоюз, который влез в эту ситуацию без санкции Америки. Ответ очевиден!
И именно эти люди, напялив на руки «бибабо» с личинами Турчинова, Парубия, Яценюка, Порошенко подготовили и разыграли как по нотам сценарий «русской агрессии» и «войны с Россией».

И это была блестяще разыгранная политическая комбинация!
Миф о «российском вторжении» кованным сапогом раздавил пророссийские настроения многих граждан Украины, расколол её и перетянул большую часть общества – особенно молодёжь центральной Украины на сторону Киева.
Наиболее пророссийский и непримиримый к бандеровцам, захватившим власть в Киеве, Донбасс оказался отрезан от остальной Украины линией фронта и всячески демонизировался официальной пропагандой, став для украинцев «серой зоной», прибежищем предателей и изменников. Он был просто поставлен вне закона, отрезан от финансовой системы Украины, лишён избирательных прав.
В самом Киеве и в других крупных городах началась массовая зачистка правительственных и силовых структур, Верховной Рады и местных парламентов от всех, кто был даже просто заподозрен в каких-либо пророссийских симпатиях. Все они были объявлены «агентами Кремля», лишены работы, а многие и выдавлены из страны.
Практически все пророссийские общественные, гуманитарные и даже культурные организации были закрыты и запрещены.

И, если ещё в апреле Турчинов говорил о неких «антитеррористических методах» противодействия «агентам Кремля», то уже к маю вся украинская пропаганда «воевала» против российского военного вторжения.
И за следующие полтора месяца пропаганда сделала то, что не удалось сделать Ющенко за все пять лет своего правления – Украина была мобилизована и рекрутирована на защиту «самостийной та незалэжной» от русских орд, вторгшихся с востока.
И за следующие полгода, некогда самая мощная и многочисленная по числу сторонников идеология «русского мира» была сокрушена. Хребет ненавистной «переяславщине» был сломан!
И это стало самым сокрушительным со времён распада СССР геополитическим поражением России, чья ударная волна продолжает своё движение, нанося России всё новый и новый урон, и потому это поражение совершенно непростительное. Преступное!

ПОЧЕМУ МЫ ПОТЕРЯЛИ УКРАИНУ?

Кремль, благополучно проспавший и реинкарнацию на Украине нацистов-бандеровцев, и лукавый дрейф от России Кучмы, и «оранжевую революцию» Ющенко-Тимошенко, спохватился лишь в последний момент политической жизни Януковича, когда, наконец, понял, что его просто и грубо кидают. Причём настолько грубо, что даже пацаны из 90-х, коих в Кремле половина администрации президента, с таким беспределом не сталкивались в самые суровые годы.
За все годы бурной украинской политической истории в Кремле убедили себя в том, что в любой момент могут вмешаться в украинскую ситуацию и переломить её в свою сторону, используя её глубинные противоречия. Ставка на донецкие кланы, традиционную продажность киевских политиков и депутатов, интегрированность крупного украинского бизнеса в Россию и наоборот породили в Кремле благодушие и утрату бдительности. Там уже во всю готовились «вести диалог» с новыми властями в Киеве, прикидывая, чем их можно прикормить, или кого им противопоставить, что весь «второй майдан» Москва воспринимала как юморное шоу с фейерверками и драками, благодушествуя и потешаясь над чубатыми.

Все время противостояния на майдане Запад убеждал Кремль не вмешиваться и не подталкивать Януковича к силовому варианту, обещая за это почётное место среди тех, кто будет определять будущее Украины после Януковича. Для пущей убедительности три министра, экстренно прибывшие в Киев накануне переворота, пообещали оттуда Кремлю заморозку ситуации на майдане, и предвыборную паузу до осени. И Кремль повёлся. До последнего своего дня пребывания в Киеве Янукович получал из Москвы недвусмысленные советы «не спешить» и «избегать крайних мер». Но, вместо обещанной Кремлю паузы, заокеанские и европейские кураторы взялись за януковичевских «силовиков». Одних нагнули угрозами, других перетащили на сторону майдана обещаниями печенюшек, после чего майданной блатоте дали отмашку валить Януковича. И его свалили за одну ночь! Вот тогда Кремль и проснулся.
Все дальнейшие действия Кремля стали судорожными попытками скинуть раскалённый утюг, поставленный на руку, которой Кремль держался за Украину. А дальше почти как в песне: «Он орал, но держал…»

Вот тогда-то и стало окончательно ясно, что у Кремля не было никакого плана относительно Украины. Ни плана «а», ни плана «б»! Никакого! Ни малейшего!
Будь план, послами на Украину отправляли бы не газового вора-миллиардера, который за время своего «посольства» открыл новый закон физики газов, когда закаченный в трубу в России один объём газа, при пересчёте его на европейской границе, оказывается на четверть больше. И не бездарного экс-министра здравоохранения, для которого назначение послом на Украину было, примерно, как для петровского сподвижника и вора Меньшикова ссылка в Берёзов, проворонившего и подготовку к перевороту и «майдан».

Будь план, на границе с Украиной давно бы стояли отмобилизованные и готовые к действию армейские соединения. Но нет! Не было никаких заранее подготовленных войсковых группировок. При министре обороны Сердюкове и его НГШ Макарове, на западном и юго-западном направлении было расформировано 70% всех частей и 100% объединений уровня армия-корпус. В военном отношении граница с Украиной стала одной огромной дырой! Поэтому, когда стало ясно, что Украина погружается в хаос и бандеровский беспредел, части на прикрытие границы стали стаскивать со всей России…

Будь план, Кремлю элементарно хватило бы ума не признавать итоги выборов на Украине и не принимать Порошенко как легитимного президента. Успеть создать две Украины. Одну «майдаунную» «эуропейскую» с беснующимися бандеровцами, а другую пророссийскую, восточную со столицей в Донецке или Харькове и давить на Европу тараном грядущей большой гражданской войны.

Вместо всех этих планов, в дело бросился некий православный олигарх с идеей преподнести Украину в подарок России, как Сибирь во времена Грозного. Олигарх собрал, как некогда Ермак, ватагу добровольцев в количестве аж пятидесяти двух (!!!) человек. Но предусмотрительно возглавил её не сам, а поставил во главе отставного фээсбешного подполковника Гиркина. И эта отважная команда, котороая в последствии не получила от РФ никакой поддержки, убыла поднимать Украину.

…Можно только представить себе, насколько перегретой и взрывоопасной была ситуация в восточных областях, что даже появление маленькой группы вооружённых кое-как добровольцев, сдетонировало Луганск и Донецк, заявивших об отказе подчиняться захватившим в Киеве власть бандеровцам.

…Будь у России план, таких отрядов были бы десятки и заходили бы они не в малоизвестный Славянск, а в Харьков, Одессу, Мариуполь, Днепропетровск, где миллионы жителей тогда с надеждой ждали прихода «наших». Но плана не было и «наши» не пришли…

Вместо чёткого и продуманного плана, Кремль оглушительно глупо признал, проходившие под бандеровским диктатом, нелегитимные украинские выборы, при которых почти четверть украинцев была лишена права голосовать, вручив тем самым, Западу настоящий кистень против России. И вот уже пять лет Запад и США неутомимо мозжат этим кистенём по России, загоняя всё глубже в клетку санкций и политической изоляции. Всё это мы сделали сами, своими руками! А точнее, своим бездумьем и неспособностью Кремля мыслить иначе, чем амёба в луже, которая грёбёт ворсинками от холода к теплу и от жара в холод, даже не подозревая, что лужа, в которой она обитает, высыхает…

Плана не было. Автор этих строк хорошо помнит, как в те дни носились по Москве люди с большими звездами на погонах и корочками ФСБ, в поисках «специалистов по Украине», «беженцев, кто имел бы информацию о происходящих процессах». А самые важные решения принимались на кулуарном уровне одного из кремлёвских кабинетов, где, возомнивший себя политическим демиургом, вчерашний сподвижник опального олигарха Ходарковского, волей случая оказавшийся на вершине кремлёвской пирамиды, решал как правильно «разрулить» ситуацию с Украиной…

Перед этим чиновником дрожали и генералы ФСБ и генералы ГРУ и министры, что ему всегда ужасно нравилось, и он регулярно развлекался тем, что «нагонял на них шороху». При этом сам «демиург» к Украине не имел ни малейшего отношения. Никогда ею не занимался и ничего о ней не знал. Таков был уровень российского «погружения» в украинскую магму.
С одной стороны, Украиной занимались сотни (если не тысячи) лучших умов США в Госдепе, спецслужбах, аналитических центрах, с другой – пару десятков полуграмотных профанов, Украину не знающих и воображающих себя вершителями судеб миллионов людей по обе стороны границы. Результат на лицо!

Сегодня Украина полностью оторвана от России. В украинском обществе сформирован устойчивый образ России как главного геополитического врага Украины. Гражданская война на Донбассе преподносится как вооружённая агрессия России. Вся государственная пропаганда Украины построена на русском образе врага. Пророссийская политическая и культурная элита Украины полностью дезинтегрирована и утратила какое-либо значение в обществе. Ведётся демонтаж русской культуры и вытеснение русского языка в статус языка домашнего общения. Введен новый термин «украинские русские» или «русскоговорящие русофобы», как противопоставление «русским русским». Между странами прекращено воздушное сообщение, оборваны все культурные связи.

ЗАВТРА НАСТУПИТ ЗАВТРА

Сегодня уже бессмысленно говорить об упущенных Кремлём возможностях. И утешительный приз в виде возвращения Крыма на свою историческую родину уже не имеет того романтического и героического флёра, который был пять лет назад. Это уже реальность. А что дальше?

Необходимо отдавать себе отчёт, что никаких реальных перспектив ненасильственной смены власти на Украине с радикально-нацистской на умеренную и, тем более, пророссийскую нет. Таковая может произойти, либо по команде: в следствии изменения американцев и европейцев в подходах к украинской тематике и отхода от идеи противостояния России в этом регионе, либо: в следствии политического хаоса на Украине с повторением событий 2014 года, либо: в следствии крупного военного поражения Украины в вооружённом конфликте с Россией.
Проходящие сейчас на Украине выборы демонстрируют продолжение антироссийского вектора движения Украины, вне зависимости от того кто станет президентом. Для Порошенко это естественное продолжение его пятилетней политики. Для Зеленского это тоннель, за стены которого он выйти не имеет ни сил, ни мандата. При этом, победа Зеленского только усилит давление на Россию, ибо, будучи презентованным как «новое лицо» в украинской политики, он, после косметической адаптации, старательно повторит все претензии к России предыдущего президента, но выдавая уже их за свои, и называя их «новым подходом». Этакий проект «Саакашвили 2.0». В этой ситуации упрямство России в отстаивании своих позиций будет трактоваться как её злонамеренность и нежелание налаживать отношения с Украиной даже после смены в ней власти.
При этом Зеленский уже назвал своей целью «модернизацию» минских соглашений, повторив тем самым один из основных тезисов Порошенко, который так же все последние три года пытаелся переписать эти соглашения под себя.
Борьба с популизмом опытного шоумена Зеленского — это будущий вызов Кремлю, который представляется серьёзной проблемой.

Уже сегодня можно спрогнозировать основные тенденции следующих пяти лет украинской государственности.
Под давлением американцев начнётся медленное, но неуклонное отжатие украинского олигархата от рычагов управления страной. С переменным успехом будет вестись борьба с коррупцией. С одной стороны олигархат, пользуясь очевидной организованной слабостью Зеленского, попытается выстроить уже привычную схему управления Украиной – президент в виде марионетки и закулисное управление страной олигархами. Вариант очевидный.
Сейчас ВВП Украины – 91% от 2013 года или 75% от уровня 1991 года. При среднем росте ВВП в 3% в год, потребуется еще минимум три года, чтобы вернуться на уровень, который был при Януковиче.
Продолжится деиндустриализация Украины. Рост украинской экономики – это рост цен на сырьё и зерно. Цены на металл в 2016 году выросли в 2 раза. Цена на зерно +25%. Промышленный экспорт постоянно уменьшается.
Главная проблема – долги. Уже в 2018 году Украина с огромным трудом обслуживала свой внешний долг, но пик выплат придётся на этот год. Денег на это в бюджете просто нет. Можно взять в долг у МВФ, чтобы покрыть выплаты по долгам, но под 10% годовых. При этом такая ставка автоматически означает неизбежный дефолт через три – четыре года. Единственная надежда украинского руководства уговорить европейцев и американцев на реструктуризацию этого долга. 

Ускоренными темпами на Украине продолжится военное строительство и восстановление её ВПК. Постепенно украинские заводы от штучных образов вооружений переходят к серийному их производству и, хотя новое украинское оружие никак не может по своим качества считаться передовым, но не брать его в расчёт нельзя. К тому же наиболее чувствительные в технологическом отношении виды вооружений украинская армия начала получать от США и отдельных стран НАТО.
И сегодня украинская армия уже отвечает тем задачам, которые перед ней ставит политическое руководство – готовность в короткие сроки нанести поражение вооруженным силам Донецка и Луганска при условии их изоляции от России и готовность вести на протяжении определённого периода оборонительную операцию против российских ВС. Обе эти задачи выполнимы только при условии постоянной и полной поддержки Украины США и НАТО, если не в форме прямого участия, что представляется, мало вероятным, то в форме жёсткого давления на Россию и угрозы полной её изоляции. Такой вариант вполне устроит Киев, который опасается перспективы реального (а не мифического) прямого военного противостояния с Россией на продолжительный (свыше 14 суток) срок.

Всё это ставит перед Россией вопросы, которые требуют очень серьёзного анализа и выработки адекватных и эффективных ответов.

Какова будет политика России по отношению к Украине на следующие пять лет? Будет ли она всё так же игнорировать откровенно враждебное поведение Украины и продолжать экономическую поддержку украинской экономики, или произойдёт смена курса?

Когда, наконец, в России появятся реальные структуры, курирующие украинское направление, а не куцее управление в администрации президента во главе с В. Сурковым, чьей единственной заслугой сегодня является известное троцкистское состояние «не мира не войны», которым страшно измотаны и измождены жители Донбасса, и которое ещё три года назад объявил стратегической задачей Украины бывший секретарь СНБО Владимир Горбулин:

«…сценарий предусматривает ограниченную и сдерживающую войну против России и коллаборационистов на востоке с целью нанести им как можно больше демотивирующих потерь; постоянный переговорный процесс, однако, без окончательного фиксирования результатов в виде различных договоренностей и форматов; наращивание военного (прежде всего военно-технологического) потенциала Украины и постепенный переход от блокирования противника к его вытеснению — от пассивной обороны к активной; рост интенсивности международных санкций и дипломатической изоляции России; последовательное и кардинальное реформирование украинского общества; сближение с НАТО и Евросоюзом, а также формирование ряда оборонных союзов с частью постсоветских и центральноевропейских государств» (В.Горбулин «Пять сценариев для украино-российских отношений 2015г)

Как мы видим, академик Горбулин всухую переиграл «писателя» от администрации президента Владислава Суркова, и сегодня события развиваются как раз по сценарию Горбулина.
Необходим слом этого украинского сценария. Но точно не руками Суркова, дискредитированного предыдущей своей политикой на этом направлении. О чем говорить, если за пять лет ведомство Суркова не смогло создать даже обычного радио, работающего на Украину и противостоящего украинской пропаганде. Сегодня уже давным-давно должны были работать телевизионные интернет-каналы на Украину, на украинском и русских языках, работать аналитические институты Украины, работать политические школы и специальные центры по работе с украинскими гасарбайтерами, многие из которых давно готовы стать пятой колонной России. Но всего этого нет. Только болтовня и имитация бурной деятельности

Ключевой вопрос — Россия должна, наконец, определиться в своём отношении к Донбассу. Считает ли она его некой разменной монетой в будущих переговорах с Украиной (или по Украине с кураторами Украины) или же она рассматривает его как часть своего геополитического пространства и будет защищать его как свои границы.

В первом случае (предательство), необходимо со всей ясностью ответить на вопрос, сработает ли тактика умиротворения Украины и стоящих за ней США сдачей им Донецка и Лугаеска, или скармливание Донбасса будет рассматриваться (наверняка) как слабость и односторонняя уступка со стороны России. Весь предыдущий тридцатилетний опыт самой России, и стран, которые пытались «умироворить» США уступками (Югославия, Ирак, Ливия), показывает, что любая уступка становится трещиной, в которую американцы тут же вбивают клин и пытаются углубить трещину до полного раскола и сдачи противника. Для СССР эта тактика стала одной из причин распада, а для Ирака и Ливии гибелью.
Если же Донбасс признаётся зоной наших национальных интересов (что было бы правильно), то необходимо отдавать отчёт в том, что противостояние с США по Украине станет стратегическим фактором на десятилетия вперёд. И, можно не сомневаться, что историческая преемственность американской политической элиты будет сохранять этот вектор неопределенно долго. Готова ли Россия к этому и, если да, то чем сможет она ответить на давление со стороны американцев и их союзников?
И «ответ» это не фигура речи – пассивная оборона только подталкивает американцев к новым провокациям и усилению давления. Наш ответ должен стать ударами по самым чувствительным зонам США – межнациональным и межрасовым проблемам, нарушению устойчивости их союзников в различных регионах мира, поддержке международного протеста против американской гегемонии и стран, открыто выступающих против США – всё это очень серьёзно усложнит жизнь агрессора, дискредитирует и подорвёт его позиции…
Историческим аналогом нашего ответа являются набеги викингов на островную Британию и Европу в 8-11 веках – внезапное появление там, где нас не ждут, полное разорение и деструкция, и уход из под удара. Это не тактика хаотичных «булавочных уколов», а точно рассчитанные удары в самые чувствительные и болевые точки противника с хорошо просчитанными целями и последствиями.

И если Донбасс для нас часть того самого русского союза, за который сражались и гибли его защитники, то важнейшая задача сделать Донбасс «витриной», образцом того, что может дать такой союз. Вытянуть уровень жизни, живущих здесь людей на среднероссийский, дать им российское здравоохранение, российские пенсии. Включить Донбасс в экономику России. Наконец, решить вопрос российского гражданства для жителей Донбасса. Вывести их из резервации, на которую их обрекла их верность России…

Пятилетие начала войны на Востоке Украины это очень серьёзный повод задуматься над тем, к чему приводит дилетантизм и профанство Кремля. Мы проиграли битву за Украину. Но мы не проиграли войну. Она только начинается. Война за геополитическое пространство 21 века. И пока мы в этой войне только жалко обороняемся…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора