Вопрос о собственности в СССР

anlazz 9.09.2018 20:04 | История 52

Вообще, вопрос о собственности в СССР является настолько важным в свете поставленной темы, что имеет смысл его разобрать отдельно. И, прежде всего,  следует указать на то, почему, все же, СССР надо считать именно безсобственническим обществом. Поскольку, как известно, официально никто последнего не заявлял. Более того, считалось, что собственность в стране существует: скажем, по Конституции СССР 1936 года в стране объявлялось действующими два ее вида – государственная и колхозно-кооперативная. (Это же утверждение перешло и в Конституцию 1977 года.) Кроме того, допускалось существование мелкого крестьянского (кустарного) хозяйства, не использующего наемный труд. (Кстати, количество подобных кустарей и единоличников было достаточно велико вплоть до 1960 годов, когда произошло окончательное изменение типа общества и начали исчезать экономические ниши для подобного типа работы.) Ну, и разумеется, была еще «собственность личная» — вещи, использование которых не приносило дохода – которая так же охранялась законом.

В общем, может показаться, что в СССР была вполне развитая система собственности – ну, быть может, определенным образом ограниченная, но все же достаточная для того, чтобы относить данное общество к собственническому типу. Тем более, что пресловутая государственная собственность не является чем-то экзотическим для классовых систем – напротив, она довольно распространена в современном мире. Да и не в современном тоже –достаточно вспомнить тех же государственных крестьян в Российской Империи или государственные же земли. Более того, значительное количество заводов в данной стране так же относилось к государственной собственности – причем, это были самые передовые и жизненно-важные производства. То же самое можно сказать и про другие государства, в которых государственная собственность была распространена задолго до Революции 1917 года. (Настолько, что породила представление об особой форме общественного устройства, которое в XIX веке было принято именовать «прусским социализмом», а позднее –госкапитализмом. Причем марксисты очень много сил прилагали к борьбе с данной идеей, доказывая, почему подобный «социализм» на самом  деле никаким социализмом не является, а представляет собой один из вариантов капитализма.) Поэтому само наличие государственной собственности, и даже преимущественное ее господство  государство бесклассовым, разумеется, не делает.

* * *

Однако, несмотря на это, СССР был именно безсобственническим государством. Данное утверждение может показаться парадоксальным – особенно с учетом вышеуказанной декларации наличия собственности в Конституции. Однако оно основывается на ряде особенностей, с первого взгляда не заметных, однако очень важных. И, прежде всего, на том, что собственность сама по себе является довольно специфическим явлением, обладающим рядом обязательных качеств – именно наличие которых и делает ее собственностью. (В том смысле, что  назвать можно что угодно чем угодно – причем, даже официально, в важных бумагах. Но это приведет лишь к путанице в понимании – поскольку данное название не позволит использовать те модели, которые принято обыкновенно применять к обозначаемому понятию.) Именно подобная коллизия происходит и с «советской собственностью» — которая при внимательном рассмотрении оказывается и совершенно иной вещью, нежели собственность в привычной – классовой –дефиниции.

Правда, тут стоит сделать еще одно важное утверждение. А именно, сказать о том, что под собственностью в указанном контексте понимается именно собственность частная, собственность на средства производства – в отличие от более широкой трактовки понятия, в который обычно его трактуют в быту. (То есть, от того, что принято связывать с описанной выше «личной собственностью».)  И хотя общие признаки этих самых видов собственности  одни и те же – а именно, речь идет о владении, распоряжении и пользовании тем или иным имуществом – однако существуют и некоторые отличия. К которым можно отнести тот факт, что первичным тут выступает не «прямое» использование имеющихся объектов, а применение их для обеспечения власти над другими людьми – для отчуждения. (То есть – владелец собственности «потребляет» не непосредственно предмет собственности, а труд тех людей, которые его используют.) Собственно, эта особенность характерна для всех классовых систем, начиная с древних восточных деспотий и заканчивая современными империалистическими государствами.

И разумеется, но указанное свойство собственности частной полностью «обращает» ее в плане взаимодействия с владельцем. В том смысле, что владелец личной собственности, как известно, определяет цели ее применения. Скажем, владелец табурета может решать: сидеть ли на данном предмете, или, скажем, растапливать им печь. Но в случае с собственностью частной дело обстоит обратным образом — а именно, как раз последняя определяет поведение своего владельца. Дело в том, что указанная способность частной собственности к отчуждению труда обеспечивает наличие того качества, которое можно обозначить, как «могущество». «Могущество» — это способность собственника  противостоять другим собственникам, которые так же хотят максимально отчудить весь возможный в текущей ситуации труд. Почему – наверное, понятно. (Ну, а если непонятно, то можно сказать, что «отчуждатель» всегда обладает максимальной возможностью к изменению мира – что, собственно, является основной задачей разумного существа. Впрочем, об этом надо говорить отдельно – поэтому тут можно сказать только то, что, в целом, мало кто будет спорить с тем, что иметь власть гораздо «круче», нежели не иметь власти.)

 * * *
Собственно, именно поэтому жизнь собственников – имеется в виду, собственников средств производства – проистекает в непрерывной борьбе и ради непрерывной борьбы, в которой указанные личности занимаются тем, что стараются максимально увеличить уровень своего «могущества». Иной цели существования для них нет – поскольку стоит «ослабить хватку», и все сразу же отберут «не ослабившие». Кстати, это может быть как сама собственность – т.е. земли, рабы, капиталы и т.д., так и некие связанные с ней вещи. Например, аристократический титул (отвязанный от земельных угодий) или место при дворе. Разумеется, принято считать, что все это ценно само по себе – однако в реальности указанные вещи проявляются именно через указанную выше способность собственности к отчуждению. (Скажем, придворный может получать часть благ не через свои имения, а опосредованно, через жалование короля. Но сам король получает эти блага именно через эксплуатацию населения – то есть, получается, что придворный так же заставляет крестьян работать на него, хотя прямо их не имеет.)

Именно указанные свойства собственности и задают большую часть параметров собственнического общества, как общества, основанного на системе жесткой конкуренции экономических агентов, занимающихся борьбой за право отчуждать труд тех людей, которые собственниками не являются. Государственная собственность, как можно легко догадаться, нисколько не выпадает из указанной особенности – она так же существует ради конкуренции и эксплуатации, только делает это несколько завуалировано. И на самом деле, никакой особенной разницы между ней, и иными формами частной собственности, не существует – государству в качестве собственника так же приходится «вертеться» наряду с иными представителями «своего» класса. И вот тут-то мы и подходим к самому интересному – а именно, к тому, что как раз указанная особенность в СССР и отсутствовала. В том смысле, что государственная собственность в нем оказывалась выведенной из конкурентной среды – поскольку Советское государство ни с кем конкурировать не собиралось. Его цель была совершенно иной – а именно, решение тех или иных социальных задач, т.е., удовлетворение благ населения. (Выпуск современной продукции, в том числе и оборонного значения, обеспечение народа теми или иными товарами и т.д.) Еще раз: в отличие от собственности в «классическом» понимании – той, что сопровождала человеческую историю начиная с древнейших классовых обществ – собственность «советская» оказывалась ориентирована на совершенно иные цели.

То есть,  это была совсем не собственность в классическом понимании, несмотря на то, что внешние признаки были практически те же. И хотя отчуждение труда в советском обществе сохранялось –в том смысле, что рабочие до самого конца получали на руки меньше средств, нежели создавали материальных ценностей – тем не менее, использование этого самого отчужденного труда в неконкурентных целях оказывало очень серьезное изменение на данную систему. Например потому, что позволяло возникающим в нем «локусам» неотчужденного труда успешно развиваться – постепенно захватывая все новые и новые участки.

Тогда как в конкурентном обществе любой подобный локус немедленно уничтожается («пожирается») конкурентами. Иначе говоря, советское общество, сохраняя определенные элементы прошлого, могло надеяться на постепенное построение в своих «недрах» будущего. Собственно, именно оно – это самое будущее – и проявлялось в описанных в прошлом посте проектах, ставших с самого начала основой эффективности советской экономики. Разумеется, изначально уровень отчуждения в них был всего лишь чуть-чуть ниже, нежели в «норме» — но и этого было достаточно для того, чтобы обеспечить проявление «сверхкачеств». Тем более, что практически вся «новая экономика» — то есть, самые современные и развитые отрасли, создаваемые в стране, несли очевидный отпечаток указанной «проектности». (Можно даже сказать, что сама индустриализация воспринималась, как очевидный проект – динамическая форма существования экономики, в которой даже города виделись, как «прикладные элементы». Создаваемые вслед за заводами и фабриками – там где нужно.)

* * *

В общем, завершая разговор, можно сказать, что в СССР происходил тот процесс, который может быть назван «снятием» частной собственности, как таковой. То есть, в нем постепенно возникали условия, характерные именно для безсобственнического социального устройства – несмотря на то, что собственность формально сохранялась. (Кстати, и с «колхозно-кооперативной» формой тут было так же все не так просто. Но это уже несколько иная тема.) Правда, этот процесс не был завершен до конца – а точнее, он был в свое время отыгран назад – однако при всем этом сумел сыграть ключевую роль в изменении всего мира. Впрочем, нет – самое главное ему еще предстоит сыграть.

Но, разумеется, обо всем этом надо говорить отдельно…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина