Возможна ли война между Россией и Америкой?

В.А. Кашин 2.03.2019 23:18 | Политика 13

фото отсюда

Многие в наших странах все еще живут понятиями прошлого века: в экономическом смысле война между ядерными державами бессмысленна, потери в «живой массе» будут слишком высоки, а если взорвутся все накопленные ядерные запасы, то конец придет и всей человеческой цивилизации.

В общем, все так и было. В период холодной войны периодически объявляли миру, сколько у больших стран накоплено ядерных зарядов и сколько раз они способны уничтожить своего противника.

А дальше в обеих сверхдержавах срабатывали свои «стоп-лоссы»: в США именно на этом основывалась концепция «неприемлемого ущерба» — пока нет защиты от 99 % советских ядерных наступательных сил, войну начинать нельзя. А в СССР все высшее руководство пережило разрушительную отечественную войну и инициативу самим начать новую войну считало для себя невозможной.

И обе стороны, исходя из этих соображений, так и вели себя в разных кризисных ситуациях: при разрешении Карибского кризиса, в ситуации вокруг Берлина, на Среднем Востоке, в Африке, и т.д.

Только в Корейской войне в боях (воздушных) еще участвовали советские и американские пилоты, а во Вьетнаме и в арабо-израильских войнах участие обеих противных сторон ограничивалось направлением только военных советников — «в довесок» к поставкам вооружений и иной техники.

В Афганистан США также не направляли своих военнослужащих, равно как СССР так же поступал и в отношении Никарагуа.

А что изменилось сейчас? Очень многое.

Во-первых, сняты идеологические противоречия. Прежде говорили о борьбе между коммунизмом и капитализмом – и договаривались, что эта борьба должна вестись исключительно мирными средствами (Хрущев долго извинялся за свою  горячность во фразе «мы вас всех закопаем»).

Сейчас мир  вернулся к извечному противоречию между Западом и Россией, между западной цивилизацией и русской Евразией. А это противоречие – на уничтожение народа России.

Наполеон еще на словах скромничал – он объявлял своей целью уничтожение только российской армии (а что такое Россия без армии?), а Гитлер уже прямо ставил задачи уничтожения «мирового славянства».

Но сейчас эти задачи как раз и решаются. Уничтожена крупнейшая южнославянская цивилизация, русский мир раздроблен между «многонациональной Россией» и умирающими русскими диаспорами в пост- советских республиках, Украина превращается уже не просто в «анти-москальское государство», а в страну откровенно антирусской цивилизации, с народом, отучаемым от русского языка и привыкающим к ощущению «вечного врага на Востоке».

Во-вторых, нынешнюю Россию удается изолировать от остального мира, она потеряла всех своих прошлых союзников, а всех ее нынешних возможных союзников последовательно превращают в стран-изгоев. Достаточно привести примеры бывшей Югославии, Болгарии, Ирана, Ливии, Египта, и т.д.

А на южных и восточных границах России все забирает под себя Китай, которому судьба нашей страны в принципе неинтересна и для которого даже поставки сырья из России не являются критичным вопросом.

Япония, при поддержке США, откровенно враждебна к нам, и на восточном векторе у нас остается только КНДР. Но эта наша последняя опора может быть потеряна, если Россия упустит свой шанс поучаствовать в примирении обеих Корей (на самом деле, это единственная возможность получить самого надежного союзника на всех границах РФ: корейцы, из обеих Корей, одинаково ненавидят японцев, не любят американцев и не доверяют китайцам).

Но самое главное – третье. Это – то, что война между Россией и США становится все более приемлемой (если не сказать – привлекательной!) для элит этих стран. Больше того, она становится и экономически выгодной, причем – для обоих противников.

Давайте с этим разберемся. Новая война непременно будет краткотечной. Если некий гражданин выйдет на прогулку со своей собачкой, то война может начаться, когда он уже ушел из дому, и закончиться, пока он еще не вернулся домой. Если это будут президенты или министры обороны, то с ними свяжутся и на прогулке, а для остальных граждан война может пройти вовсе незаметной (если они, конечно, не попадут под первые бомбардировки).

Далее – война непременно остановится после обмена первыми ограниченными ударами. Ограниченными, потому, что цель этих первых ударов – напугать противника, а не уничтожить планету. И потому, что каждому противнику необходимо оставить значительные силы в резерве – для последующих переговоров и для сохранения «своего веса» против остального мира.

Но, конечно, и эти первые ограниченные удары будут очень сильными. А почему элиты обеих стран могут смириться с возможными последствиями этих ударов? Эти первые удары будут наноситься, конечно, по крупным городам (на российские деревни и на американские фермы тратить дорогостоящие ядерные ракеты совершено нерентабельно).

В США это – Вашингтон, Нью-Йорк, район Великих озер.

Ну и что? В Вашингтоне живут одни негры, Детройт и все основные центры автомобильной промышленности США и так уже превращаются в развалины. Центр Нью-Йорка – всякие ино-национальные гетто. И еще – комплекс зданий ООН, чиновниками которой американцы готовы пожертвовать. А для американского народа — Нью-Йорк, к тому же, еще и «рассадник» бессовестных банкиров и биржевых дельцов, которые то и дело вовлекают Америку в разного рода экономические кризисы.

В России крупные города – Москва, Санкт-Петербург, Ростов, Челябинск и еще три-пять городов-миллионников.

Критичны ли эти города для российской экономики? Для экономики, которая живет только за счет обмена природного сырья на импортный ширпотреб? Да нет, конечно!

А бомбить наши карьеры, разработки нефти и газа, металлургические комбинаты, и т.д. никто не будет. Они и так уже принадлежат иностранным  юрисдикциям и в них Америке надо просто поменять состав советов  директоров – как это они уже сделали с Русалом.

В сожженных атомом городах Россия может потерять 20-50 миллионов населения. Ну и что? Для нашей власти эти люди и так уже лишние: в шахтах и рудниках они не трудятся, а в потреблении свою хорошую долю пока имеют.

Пропадет российская наука? Но про нашу Академию наук и так уже ничего не слышно, а МГУ давно потерял своей место в первой сотне университетов мира.

Итак, в экономике – при ее нынешней модели – Россия ничего не проиграет. А в финансово-бюджетном смысле – даже выиграет: экспортные доходы все сохранятся, а нахлебников на них будет значительно меньше.

Для американской экономики – все еще интереснее. Во-первых, старые производства им не жалко, поскольку они и так уже решили начать «новую индустриализацию» — с возвратом ранее вывезенных американских капиталов и предприятий обратно на территорию США.

Во-вторых, под этим предлогом они смогут решить проблему своего неподъемного внешнего долга – просто списать его на экстраординарные военные убытки.

То же самое – и с долгами по долларовой эмиссии: долги по этой эмиссии – не американского государства, а частной ФРС. А ФРС – в Нью-Йорке, а Нью-Йорк – разрушен русскими ракетами. Вот с России эти долги и спрашивайте!

Еще одно обстоятельство, которое доказывает, что первые удары с обеих сторон будут очень ограниченными и что правители и элиты с обеих сторон дальнейшей эскалации военных действий ни в коем случае не допустят.

Американцы первый удар будут наносить не со своей территории – из Японии, Германии, Турции, и т.д. и ограничат его в России пятью-десятью целями. Россия, естественно, сразу и автоматически нанесет ответный удар именно по территориям, с которых прилетят к нам эти ракеты.

А вот прежде чем, наносить последующие, вторые удары, обе стороны непременно возьмут паузу.

США, конечно, могут попасть под бомбардировку и из этого первого российского удара. Тогда несколько своих городов они потеряют. Но после удара террористов по нью-йоркским башням-двойникам такие первые потери для них могут показаться вполне приемлемыми – сравнительно, например, с многократно большим числом  жертв в России и в странах-сателлитах США.

Но, скорее всего, они и этого не допустят. Просто, сразу после того, как первый обмен ракетами станет свершившимся фактом, они немедленно выступят с мирными предложениями: давайте остановимся, потери у всех сторон и так очень велики, возможно, мы не очень поняли друг друга, видите, наш президент-главнокомандующий уже извинился и сам ушел в отставку, и т.д.

И да, послушайте – «ведь наш мир теперь стал совсем глобальным»! Поэтому, давайте, лучше подумаем о проблемах послевоенного восстановления. А мы вам в этом готовы помочь всеми силами.

А что ответят наши элиты? Да, конечно, вы правы. И наши милитаристы во главе с Путиным тоже готовы уйти в отставку. К власти в России теперь приходят деловые люди: они знают мир, ценят свой глобальный бизнес. И они, конечно, сильно озабочены страданиями своего российского народа (того, который остался).

И при таком всеобщем взаимопонимании консенсус, конечно, будет достигнут очень быстро. Война закончилась, Россия раздражать больше никого не будет, а Америка объявит, что теперь именно она станет гарантом всеобщего и вечного мира для всех стран и народов.

А теперь – вопрос для всех нас, кто – не олигархи, и кто – не у власти. Нас всех такой разворот событий устроит?

Москвичей, наверное, нет – ведь Москва как раз первой и попадет под такую разборку.  Ну и не будем их спрашивать!

А что Москва для всей остальной России, для всех остальных россиян? Да они, может, и спасибо скажут (как ни преступно-грубо это и звучит) – если Москва вдруг исчезнет с карты Российской Федерации.

И все же – я предлагаю задуматься над этим вопросом. Остаться в стороне – даже если вы и не москвичи – не получится. Ведь у нас – демократия, правят те люди — президент, министры, депутаты, и т.д., которым именно мы даем мандат на правление нашей страной. И если они, эти наши правители, будут потом в чем-то виноваты, то их вина в равной (или – не равной?) степени распространится и на нас с вами.

Но, конечно – а что мы можем сделать? Кто нас вообще спрашивает?

Да, наверное, все вопросы к нашему народу этим и закончатся. Как всегда – но «мы все же хотели, как лучше»,

И, напоследок – вот какой нюанс, о котором следует нам подумать. Обратите внимание: у нашей элиты – у всех олигархов и высших чиновников – все их родственники и дети давно живут в других странах, не в России.

А раньше, при всех прежних внешних вторжениях было совсем по- другому. Так, Александр Первый и Сталин неизбежно сами погибали бы в случае поражения России от Наполеона и от Гитлера. И с ними обречена была бы на гибель и вся тогдашняя высшая российская элита.

Все мы тогда  были в одной лодке! И народ наш тогда воевал равно как и за Россию, так и за своих правителей.

А сейчас все совсем по-другому. Лодки у нас у всех сейчас разные. А у олигархов и наших высших чиновников — не лодки, а яхты.  И они, на этих своих яхтах, уже почти отчалили от наших берегов!

В.А. Кашин, доктор экономических наук

 

Сейчас на главной
Статьи по теме