Все мы были русскими

ANTONA1976 21.09.2017 6:16 | Общество 44

И добавить то ничего не выходит, кроме, пожалуй, одного – так мерзко на душе как последний месяц давно не было, а такого уничтожения русских (не физического, это наш народ бы пережил, а духовного) не смогли совершить ни Чингисхан, ни Гитлер, вышло только у эффективного управленца маленького роста, заменившего в россиянах национальное на рост благосостояния за счет братьев. И Жилин один из тех кто оплатил свои иллюзии по поводу РФ жизнью, Царство ему Небесное.

Текст посвящён памяти Евгения Жилина, убитого год назад 19 сентября в Москве.

Все наши взоры зимой 2014 года были прикованы к Киеву. Может помните того бойца из «Беркута», – «За нами Москва, нам некуда отступать».

Именно тогда, напротив европейского украинско-бандеровского мракобесия, нарастало русское единение. Все переживали за парней из «Беркута», ловили Антимайдановские новости и подписывались на такие группы и паблики. Они выстоят, мы все были уверены. И тогда когда они горели от коктейлей молотовых, закидывались тяжелой брусчаткой которой метили в головы.

Им приносили теплые перчатки, многие были без них или с обгоревшими. Девчонки влюблялись в этих парней, а они надевали на себя георгиевские ленты. И многие плакали, когда они возвращались в свои города. В Западной Украине стоять на коленях, а в Севастополе и Донецке утопать в цветах и поцелуях.

И мы все тогда были русскими.

А затем пришла Русская Весна и был взрыв. От Одессы и Николаева, от Севастополя до Луганска, от Мариуполя до Харькова и от Запорожья до Донецка, все окрасилось российскими и георгиевскими флагами. Россия-Украина-Беларусь – Единая Русь, тогда кричали. И все время Россия, Россия, Россия…

За эти города держали кулаки, дружно ненавидели эти кучки правосеков, которых засылали на поездах дружбы и заселяли в ОГА. Дружно ненавидели лживые украинские медиа, которые врали бесконечно и называли нас то ватниками, то колорадами и казалось осталось совсем чуть-чуть и эти растерявшиеся ублюдки, которых охватила паника, уступят под этим напором.

И необыкновенное единение нас тогда охватило. Многие ведь даже не понимали, что столько людей и городов в Украине, считают только Россию своей матерью. К которой вернулся тогда Крым. И на митингах все улыбались.

И мы все тогда были русскими.

Но новая власть осваивались и брала себя в руки. Начала проводить мобилизацию. Но были пустыми военкоматы. Тогда она создала нацгвардию набирая в неё отморозков, раздавала оружие, использовала админресурс и спецслужбы, а те кто мог организовать на Юго-Востоке Украины сопротивление, приезжая из Москвы, стали говорить, что нужно идти на выборы президента Украины. Но Русская Весна их не признавала.

Люди которых никто не кормил, не ставил им палатки, не разносил им горячий чай, и не устраивали шоу всевозможные звезды эстрады как на майдане, все шли и шли на площадь перед ОГА своих городов. В выходные дни и после своей работы. И кричали Россия. Штурмовали здания. А уже народных лидеров хватали по ночам спецслужбы и вывозили в Киев. И тогда мы все переживали, что эти здания будет штурмовать спецназ, ожидая атаки каждую ночь от наемников, ведь силовые структуры городов, уже будучи в подчинении новой власти, отказывались от штурмов и одевали на себя георгиевские ленточки.

И мы все тогда были русскими.

А затем был Славянск и насилу собранные украинские новобранцы на разбитой технике, осторожно вползали на Донбасс. И их останавливали люди, над которыми пролетали для подавления воли истребители. Нацгвардейцы поливали автоматными очередями пространство возле них, а наши сообщали по рации Зелло друг другу, передвижения украинской техники, а на пабликах появлялись все время важные и срочные сообщения. В городах продолжались демонстрации, но уже тогда каждый день СБУ выкрадывало с домов десятки и сотни людей. Начали охоту за администраторами пабликов. Захваченные медиа нагнетали ложь, а приватбанк объявлял награды за «сепаратистов».

В Харьков уже приехали спецподразделения с других городов подавлять протесты, но уже отчаявшиеся люди, без балаклав и мотошлемов, старые и молодые прогнали с улиц города, загнав все эти мусоровозы к ним на базу. Палками, камнями и проклятьями. Стали понимать, что это уже не Беркут.

А затем наступило 2 мая. На массовое убийство новая власть собрала правосеков, ультрасов, со многих городов Украины.

И когда мы смотрели на все это и осознали этот ужас, то не могли дышать, не хотели верить, не хотели понимать что это возможно. Жгло головы.

Мы сказали что не простим.

И мы все тогда были русскими.

И началась война. Тогда еще возле маленького отряда в Славянске. И ехали в Донбасс из Одессы, Харькова, Киева, оставляя своих родных в тылу. Из Севастополя, Москвы и Хабаровска. Из Питера, Новосибирска и Белоруссии. В Мариуполе наемники расстреливали людей в городе и сожгли неподчинившихся милиционеров. Обезумевшая от безнаказанности и сопротивления майданная власть, начала бомбить города и мы услышали в наших городах воздушную тревогу, впервые после Великой Отечественной Войны. И это страшно.

И были кровь и слезы. И были ополченцы со всех мест нашей Родины. И им собирали гуманитарку. Люди со всей России присылали тушенку, конфеты, бинты. А в моргах Донбасса уже не было света.

У нас появились свои герои, Мозговой, Безлер и Стрелков, Дрёмов, и Болотов, Саша Беднов. А народный мэр Первомайска Ищенко, собирал по своему городу все новые и новые трупы. Взывая к России думая, что этого никто еще не видит.

И мы все еще тогда были русскими.

Что изменилось за этот год что тебя нет? ОНИ еще убили Мотора и Гиви. С нами больше нет Болотова.

А еще эти уроды говорят, что тебя убили за какое-то вонючее бабло.

А не потому, что ты делал все, чтобы мы были – русскими.

Нам теперь говорят, что русской весны не было, а в наших городах живут украинцы.

Они повторяют теперь все то, что лгали те, кто убивал наш народ.

Что Донбасс это беженцы, крымчане загорают, одесситы трусы, запорожцы слились, а в Харькове твоём, вообще как и не было ничего. У нас осталась только половина Донбасса, и никто не понимает, что с ним хотят сделать. Но все время покровительственно утешают, что уж это нам оставят, не бойтесь.

А остальные города, уже все. Как и не было тогда ничего.

Нам это говорят уже здесь.

Те кто не хочет, и как оказалось и не хотел тогда.

Чтобы мы все как в те дни были русскими.

Д. Артемьев

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора