Взрослый Сталин и злые «дети»

Александр Берберов 18.01.2019 17:00 | Общество 80

​Всякий человек, который ещё не окончательно свихнулся, решая любую проблему, обязан уважать тех, кто пытался решить эту же проблему до него. Любое предположение об их ошибках, неправоте – остаётся сомнительной гипотезой, пока не будет на практике доказана правота и эффективность новых подходов к решению. Последовательный крах всех инициатив Хрущева, Горбачёва и Ельцина служит объективным доказательством их некомпетентности в роли лидеров. Их умы — очень злые, но инфантильные, это умы злых детей, которым выпало решать взрослые серьёзные вопросы. Им выпало «дать ответ» на задачу, условия которой они так и не сумели понять…

Любая критика требует в качестве непременного условия компетентности критикующего. То есть – заслуг, сопоставимых с заслугами критикуемого.

Иначе люди возьмутся судить то, в чём не разбираются, чего не понимают даже в общих чертах. А это не суд – но хулиганство. Горбачёв и Ельцин, их сторонники, не вправе критиковать Сталина – прежде всего, по этом принципу. Чтобы получить законное право его критиковать — нужно сперва решить соразмерные с ним задачи.

Собрать из праха Державу, сопоставимую с его державой. Победить в войне, сопоставимой с его войной. Выстроить индустрию — сопоставимую с его индустрией. А потом сказать: «вот видите, у меня получилось меньше жертв, чем у него!» Иначе получается трагикомедия суда школьника над академиком, рассуждения по типу «да нафига такие сложности», идущие от тех, которые сами ничего хорошего не сделали: ни сложным, ни простым путём.

Народ давно подметил, что у плохого механика при сборке машины всегда остаются «лишние» детали. То есть те детали, которые дурак посчитал «лишними». А машина, отказываясь работать — доказала, что дурак всего лишь дурак, и никакой не рационализатор….

Они развалили великую державу более дорогой ценой[1], чем та цена, которой Сталин создал великую державу. Не имеет права генерал, с большими потерями проигравший битву, судить генерала, который выиграл битву с меньшими потерями. Это, надеюсь, понятно?!

И касается это, конечно, не только Сталина. Это касается вообще всего на свете. Ничего ровным счётом не стоит оценка некомпетентного оценщика, лихо переставляющего органы в неизвестной и непонятной ему анатомии.

Желание критиковать — и право критиковать — разные вещи. Доказанная суровыми фактами некомпетентность Хрущева, Горбачёва, Ельцина и вообще того явления, которое называется «либерализация общества» — делает любую критику из их уст любого, более успешного в истории лидера – ничтожной.

Если говорить о данных исторического опыта, то доказано на практике: либерализация — это смерть. Это яд который в малых объёмах делает общество калекой, а в концентрированных — убивает. Следовательно, пора уже должным образом оценить злоумышленников, которые снова и снова, исходя из своих оторванных от жизни фантазий, вливают этот «бешеный сок белены» в ухо уснувшему, доверившемуся им социуму.

Как говорили святые отцы церкви — «слова опровергаются словами, но что опровергнет жизнь?». Провал эксперимента доказывает лучше всяких слов ошибку предположений экспериментатора.

Тот, кто своей отсебятиной взорвал к хренам паровоз, прежде исправно ходивший – не изобретатель и не инноватор. Он или дурак или вредитель. И вся его отсебятина, «до которой раньше никто не мог додуматься» — вредная глупость или вражья диверсия.

В воображаемом мире всё, что дурак не выдумает – прекрасно «работает». В реальном мире его выдумка не работает – и этим реальность отличается от бредовых фантазий дурака. В воображении М.Горбачёва афганская война была «ненужной афёрой». А в реальном США влезли в Афганистан сразу, как мы ушли, к тому же ещё и нас теперь обратно туда зовут воевать. В больных фантазиях рыночных реформаторов их меры обогащают и развивают страну, а в реальном мире – страна от них нищает и деградирует.

В аутизме академика Сахарова каждый город прекрасно функционирует в качестве независимой республики, а в реальном мире попытавшихся стать такими  самоуправляемыми республиками Цхинвал и Сухум, Донецк и Луганск, Тирасполь и Книн – расстреливают из всех видов тяжёлого оружия.

Горе – если беспочвенные фантазёры, как в «перестройку» начнут путать желаемое ими с действительным и на практике эффективным. «Нам кажется, что Сталин был слишком подозрительным». А вы не были подозрительными, идиоты, и каков результат вашего ротозейства?! Про такое и говорят в народе – «когда кажется, креститься надо». Жизнь-то показывает, что Сталин был прав, а вы – категорически не правы.

Но в мире своих фантазий вы по-прежнему святые, окружённые злыми и глупыми недочеловеками, портящими все ваши прекрасные и такие мудрые планы!

Я не только об отношении к Сталину говорю (хотя и об этом тоже) – я говорю вообще о страшном риске некомпетентной амбициозности, когда человека безапелляционно судит о том, в чём категорически не разбирается. И смело берётся управлять тем, чего не понимает. И никак не пытается соотносить свои оценки с результатами своей деятельности…

Например, агрессивная некомпетентная амбициозность А.Кудрина и Э.Набиуллиной, которые до сих пор, невзирая на всю очевидность результатов своего «управления» экономическими системами, величают друг друга и Е. Гайдара «выдающимися экономистами» и «ведущими экспертами». Какое бы падение не продемонстрировала экономика под их руководством – они всегда утешат друг друга комплиментами, что «без нас было бы ещё хуже».

Горе государству, в котором репутация советника не страдает от провалов всего сделанного по его совету!

+++

Важнейшая цель современного человека – прекратить играть и начать жить. То есть изучать законы жизни — а не игровые условные правила в им самим придуманной игре.

То есть подойти к жизни с предельной серьёзностью и осторожностью, без «приколов» и заигрывания с нею. Нашим предкам в этом помогали саблезубые тигры и пещерные медведи, регулировавшие численность «приколистов».

Но цивилизация облегчила жизнь человеку – и тем осложнила жизнь самой себе. Человек Сытый стал всё больше и больше «шалить», дурачиться и кривляться, всё больше подменять объективные законы бытия на выдуманные им самим правила игры.

Героя-защитника и Героя-труженика сменил Герой-клоун, оказавшийся взамен прежних героев в центре внимания, обожания и приоритетов. Презренная профессия шута стала внезапно престижной профессией высшего света, шуты превратились в «новую аристократию». Человека оценивают не по его соответствию жизни, а по его успехам в пустопорожнем мире развлекательного шоу-бизнеса: так появляются мэры-боксёры, депутаты-фигуристки, президенты-комики и т.п.

Плюньте в меня – если вы искренне считаете, что я напрасно тревожусь, и что это нормальный, здоровый процесс! Ибо я искренне и убеждённо считаю, что комик, лидирующий в президентском рейтинге – признак глубочайшего социопсихического неблагополучия, массового помешательства! А вы как считаете? Иначе?!

+++

Для того, чтобы появилось само определение «предатель» — нужно, чтобы было, чего предавать. Иуда немыслим без Христа, да и вообще зло – паразит добра: убивает добро, а убив – само умирает от собственных свойств нежити.

Если у нас не сформулированы священные, неприкосновенные ценности – то и предателя не определить. Ведь человек, ушедший с одной работы на другую, не является предателем – потому что работа вовсе не священна. Ну, работал на одном заводе, перешёл на другой, что в этом предосудительного? Ну, торговал вениками, стал торговать пряниками – что или кого тем самым предал?

Нет святынь – нет и самого представления о предательстве. Есть лишь «трудоустраивающиеся», куда сочтут выгоднее. Либералы с их феноменальной бессовестностью, доходящей до уровня морального помешательства, так и живут. Омерзительные нам, они отнюдь не омерзительны самим себе, ибо «рыба ищет, где глубже», а они уровняли человека с рыбой.

Вы вообразите себе черноту внутренностей человекообразного существа, которое большую часть жизни (!) состояло в КПСС и делало там карьеру, вплоть до самых вершин – а потом вдруг заявило, что это «партия абсолютного зла»…

Существо даже не понимает, что таким образом вынесло приговор самому себе – потому что всякое утверждение такого существа нужно понимать с точностью до наоборот, учитывая его природу оборотня. Ведь какой смысл верить показаниям свидетеля, признавшего, что большую часть жизни он лжесвидетельствовал!

Но феноменология этой бессовестности, доходящей до извращения эксгибиционизма – в эрозии сакралий. Нет священного – нет и предательства. Исходя из прагматики, человек просто переходит туда, где платят больше. И мало задумывается – какие машины его взяли чинить по удвоенной ставке оплаты: заводские или концлагерные. Механика – она везде механика и химия везде химия…

+++

Чтобы понять, что такое бессодержательная мечта – сперва нужно определить, что такое содержание мечты. Мечта – это желательный образ будущего, который, во-первых, возможен технически. Во-вторых — содержит предмет перемен («было – стало»). В третьих – оценочную шкалу достижения (приближения). Мечта, которая предлагает невозможное, неопределённое и неизмеримое – относится к категории бредов и галлюцинаций. Возьмём, например, скульптора, задумавшего из грубой глыбы сделать прекрасную статую. Что для нас сразу же станет очевидным?

Неразрывная связь будущего шедевра с бесформенной глыбой камня. То есть отталкиваться придётся от того, что имеешь, нельзя сделать скульптуру из воздуха или вообще ничего. Скульптура не может возникнуть сама по себе – она продукт обработки изначального камня, которую ведёт скульптор. Скульптура не может быть больше камня, из которого делается, тяжелее его по весу и т.п. Она не может не содержать в себе части вещества того исходного камня, из которого делается.

То есть – переходя к социологии – не может полностью «порвать с прошлым» своего строительного материала, презреть и проклясть его: отрицание исходного камня отрицает и скульптуру.

За этим принципом скрывается фундаментальнейший закон причинно-следственных связей, по которому всё наше настоящее и будущее неразрывно связано с нашим прошлым. А что никак не связано с нашим прошлым – будет не нашим (отрицающим нас), чужим настоящим и чужим будущим. К которому мы не имеем, а, самое главное, не можем иметь никакого отношения.

Русофоб русского происхождения отрицает не что-то отдельное от себя, а тот материал, из которого сам сделан, отрицает и право и возможность собственного существования. Логика тут проста и однозначна:

-Если «Y» подлежит уничтожению, а ты являешься «Y», то ты подлежишь уничтожению.

И перестать быть «Y» нельзя – потому что нельзя выпрыгнуть из причинно-следственных связей. Можно только отменить принцип уничтожения «Y», чтобы остаться живым и имеющим будущее.

Кроме неразрывной связи изделия с тем материалом, из которого оно сделано, очевидно, бесспорно и другое: нельзя создать скульптуру, не имея предварительно её образа (проекта) в голове, в качестве чистой, нематериальной идеи.

Перед скульптором пока ещё бесформенная глыба, но в голове у него уже сформирована скульптура. Если этого нет – то всякая работа с камнем будет не созиданием, не творчеством – а порчей материала. Раздробив большой камень на множество маленьких осколков, мы не создадим скульптуры, а испортим саму возможность её создания.

Думаю, не стоит даже объяснять, насколько этот общий закон жизни – соответствует конкретно социологии. Если мы строим неизвестно что, то мы, во-первых, ничего не построим, а во-вторых, испортим ту жизнь, которая была, выступим в роли вредителей. Бессистемные удары кувалдой по камню разрушат камень – но не создадут скульптуры.

Оценочная шкала приближения к цели – возникает из преодоления сопротивления материала (исходника) замыслу (проекту). Если глыба кубическая, а задуманная статуя продолговатая, то по мере достижения продолговатости мы приближаемся и к конечной цели.

Сырьё превращается в полуфабрикат, который ещё не сам продукт, но гораздо ближе к продукту, чем было сырьё. А мы, благодаря сверке по системе «было-стало» можем видеть, в правильном ли направлении работаем.

Всякий, кто не безумец, должен задать себе три вопроса о переменах: возможно ли в принципе то, чего я хочу? Если да, то какие меры нужно мне предпринять? И какой шкалой оценить их эффективность в процессе применения?

+++

Успеха не может быть в принципе, если люди не имеют перед собой его конечного облика, его неразрывной связи с истоками, исходным состоянием системы, его промежуточных стадий, единиц измерения качества и скорости движения к намеченному идеалу. Мы никогда не сможем оценить достижений – если не знаем, чего хотели достичь?

Если мы пошли в лес по грибы – и пришли в грибной лес, то это успех. А если мы пошли неизвестно куда неизвестно зачем, и случайно забрели в грибной лес, то это можно считать и успехом, и неудачей, и ничем: потому что у бесцельного движения нет пункта прибытия.

Но бесцельность не исключает активности. Хаос вполне совместим и с активностью и гиперактивностью – при учёте того, что хаос всегда сделает их дурацкими.

А люди, по-дурацки активные, загубят своё общество быстрее, чем люди просто пассивные. Ведь первое правило Гиппократа «не навреди» — никто не отменял. Первое, о чём обязан думать лечащий врач — чтобы не навредить больному. И это касается не только медицины.

А и вообще любых гиперактивных «реформаторов», по сути, одержимых психопатическим «бредом реформаторства», жаждой перестроить ту анатомию, которой они не изучили и не понимают.


[1] Исследование известного демографа Владимира Тимакова неопровержимо доказало, что «реформы» Ельцина погубили больше людей, чем так называемые репрессии Сталина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора