Возможна ли реставрация «диктатуры пролетариата» на новой основе?

Русранд 19.03.2018 6:32 | Политика 121

В одном из своих интервью советский и российский ученый-конструктор, один из ближайших соратников Сергея Королева, академик РАН Борис Черток сказал: «Режим „диктатуры пролетариата“ в России более невозможен: эту диктатуру просто некому осуществлять». По мнению академика, в результате либеральных рыночных реформ российская промышленность лишилась многих тысяч квалифицированных рабочих и инженерных кадров, при этом обогатив профессиональными кадрами США и Европу. Тем самым был подписан приговор реставрации народовластия и возможности революционных социальных изменений в пользу того самого пролетариата.

Но так ли это на самом деле?

Что такое пролетариат, действительно ли исчез он, и способен ли сегодня стать авангардом революционных преобразований в России?

Сегодня слово «пролетариат» практически вышло из широкого употребления и было вульгаризировано и дезавуировано, хотя в классическом понимании оно в общем-то подразумевает не имеющего средств производства работника наёмного труда. Фридрих Энгельс ещё в XIX веке сделал определение: » Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путем продажи своего труда, а не живет за счет прибыли с какого-нибудь капитала».

Посмотрим на путинскую Россию с точки зрения наличия в ней такой группы людей. Как пишут Т.Разумова и Е.Черных («Взгляд на профессиональное обучение рабочего класса с позиции разных научных школ»; Экономист, № 1, Январь 2017, C. 71–84), к индустриальному рабочему классу относится примерно 25 млн. — 35% всех занятых в стране. Это больше численности индустриального рабочего класса всего Советского Союза в 1940 году. Около 10 млн. рабочих постсоветской России трудятся в торговле, бытовом обслуживании, жилищно-коммунальном хозяйстве.

Вместе с ними общая численность городского рабочего класса составляет более 35 млн. человек. Еще 2,35 млн. наемных рабочих заняты в сельском и лесном хозяйстве, рыболовстве и рыбоводстве. Рабочий класс в широком смысле составляет 53% всех занятых в экономике, или 50% всего экономически активного населения (занятые и безработные). Таким образом, утверждать, что пролетариат выродился нельзя. Изменились его структура, условия труда, отдыха, информационная и социальная среда, жизнедеятельность, общественное сознание. Однако по-прежнему пролетариат является основной движущей силой общества.

При этом нужно подчеркнуть, что в России возник ещё один сегмент экономически активного, трудового населения — предприниматели. Не те, что в результате грабежа общественной собственности стали хозяевами заводов, газет и пароходов, а что сами своими руками создают материальные и нематериальные ценности, не прибегая к услугам наёмных работников. Это так называемые люди среднего класса. Несмотря на то, что классики марксизма утверждают, что есть только два класса — буржуазия и пролетариат, рискну высказать свою позицию, что их гораздо больше.

При этом хотелось бы опустить само слово «классы», которое манипулятивно по сути и проводит достаточно жёсткую линию водораздела между людьми. Да и вообще — сродни терминам из животного мира. Но приходится им пользоваться, так как оно общепринято в отечественной науке. Итак, в чём классовая разница между нищим фрезеровщиком и его сокращённым вчерашним коллегой-однокурсником, умудрившимся «вписаться в рынок» с организованной им продажей носочно-чулочных изделий на базаре? Разница в том, что один, согласно марксистской теории, пролетариат, другой — мелкий буржуй. А если, например, фрезеровщик работает на вполне себе процветающем предприятии и имеет доходы выше, чем его однокурсник, торгующий носками? Кто из них пролетарий, а кто буржуа? Народ у нас по своей природе и не левый, и не правый, и не пролетарий и не буржуа. Или так: немножко левый и немножко правый, а также немного пролетарий и немного буржуй. И так было всегда.

С утра до вечера всю трудовую неделю фрезеровщик трудится на заводе, углубляет свои знания чтением трудов Ленина. В этот период человек, бесспорно, левый, пролетарий, работник наёмного труда. А на выходные он нанимает соседа, везёт его на дачу вскопать огород и отремонтировать крышу, а сам отправляется подколымить таксистом. Кроме того наш пролетарий может сдавать квартиру покойных родителей в аренду, при этом ещё быть обладателем акций своего завода. И вот он уже и правый, и буржуин, и эксплуататор наёмного труда.

Матрица состояний «буржуазия-пролетариат» имеет довольно-таки заметное пограничное состояние. Владея средством производства и работая на нём самостоятельно, человек является таким же производителем ценностей, как и человек, не имеющий средств производства. И таких случаев в России — несметно.

Кто-то перевозит грузы на своём авто, кто-то продаёт собранную на огороде смородину, кто-то в своём собственном доме открыл кафе и сам же в нём обслуживает клиентов, играет музыку, кто-то фотографирует торжественные мероприятия или пишет статьи для разных изданий. Все эти люди и есть «промежуточный» или средний класс. Средство производства у вас есть (машина, плуг, скороварка, гитара, фотоаппарат, компьютер — вы мелкий буржуй), но вы сами на их и зарабатываете свой хлеб (вы уже не совсем буржуй). А если вы ещё и объедините все свои ресурсы в один кооператив, то вы и вовсе — социалист.

Поэтому Партия нового типа и предлагает мелкое предпринимательство приравнять к трудовой деятельности. А разве это не так? Неужели труд, пусть и организованный по собственной инициативе, крамола, как утверждают некоторые левые?

Тот, кто внимательно изучал выступления и труды товарища Сталина, тот знает, что вождь не считал средний класс опасным для пролетариата, так как он не порождает эксплуатации человека человеком. Более того, мелкий собственник, трудящийся в своей артели, являлся представителем низового звена самоорганизующегося социализма. В этой связи вполне успешно развивался так называемый и долго не признаваемый в СССР югославский социализм.

Его планово-рыночная система уверенно демонстрировала тридцатилетний высокий рост, способствовала ускоренному развитию страны, росту темпов промышленности, повышению качества жизни. В послевоенные годы в СФРЮ наблюдался один из самых высоких темпов экономического развития в мире (ежегодный прирост в промышленности составлял более 8%). Тот, кто в 70-80-е годы бывал в Югославии, отмечал высокий уровень стандартов жителей это уже уничтоженной страны. Здесь, в отличие от СССР, были частные или коллективные парикмахерские, кафе, магазины, фермы, цеха, работники которых трудились не столько для блага родины (хотя и не без этого), сколько для семейного благополучия. И никто не упрекал их в контрреволюции.

Мелкая буржуазия современной России, безусловно, неоднородна. Имущественное положение и политические настроения имеют существенные различия. Одни слои среднего класса уже давно стали крупными собственниками средств производства и земельных угодий, используют большие ресурсы наёмного труда, другие слои живут иногда в худших материальных условиях, чем многие квалифицированные рабочие крупных предприятий. Важен тот факт, что в среде среднего класса далеко не все обладают классовым сознанием капиталиста.

Более того — мелкий предприниматель РФ неуклонно беднеет и разоряется, не выдерживая конкуренции с крупным капиталом. Фактически фрезеровщик и торговец носками — не просто однокурсники, но ещё и соратники по общей борьбе за идеалы справедливого общества для всех. К ним же можно причислить и так называемый прекариат — социальный класс работников с временной, неустойчивой или частичной занятостью. Тот класс, который вице-премьер РФ Ольга Голодец окрестила «непонятно чем занятый». А это, между прочим, по её данным, около 38 миллионов человек.

Никуда не делась и ещё одна «неучтёнка» ортодоксальных марксистов — когнитариат. Это огромная прослойка наёмных работников умственного труда. Тут вам и программисты, и системные администраторы, и дизайнеры, и информационщики, без которых труд современного рабочего просто невозможен. И отделить их от бьющегося за идеалы справедливого общества класса пролетариата было бы не совсем верно, так как конгитариат по своей численности и потенциалу ничем не уступает пролетариям. Данность порождает утверждение, что союз всех прослоек пролетариата (наёмных работников) и мелкой буржуазии (среднего класса) не только возможен, но и актуален как никогда. Данный тезис доказан самой историей низложения СССР, в котором, по мнению ряда левых теоретиков, произошла буржуазная контрреволюция. Вот тебе раз — в Советском Союзе, провозгласившем в 1977 году построение «развитого социализма», буржуазия (которую в теории окончательно победили)оказалась сильнее пролетариата, раз сумела совершить контрреволюцию. Значит, буржуазия существовала в том или ином виде всегда. Вопрос лишь в том — чья диктатура в государстве является правящей.

Есть и другой пример. В Венесуэле в конце 90-х годов средний класс (мелкая буржуазия) стал авангардом революционных социалистических изменений, внедряемых ныне покойным главой Боливарианской республики Уго Чавесом. Более образованная и экономически независимая часть общества горячо восприняла идеи социализма и активно их проводила в жизнь. Но Чавес (а затем Мадуро) в своих реформах пытался опираться и на крупный капитал, что в дальнейшем сослужило не самую лучшую службу и привело к серьёзному кризису в стране.

Напрашивается вывод, что в дальнейшей борьбе за преобразование России необходим тесный союз пролетариата и среднего класса. Без этого победить путинизм и взращенную им оффшорную аристократию попросту невозможно. Причём победить не в вооружённом противостоянии, как кричат некоторые горячие головы. Борьба за обретение власти и социализацию России заключается, прежде всего, в том, чтобы лишить олигархию возможность рекрутировать в свои охранные армии и ЧВК достаточные для сопротивления народной воле силы. То есть — лишить путинизм его последней опоры внутри страны, не дать ему возможности развязать гражданскую войну всех против всех.

Примерно то же самое делали сто лет назад большевики. И если бы не интервенция, то гражданская война была бы закончена, так и не начавшись, ещё в начале 1918 года. К сожалению, в настоящий момент многие товарищи как левого, так и патриотического фронта в РФ забыли этот факт и урок истории, продолжая играть по тем правилам, которые навязаны олигархией и крупным капиталом. Например, активно включились в игру заведомо проигранной избирательной лотереи. Вместо главного — объединения.

Уже предчувствую, как летят тапки: «Как же так, лево-патриотические силы уже полным ходом объединяются вокруг кандидатуры Грудинина, чтобы противостоять Путину и Ко». Так-то оно так, да только Грудинин — это всего-то фамилия, а не фундаментальная идея для объединения пролетариата со средним классом во имя преобразования государства.

Любой союз, как правило, подразумевает общность целей. Наивно полагать, что главной целью пролетариата и среднего класса может выступить смещение главы государства. Как один из этапов революционных изменений смена элиты — процедура важная, но не решающая. Ведь возникает вопрос: а что дальше? Основная цель любого объединения — это построение нравственного, справедливого и безопасного общества и повышение благосостояния страны и каждого её жителя.

Сознательно не пишу — «бесклассового общества». Любой процесс, тем более такой, как общественная трансформация, долог, мучителен, затратен. Поэтому и пролетариату, и мелким российским буржуа сегодня нужно выбросить из лексикона даже мысли о переходе к постлиберальному устройству государства без частной собственности. И тем более о её экспроприации. Все эти процедуры должны быть научно и экспериментально проработаны, а внедряться обязаны лишь по мере общественной необходимости, постепенно, поступательно и максимально безболезненно. За исключением, конечно же, той собственности, которая представляет народное достояние, может угрожать народной власти и подлежит возмездной национализации.

Именно так ставит вопрос проект конституции Партии нового типа. Как пример. Человек работает на своём автомобиле таксистом. Ему нет надобности работать на государство до той поры, пока государство не создаст ему лучшие условия труда и социальной защиты. Пока государство не учредит более перспективное таксомоторное предприятие, таким образом продемонстрировав преимущества перед частной и общественной формой. А если у государства нет ресурсов на это, есть на данный момент времени более насущные проблемы, то оно не должно ломать то, что уже создано благодаря самоорганизации инициативных и активных людей.

При таком подходе любой средний предприниматель поддержит инициативу радикальных государственных перемен. И будет не против стать плечом к плечу со своими товарищами из класса пролетариев. Весь вопрос в том: куда становиться, когда и под какими знамёнами?

Есть версии, что режим упадёт сам, останется только по-быстрому сколотить какую-то команду патриотов, чрезвычайный комитет, подхватить упавшую власть, разогнать дерущихся между собой чиновников и возглавить государственную машину. Но никаких обоснований для таких вариантов не существует. Гипотетика.

Но есть и иной вариант борьбы за обретение власти, её трансформацию и перезагрузку системы. Это появление политической силы, партии (блока, движения) выражающей интересы большинства населения и имеющей в своей основе продуманную, обоснованную, программу и проект новой конституции России. В нашем случае мы рассматриваем под большинством работников наёмного труда, активных пенсионеров, студентов и работающих самостоятельно предпринимателей низшего слоя. Кристалл такого всенародного движения уже создан. Имя ей — Партия нового типа. Когда броуновские движения с выборами сойдут на нет, и народ в очередной раз убедится, что его обманули, то революционная ситуация будет вызревать уже за счёт кристаллизации объединённого народного движения, то есть его роста. А дворцовые перевороты, санкции, блокады, эмбарго, кризис, обнищание — это вовсе не необходимое условие для перемен, это катализатор, придающий ускорение процессу расширения массовой всероссийской политической структуры.

Которая в конечном итоге и выступит от имени народа легитимизатором нелегитимной власти как в центре, так и на местах. Возможно, это произойдёт в ходе избирательной процедуры, когда режим попросту окажется не способен подавить массы в силу их сплочённости, идейности, маневренности, когда будет не в силах протащить на нужные должности своих бесталанных коррумпированных ставленников. Когда правоохранительные структуры почувствуют силу народа, а не силу режима и сделают верный выбор. Законный выбор.

Будут давить — скажут скептики. И окажутся правы. Будут, если бороться поодиночке. Если ждать манны небесной, мессию или царя. Но если организация станет массовой, то подавить её будет невозможно. В неё можно будет только влиться самому. Исходя даже не из стратегии платформы преобразования государства, а из тактических побуждений сохраниться в нём самому. Такая политическая сила в состоянии не просто требовать у власти и защищаться от неё, но и менять нашу с вами реальность.

Её нужно менять уже сегодня. Методично, ежедневно и еженощно вести просветительскую и организационную работу, поясняя простую истину, доказанную ещё во времена В.И.Ленина, о необходимости строить идеологическую массовую партию. На каждом участке — на заводе, в цехе, мастерской, на торговом месте или даже в собственной квартире. И тогда непременно победим. Ведь нас — большинство. В противном случае режим «диктатуры пролетариата» и установление системы народовластия в России действительно будут невозможны. Просто их некому будет осуществлять.


Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

#ПартияНовогоТипа

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора