Возможен ли компромисс между Мадуро и оппозицией?

Андрей Куприков 19.09.2017 6:11 | Политика 17

Голосование за Национальную Исполнительную Ассамблею в Венесуэле прошло в условиях бойкота со стороны оппозиции и фактической гражданской войны. Данные о том, сколько людей пришло и проголосовало сильно разняться: по одним сведениям, этот показать составил менее 10%, по другим — более 50%. Большинство испаноязычных стран не признали голосования и предоставили политическое убежище некоторым оппозиционным деятелям и судьям, которым президент Николас Мадуро угрожает арестом.

Председатель Национального Избирательного Совета Тибисай Лусена говорит о 8 500 000 голосовавших. Ее опровергает председатель легальной венесуэльской Ассамблеи Хулио Борхес, который говорит о менее чем 2 000 000 голосовавших. Эти данные подтвердил и его первый заместитель Фредди Гевара. Хулио Борхес назвал правящий режим «побежденным правительством». Венесуэльский кардинал Хорхе Унаса Савино отозвался о выборах как о «нелегальных и недействительных». Венесуэльский политолог Эдгар Гутиеррес назвал их «гротеском» и подтвердил, что нет доказательств того, что явка превысила 2 000 000 человек. Остальные, по его мнению, «мертвые души». Ярче всех высказался Сталин Гонсалес из Кружка Демократического Единения: «Все эти люди, что пошли сегодня голосовать – чависты. Для Единой Социалистической Партии Венесуэлы — это внутренние выборы». Имя этого оппозиционного политика однозначно указывает на политическую ориентацию и принадлежность его родителей – в Латинской Америке принято называть детей именами любимых политических лидеров.

Все это результат решения оппозиции бойкотировать выборы. Несмотря на это, они состоялись, и Национальная Исполнительная Ассамблея начала принимать решения. В том числе и репрессивные в отношении оппозиции.

Но, как оказалось, не все боливарианцы смогли проголосовать. Например, Франклин из городка Чаралава (в 40 км от Каракаса) жалуется, что из-за перекрытия центральной столичной улицы Франсиско Фахардо опаздывал на работу (в гостинице в старом Каракасе), а на избирательном участке была огромная очередь.

Франклин и другие жители венесуэльской столицы рассказывают (это подтверждают и видеосъемки), что СЕБИН (боливарианская служба национальной разведки) периодически выбрасывает на бульвар Франсиско Фахардо слезоточивый газ, чтобы превентивно обезвредить многочисленных протестующих, которые, по словам чавистского министра обороны генерала Владимира Падрино Лопеса, уже сломали больше 100 машин для голосования. И он, и Мадуро обвиняют генерального прокурора Луису Ортегу Диас (бывшая боливарианка, недавно примкнувшая к оппозиции) в том, что она незаконно отпустила задержанных погромщиков. Та, со своей стороны, обвинила опальную бразильскую строительную компанию «Одебрехт» в раздаче 25 000 000 долларов венесуэльским политикам и государственным чиновникам, чтобы выиграть тендер на строительство третьего моста через реку Ориноко и новой ветки метро в Каракасе. Среди названных прокурором бывший министр транспорта и депутат Айман эль-Троуди (потомственный активист «Хезболлы»), его жена и теща. В целом Диас обвинила 20 чиновников. Вскоре, однако, ей самой пришлось спасаться от обвинений и репрессий.

Вооруженные силы между тем ужесточают репрессии против оппозиции.

Есть арестованные депутаты оппозиционной Ассамблеи и члены их семьей. Вновь были задержаны находящиеся под домашним арестом самые известные деятели оппозиции Леопольдо Лопес и Антонио Ледесма. О численности погибших звучат самые разные данные. Известно только, что протестующие взорвали бомбу и 7 полицейских пострадало.

И министр внутренних дел Нестор Реверол и его предшественник на этом посту, теперь первый вице-президент Тарек эль-Аисамми (потомственный активист «Хезболлы») квалифицировали инцидент как террористический акт.

Выборы начались для Николаса Мадуро с неприятных сюрпризов. Рано утром он пошел голосовать в столичный район Катя (опора чавистов). Голосование должно было осуществиться посредством «карнета народа». Это кредитная карточка, через которую можно прослеживать, кто и за кого проголосовал на всех выборах. Мадуро ее ввел почти сразу, как стал президентом. Так он обеспечивает высокую явку для своих сторонников на всех выборах. На этот раз система дала сбой, и на мониторе появилась надпись: «этот человек не существует, карнет недействителен». Иностранные журналисты не упустили случая всласть поиздеваться над президентом.

Николас Мадуро выгнал из страны бывшего лидера испанских социалистов и бывшего премьер-министра Королевства Испании Хосе Луиса Родригеса Сапатеро, который играл ключевую роль в переговорах с оппозицией с начала года. Без него они зашли в тупик.

В ответ Испания ввела санкции против Венесуэлы и будет настаивать, чтобы ЕС в целом тоже их ввел. По настоянию сенатора кубинского происхождения Марко Рубио, так поступил и Дональд Трамп. Впрочем, он не стал мешать экспорту венесуэльской нефти, которую покупают в США, но запретил продажу американской легкой нефти Венесуэле. Ее смешивают с местной сырой и потом экспортируют.

За исключением стран АЛБА, все страны, которые имеют хотя бы косвенное отношение к латиноамериканскому региону, осуждают проведение выборов боливарианцами. В том числе гиганты Бразилия и Аргентина, бывшие президенты которых Дилма Русеф и Кристина Фернандес де Киршнер в свое время поддерживали Уго Чавеса, а потом и Мадуро.

Нынешние президенты Мишел Темер и Маурисио Макри требуют исключения Венесуэлы из МЕРКОСУР и остальных латиноамериканских интеграционных торгово-экономических и политических объединений. К ним в последние месяцы присоединяется даже новоизбранный президент Эквадора Ленин Морено. Он постепенно отходит от политики своего наставника Рафаэля Корреа, направленной на укрепление блока АЛБА и на конфронтацию с США.

Мадуро отвечает, что гордится санкциями и что он президент свободной страны. Он объявил всему миру: «Или вы с Трампом, или со свободными странами». При этом он уточнил, что всегда готов к диалогу с США. Доказательством этому служит недавнее назначение бывшего директора национальной нефтяной компании ПДВСА и министра Рафаэля Рамиреса постпредом в ООН. Только у него получается вести диалог с США. Конечно, его официальные высказывания отличаются резкостью и непримиримостью в адрес Вашингтона. Однако есть данные, что за кулисами он ведет конструктивные переговоры с США.

Испанский профессор конституционного права Оскар Арналь указывает на несправедливость системы голосования: оппозиционный штат Миранда (в котором правит Энрике Каприлес – вечный соперник Мадуро) будет иметь на 4 депутатов меньше штата Фалькон, где симпатизируют боливарианцам. Хотя в первом проживают 3 000 000, а во втором – 1 000 000 человек. Такая система введена по всей стране, и она определяет результаты голосования.

Вместе с тем бывший вице-президент и председатель Парламента Диосдадо Кабельо (теперь он первый заместитель-председателя Единой Социалистической Партии Венесуэлы – ПСУВ) заявил: «Венесуэльцы дали урок миру демократии». Он считает, что выборы прошли в полном соответствии с законом и отвечают настроениям большинства. Такие декларации опубликовали и остальные лидеры ПСУВ и государства.

Диосдадо Кабельо давно известен как лидер самого мощного в стране наркокартеля «Лос Солес». Некоторые европейские СМИ обвиняли его в намерении нанять профессиональных убийц из Мексики, чтобы они ликвидировали Марко Рубио – американского политика, наиболее критически настроенного в отношении боливарианцев (а также кубинцев).

В Венесуэле говорят, что «все люди в стране работают на него, даже те, кто не знает об этом».

Поэтому, если гражданская война закончится военной диктатурой, он будет одним из главных претендентов на пост диктатора (у него даже есть генеральское звание). Другие кандидаты – министр обороны Владимир Падрино Лопес и опальный генерал Рауль Бадуэль. Один из них скоро заявит о себе.

Среди высокопоставленных боливарианцев, не имевших воинских званий, постоянно идут должностные перестановки. Это мешает им утвердиться на своих постах и противостоять военным из наркокартеля «Лос Солес». Так, например, на протяжении всего последнего лета Николас Мадуро дважды менял министра иностранных дел: 21 июня 2017 г. на этот пост был назначен Самуэль Монкада (бывший и опять настоящий замминистра), а 3 августа 2017 г. – Хорхе Арреас (бывший вице-президент и министр горнодобывающей промышленности).

Вслед за ним последовала и отставка Генерального прокурора Луисы Ортеги Диас. На ее место был назначен бывший омбудсмен Тарек Уильям Сааб (тоже из лобби «Хезболлы»).

Новый Генеральный прокурор сразу заявил, что «будет внимательно следить за соблюдением законов в стране и не допустит, чтобы кто-то из ее граждан подвергался безнаказанному преследованию и ущемлению прав». Он, как и все лобби «Хезболлы», – сторонник Мадуро.

Впрочем на следующий день оказалось, что Луиса Ортега Диас не подавала в отставку, а была уволена. Причем она назвала свое увольнение «неконституционным и незаконным… с целью прекращения защиты прав граждан страны». Она считает его заговором против Конституции и намерена искать поддержки у международного сообщества. По ее словам, она намерена продолжить борьбу «за венесуэльцев, их права и свободы, до последнего вздоха».

Однако когда ее преемник на посту Генерального прокурора Тарек Уильям Сааб назвал ее «главной виновницей смерти более чем 120 человек, погибших в ходе уличных волнений», ей стало понятно, что на этом этапе борьба окончена и надо спасать жизнь. Поэтому через маленькое островное государство Аруба она вместе со своей семьей и ближайшими соратниками перебралась в Колумбию. В Боготе вслед за ней из самолета вышли экс-министр иностранных дел Гильермо Ривера, бывшая глава ее офиса Джоконда Гонсалес, бывший прокурор по борьбе с коррупцией Артуро Вилар Эстевес. Колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос сразу предложил всем политическое убежище. Однако потом Луиса Ортега Диас оказалась сначала в Бразилии, а после в Испании. С тех пор она заявляет о своем намерении призвать к ответу власти страны.

По ее мнению, «насквозь коррумпированный режим Чавеса-Мадуро украл у народа не менее 22 миллиардов долларов». Она обвиняет чиновников в связях с «известной «латиноамериканской прачечной» – бразильской фирмой «Одебрехт», сумма контрактов с которой в два раза превышает валютные резервы Венесуэлы, а семь объектов, которые должны были быть построены, так и не доведены до конца». Эти заявления в Каракасе уже никто не воспринимает всерьез.

Тем временем накануне первого съезда Национальной Исполнительной Ассамблеи в штате Карабобо на военную базу Форт Парамакай было совершено вооруженное нападение. Двое нападавших убиты, десятеро арестованы. Среди них три представителя элитных подразделений.

Николас Мадуро сразу заявил: «Эта атака оплачивалась из Майами и Колумбии… Я прошу максимального наказания для всех исполнителей и организаторов теракта в Форте Парамакай». В поддержку нападавших хакеры атаковали 40 сайтов правительственных органов.

После провала вооруженной атаки на Форт Парамакай, которая не привела к ожидаемому лидерами оппозиции восстанию, они (видимо, после указаний из США и Испании) решили прекратить уличные выступления и пойти на выборы губернаторов штатов 10 декабря 2017 г.

Эксперты до сих пор дискутируют о том, помог или навредил президент США Дональд Трамп венесуэльской оппозиции, когда пригрозил Каракасу военным вмешательством, а его вице-президент Майкл Пенс назвал Венесуэлу «несостоявшимся государством». Видимо, оба не в курсе особенностей социальной психологии латиноамериканцев – даже если они никак не одобряют деятельность Николаса Мадуро на посту президента, любая угроза со стороны «Дяди Сэма» способна сплотить местных политиков и их народов на основе солидарности против «Севера». Даже президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос дал понять, что не поддержит силового вмешательства в венесуэльские дела со стороны США.

В ответ на угрозы Трампа и Пенса, по приказу президента, венесуэльский министр обороны генерал Владимир Падрино Лопес объявил 26-27 августа проведение военных учений с активным участием гражданских лиц. На них были «отработаны действия по защите государства». Они стали продолжением февральских учений «Самора-200». Кроме 365 000 штатных военнослужащих, в них участвовали 700 000 ополченцев и резервистов.

Также угрозы Трампа и Пенса дали властям возможность осудить лидеров оппозиционного Парламента Хулио Борхеса и Фредди Гевару по статье  «государственная измена». Дело в том, что Борхес побывал в США, встречался с Трампом и обсудил с ним конституционный кризис в Венесуэле. В результате его обвиняют в том, что он спровоцировал санкции Вашингтона. Сейчас Борхес надеется на помощь папы римского, который бы призвал Мадуро к компромиссу.

Острую реакцию Николаса Мадуро можно объяснить: в случае американской интервенции венесуэльская армия обречена на очень быстрый разгром, при этом потери американцев в самом пессимистическом случае не превысят нескольких десятков человек. Так что мирный диалог между президентом и его соратниками с оппозицией не имеет альтернативы. Конечно, обе стороны должны пойти на компромиссы. Пока, однако, ни одна из них не демонстрирует готовности к ним.

 Георгий Коларов

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина