ВСЕСТОРОННИЙ ПОДХОД

Лев Вершинин 28.07.2019 18:08 | Альтернативное мнение 111

Мнение г-на Соловьева, очень умного человека, безмерно трудолюбивого трубадура Кремля и высокопрофессионального манипулятора, предсказуемо осыпалось в мою почту множеством ссылок с просьбой разъяснить, — и вот, когда письма зашкалили за третий десяток, я спускаюсь с заоблачных высот во всем величии своей объективной беспристрастности…

Итак, вот правда «соловьевцев«:

этот несанкционированный митинг — провокация. На выборы они и не целились. Нарушений  куча. Сознательно избран курс на конфронтацию с целью дискредитировать власть. То есть, на отказ от  любого диалога, потому что власть не может принимать ультиматумы. Лидеры оппозиции — марионетки, отрабатывающие заказ ради расширения финансовых поступлений. Они презирают наш народ. А народ смотрит на провокаторов с отвращением, зная, к чему ведут их призывы, для которых нет никаких объективных оснований Митингуют только обманутые подростки. 

А вот правда «антисоловьевцев«:

«партия власти», дискредитировав себя, пытается узурпировать контроль над властными структурами,  исключив конкуренцию. Используются самые грязные технологии, и законными средствами бороться невозможно. Закон превращен в дышло. Поэтому никакой цивилизованный диалог невозможен, остался только путь «социального ультиматума». Власть откровенно презирает народ, не понимая, что подросло новое поколение,  готовое выйти на улицы для защиты своих прав и своего достоинстваа лидеры оппозиции честны и бескорыстны, и ничего не нарушали.

И наконец, истина, разумеется, в моем понимании:

да, «лидеры» проплачены и провоцируют. Да, подписи не собраны. Однако  протесты объективно отражают рост социального недовольства. Замкнутость, коррумпированность и, главное, неэффективность Системы вызывают  недовольство, в сочетании с явным презрением «верхов» к «низам», чьи интересы попраны «непопулярными мерами», выводящее на улицы тысячи людей, в первую очередь, молодых, сознающих, что лишены перспективы, а сотни тысяч им сочувствуют. Реакция на бесспорные манипуляции МосЦИК лишь предлог, а «лидеры» всего лишь оседлали волну.

Промежуточный опрос:

Тема не проста, но…

Я (условно) «охранитель», и я согласен с «соловьецами»
4(5.1%)
Я (условно) «охранитель», и я согласен с «антисоловьецами»
2(2.5%)
Я (условно) «охранитель», и я согласен с автором
27(34.2%)
Я (условно) «оппозиционер», и я согласен с «соловьецами»
1(1.3%)
Я (условно) «оппозиционер», и я согласен с «антисоловьевцами»
6(7.6%)
Я (условно) «оппозиционер», и я согласен с автором
39(49.4%)

Отдельной строкой из общего хода рассуждений считаю необходимым вынести основополагающий тезис г-на Соловьева «есть только два варианта: украинский — слабая власть, переворот, деградация, и китайский — крайне жёсткое подавление несанкционированной активности, сильная власть и процветание страны. В России власть может быть любой, кроме слабой«, и в связи с ним, уже не жонглируя абстрактыми категориями, сформулировать конкретику.

(а) На Украине государственная власть традиционно была ослаблена  абсолютным контролем над  экономикой олигархических групп, навязываших официальным структурам политический дискурс и жестко пресекавших любые попытки государства как-то ограничить их влияние. В итоге, действительно, слабость власти привела к перевороту, последствия которого организаторы не сумели удержать в руках, и сегодня Украина пребывает во внешнем управлении и деградирует.

(б) В Китае партийно-государственный аппарат сумел пресечь претензии формировавшейся олигархии на контроль над экономикой государства, и провел реформы, ориентируясь на интересы общества в целом, создав для этого прослойку «государственных олигархов», полностью контролируемых властями, при этом  предельно жестко убивая на корню тенденции к сращиванию управленческих структур с крупным бизнесом, что в конечном итоге вывело страну на путь процветания.

(в) В Российской Федерации вопрос «олигархократии»  был решен, но сменила ее  «бюрократически-олигархическая» Система, опирающаяся на силовые структуры и ориентированная на сохранение преференций узкого социального сектора. По определению не заинтересованный в развитии, — или вернее, не приспособленный к развитию, — данный конструкт (через застой к деградации) превратил страну в сырьевой придаток Запада, сделав ее ее правящие круги предельно зависимыми от влияния извне.

И наконец.

Формулировка г-на Соловьева, — «В России власть может быть любой, кроме слабой«, — и верна, и манипулятивна. Ибо власть может быть любой, кроме слабой, отнюдь не только в Российской Федерации, а везде, но если уж г-н Соловьев предлагает именно российский контекст, не стану спорить.

Да, власть может быть любой. Даже лживойсмешной и глуповато наивной. Но при этом ни в коем случае не слабой. То есть, как минимум, демонстрировать обществу силу и (еще важнее) готовность принимать жесткие решения, а приняв, идти до конца, не виляя. Это условие на уровне аксиомы.

Но возможно ли хотя бы производить впечатление силы, если уже который год Кремль терпит бесконечные унижения по всем азимутам? Нет. Телевидение, конечно, великая сила, она на многое способна, но это всего лишь картинка, а реальность, увы, картинке не конгруэнтна.

Кремль вытесняют из исторических зон влияния, унижают по всем азимутам, обирают, издеваются над национальной символикой,  открыто глумятся над президентом, причем, устами шавок, — а в ответ тишина. Вернее, громкие протесты, но в «позе покорности», — но давайте не стану продолжать.

Всем, надеюсь, ясно, о чем я. Кому не ясно: «поза покорности», затянувшаяся на годы, сколько ни бей в литавры, подбадривая население, никак не способствует укреплению репутации власти, как «сильной». И сколько ни нанимай бугаев, как их ни дрессируй и как ни мотивируй,  вся эта как бы мощная сила,

в сущности, бессильна, если в час Х власти не посмеют, сказав «а», отдать письменный приказ о «б». Как поступили китайцы на Тяньаньмынь, плюнув на всё и вся. То есть, — для тугодумов, — «сила» государства (вернее, правящей группы), если экономика слаба, а социум расколот, антагонистичен, вовсе не

в количестве стражи и не в качестве ее сбруи, а в готовности власти пойти на любые меры, дабы удержать свой статус.  Грубо говоря, пролить любую кровь, без оглядки на внешний фактор. Если, конечно, есть независимость от внешнего фактора, — а если у «внешнего фактора» достаточно рычагов,

чтобы затормозить любой приказ или (как в Ираке) исполнение приказа, тогда начинаются процессы, которые не остановить, ибо они объективны, — и в аэропорт мчатся  даже мужики типа Фердинанда Маркоса, до которого пластилиновым московским воронам как мне до Бетельгейзе.

Резюме.

Российские элиты, проявляя «жесткость», не зайдут за «черту невозврата», потому что 90% этих элит есть, что терять. Как часть Запада, они не могут закрыться, перестать быть частью Запада не могут, поскольку вросли, но даже закрывшись, не смогут удержать регионы в подчинении.

Это хорошо понимают сами они (кроме окончательно поймавших звезду, — а таких все же немного), и на Западе, и в штабах прикормленных Западом «лидеров»,  а значит, в условиях падения экономики и дальнейшего ухудшения положения масс, в какой-то момент все станет зависеть

лишь от количества монад, вышедших на улицу, уровня их управляемости и конретных планов амбасады США и ее шефов на этот момент, — причем планы эти вовсе не догма, они могут меняться в зависимости от масштаба толпы, уровня ее энергетики и общей ситуации.

Иначе говоря:

Точка. Добавлять что-то к мнению Александра Сергеевича мне не по чину…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора