Взятие Самары белочехами

ВК Наржур 16.09.2017 5:53 | История 55

Один из эпизодов начала Гражданской войны в России красочно описан у d_clarence.

В сети существует достаточно много разборов боя по Липягами красных защитников Самары с белочехами. Мною, без хвастовства – просто больной я человек, прочитаны все книжки, указанные в вышеуказанных ссылках, плюс: статья А.Рязанова в Красная быль №1 «Оборона Самары от чехов» (собрание записей опросов очевидцев), статья Трайнина из сборника «4 месяца учредиловщины» – «Июньский переворот», книжка Подшивалова «Гражданская борьба на Урале – 1917-1918 гг», М., 1925. статья Лехина «На подступах Самары» из газеты «Коммуна» за 03.06.1923 № 1340 – это наши и ценны за обилие срачей очевидцев, враги – Чечек «От Пензы до Урала»// Воля России, VIII-IX, Прага, 1928 и из того же журнала П.Д. Климушкин «Перед волжским восстанием». Отдельный источник – газеты тех дней: «За свободу!» (самарская ежедневная газета 1918 года), меньшевистская газета «Вечерняя заря» и белочешская газета «Vestnik Povolzske» – все они представлены в отделе редких книг самарской областной библиотеки.
Перво-наперво: Михаил Кадомцев – блестящий организатор, лично храбрый и ответственный человек

Единственный недостаток – полное отсутствие военного образования, которое ему было просто негде и некогда было получить. При этом, не смотря на грубейшие тактические ошибки, огромные потери под Липягами, распоряжения Кадомцева даже после его гибели давали возможность Самаре обороняться еще длительное время. Все решили саботаж, предательство и общий хаос, сложившийся в Самаре к моменту тех трагических событий. Но пойдем по порядку.

Первое. Никого Кадомцев в Самаре не смещал, власть ни у кого не отбирал, что бы там не вопили в больных фантазиях отдельные персонажи рунета.

31 мая 1918 Чечек хладнокровно и расчетливо сбил заслон красных у железнодорожного моста через Волгу на левом берегу.

Вот он, красавец.

Разбитые отряды красных бежали к Безенчуку и запросили Штаб Главнокомандующего Урало-Оренбургским фронтом товарища Яковлева (Мячина) куда им теперь идти и что делать. А из штаба им сообщили, что товарищ Яковлев эвакуировался в Кинель. Вот просто собрал манатки и свалил. Злые латыши поехали в Самару, иващенковцы, сильно ошарашенные, разбрелись по домам. Многие бежали куда глаза глядят.

В Самаре, по воспоминаниям очевидцев, на улицах начинают появляться непонятные люди в новеньких шинелях, торговцы открыто кричат о скором конце советской власти. Правые эсеры, из тех, кого не посадили после майского мятежа, проводят совещание на квартире полковника Галкина. Галкин составляет план взятия Самары, которые называет просто «Как взять Самару». Этот план, вместе с подробной картой города переправляется Чечеку. Кроме того, по улицам снова начинают носиться анархисты, но пока без пальбы.

Весь зыбкий порядок в городе держится стараниями партийных властей. После 1934 года врали, что все организовал гениальный Куйбышев, а до 1934 года писали правду – носился как угорелый и не спал ночами квартет: Теплов, Мяги, Венцек и Тронин. Сильную поддержку давали организованные рабочие во главе с Масленниковым.

В военном же плане сложился полный бардак. В Самару продолжали прибывать разрозненные подкрепления из совершенно разнородных частей. Прибывали, а командовать тут некому. Все шли со своими проблемами к выбранному временному коменданту города – товарищу Кадомцеву. Вот он, как сказали бы позднее «под давлением общественности», и принял общее командование.

Вот его «армия».

Людей – около 5000 бойцов. Пушек много, но ни одного артиллериста и просто знающего как обращаться человека. Из 5000 бойцов обучены и имеют боевой опыт – 600. Что из себя представляют эти части. Правильного отряда типа полка, роты, эскадрона – ни одного. Единственные устойчивые подразделения — экипажи речных судов. Основные виды частей: три дружины большевиков (две из рабочих, одна — боевики, усиленные необстрелянными рабочими же), дружина левых эсеров (боевики плюс студенты), отряд рабочих Трубочного завода, отряд железнодорожных рабочих, уфимский городской отряд (состав неизвестен), два татарских отряда, один башкирский, караульный отряд интернационалистов, 50 китайских бойцов, 200 латышских стрелков из разных подразделений без единого начальства и 1000 человек недавно мобилизованных парней, которым даже обмундирования еще не выдали, и так называемый «комендантский взвод» из каких-то залетных болгар (кто такие и откуда, мне выяснить не удалось).

Ну вот. Надо со всем этим воевать.

Первым делом занялись артиллерией. На хлебной площади кое-как установили несколько орудий и привезли снаряды. Оказалось не те. Срочно нужны артиллеристы. Где взять? Негде. Подают объявления в газетах и расклеивают их по улицам. Да, прям вот так.

На призыв явился только один человек – бывший прапорщик Тинюковский. Тинюковский потребовал харч и оклад. Ему дали. Но он один, а надо много. Дальше опять анекдот.

Кадомцев направил товарища Подвойского в «собрание бывших офицеров при штабе фронта» (причуды гражданской войны на радость любителям рвать шаблоны) с просьбой дать офицеров для обороны города. Ему ответили буквально следующее: «Офицеры поступили на службу в штаб с условием не участвовать в гражданской войне» (Ф.Попов. Чехословацкий мятеж и Самарская учредилка») – понимай как хошь. Кадомцев пошел к чекистам и с их помощью были насильственно мобилизованы три артиллерийских офицера, которые поступили под начальство Тинюковского и худо-бедно начали обучение личного состава.

Все это время белочехи, по разным причинам (заварушка в Безенчуке, собственные неурядицы, ожидание отрядов белых), медленно двигались к Самаре. Кадомцев и его импровизированный штаб (штаб фронта самоустранился) засели за составление плана обороны. Первоначально решили обороняться в Иващенково. Но приняли в рассуждение то обстоятельство, что поселок буквально набит порохами, взрывчаткой и снарядами. Малейшая случайность боя может привести к огромным жертвам среди гражданских. Кадомцев принимает тяжелое решение сдать Иващенково без боя и строить оборону в районе станции Липяги. В Иващенково власть тут же захватывают правые эсеры и хлебом-солью встречают белочехов. Там же, в Иващенково, красные в последний раз пытаются мирно договориться с Чечеком. Посланы нехорошими чешскими словами.

Бой неизбежен.

План боя из книги И.А. Колесникова «Военные действия на территории Самарской губернии в 1918-1921 гг»:

Позицию красные занимали с утра 3 числа. Всего в поле Кадомцев вывел 3000 бойцов и две артбатареи (Колесников в 1927 году писал про 2000 бойцов, но это от того, что в рассказах очевидцев плавало «2-3 тыщи» и он принял меньшее число. Позднее была установлена цифра в 3000, куда, правда, вошли отряды охранявшие железнодорожный мост и не принимавшие основной удар). Написать про сие легко, а как этих людей организовать на бой? Тут уместно тиснуть цитату: «И приходится поражаться тем, что в таких невероятно тяжелых условиях, когда белогвардейцы, эсеры и меньшевики оказывали активнейшую помощь врагу, большевикам все же удалось сколотить довольно сильный кулак, который в течении нескольких дней защищал Самару» (Ф.Попов).

Выход на позиции сопровождался стрельбой с чердаков по колоннам.

Распоряжения Кадомцева по обороне города были такое:

— укрепление батареи на Хлебной площади;

— рытье окопов вдоль берега Самарки со стороны хлебной площади и установка там станковых пулеметов;

— укрепление охраны ж/д моста путем: а) установки на городском берегу орудий на прямую наводку; б) постоянное усиление внешнего охранения на левом берегу Самарки вновь прибывающими подкреплениями (а они продолжали прибывать вплоть до падения города);

— постоянное патрулирование улиц;

— налаживание телефонной и сигнальной связи между отрядами, остающимися в городе.

Всего в городе было оставлено 2000 бойцов. Китайские пулеметчики, охранявшие ж/д мост были усилены сотней латышей.

Пошли в поле и все сразу стало плохо.

Позиции нормальной найти не смогли. Какую не выбери – все плохо (это поздний вывод военспецов при разборе в 1919 году– вся местность вокруг равноценно неудовлетворительна для боя). В итоге оборонительную линию выбрали в районе ст. Липяги по берегу реки Татьянки, в 15 километрах юго-западнее Самары.

Правый фланг имел сразу за собой реку и упирался в заболоченную, поросшую кустарником и лесом пойму Волги. Центр отстоял чуть далее от Татьянки, но фронтом упирался в деревню Русские Липяги – дома стояли всего в 35 метрах от окопов. То есть центр не видел что делается прямо перед ним и ничего не знал о движении неприятеля. Левый фланг занимал ж/д пути и станцию Липяги.

Главная претензия к позиции – почти полное отсутствие обзора и крайне ограниченные сектора обстрела пулеметами – все упиралось либо в дома, либо в холмы, либо в насыпи. Организация флангового огня была невозможно из-за того, что весь фронт обороны выпрямили — ни уступов, ни зигзагов. Сама позиция представляла собой одиночные и групповые окопы без ходов сообщения. Причем вырыты они были только между рекой Татьянкой и ж/д насыпью. Сразу за левым флангом начиналась возвышенность у села Воскресенка, что лишало красных возможности своевременно спалить обход.

Это Кадомцев, хоть и не спец, но все же заметил. Он отдал приказ всей кавалерии выдвинуться и встать у Воскресенки. То ли его не так поняли, то ли приказ был не точен, но кавалерия заняла не холм, а встала под ним, непосредственно в селе.

Батареи встали у разъезда Кряж и навели орудия на железную дорогу.

Выкопав окопы, большинство солдат бросились глушить гранатами рыбу в Татьянке и варить уху. У многих оказался с собой самогон. Пошла пьянка. С помощью матросов, латышей, пинков и такой-то матери удалось прекратить безобразие и загнать части в окопы.

Стали ждать противника.

Впоследствии военные так оценили позицию перед боем:

Мм.. ээ.. Все это время белочехи спокойно стояли за Русскими Липягами и наблюдали красных. В ночь перед боем Чечек планировал не сражение, а переправу через Самарку и занятие стратегических объектов в городе. Пред самым рассветом, колонна белочехов начала обход левого фланга красных.

Бой.

Все произошло по расписанию. Утром из-за домов деревни Русские Липяги стали выглядывать чехи и постреливать в сторону красных. Красные стали энергично отвечать, решив, что началась фронтальная атака. В обход правого фланга, по кустам и болотам пошел еще один отряд чехов. По железной дороге тихим ходом поехал бронепоезд. Он «развлекал» красных пока колонны не закончили обходные маневры и разом не ударили по флангам.

Кавалерию красных разметали сразу и сосредоточили огонь по окопам сразу с трех направлений. Красные не выдержали и бросились из окопов к Татьянке. Стали барахтаться, тонуть и белочехи смогли их спокойно расстреливать.

Моряки и латыши не побежали и заняли круговую оборону вокруг станции. Кадомцев находился в их рядах. Артиллерия не сделала ни одного выстрела, офицеры испарились. Оценив обстановку (полное поражение), Кадомцев принял решение идти на прорыв к Самаре. Залез на лошадь и был тут же убит. Моряки и латыши дрались до последнего патрона и все полегли. Очевидцы говорят, что в их рядах были женщины, которые дрались со всеми наравне.

Хотя чешский бронепоезд и застрял у Липягов, выковыривая неуступчивую породу красных из окопов, Чечек предпринял попытку в тот же день захватить ж/д мост. К мосту был направлен резервный батальон 1 полка. Китайцы подпустили их на 30 шагов и открыли кинжальный огонь. Чехи очень быстро убежали обратно к Липягам.

Всего, после боя, в Самару вернулось только 1000 бойцов – 300 в тот же день и около 700 на утро. Чечек хвастливо пишет, что тыщу убил, а две тыщи взял в плен. Ему свои уже тогда не верили, а сегодня цифры опять гуляют.

А дальше получилось так. Красные закончили укрепления на Хлебной площади. С 6 на 7 июня в город прибыли подкрепления: 450 красноармейцев из Симбирска и «мусульманский» отряд из Уфы под командой товарища Грачева. Отряду Грачева дали приказ сменить уставших китайцев и латышей у моста, благо с ним прибыло несколько «проверенных пулеметчиков». Китайцам приказ не смогли втолковать – не оказалось переводчика, а может тупо не захотели понимать. Латыши уходить не хотели – хотели еще настрелять всяких белых гадов за своих павших товарищей. Приняли соломоново решение: грачевские пулеметчики встают с двумя станкачами на передний фас обороны, а китайцы и латыши (с ними 10 югославов) занимают фланги справа и слева от насыпи. Грачевцы вызвались и караулить в ночь с 7 на 8 июня.

Обе пулеметные команды из Уфы оказались агентами правых эсеров. ночью они покинули посты и вышли к белочехам. У Чечека как раз проходило совещание с делегатами из Самары по поводу восстания. На левом берегу Самарки были уже заготовлены лодки.

К мосту на самом тихом ходу двинулся бронепоезд и, в сопровождении грачевцев, 1-й полк. В 30 шагах от окопов белочехи «зарядили шомпольные гранаты и прямо с колен выстрелили разом 30 гранат». На оглушенных латышей и китайцев навалились всей массой. Колого не закололи, тех живьем закопали прямо там же, у насыпи.

Бронепоезд на всех парах влетел на самарский вокзал и открыл беспорядочную стрельбу.

Одновременно, по красным частям на Хлебной площади был открыт огонь с чердаков и из подворотен. Белочехи одним броском преодолели Самарку и принялись обезоруживать красноармейцев. Началась паника, в очень короткое время город был взят.

Вот Масленникова и арестованных рабочих дружинников ведут чешскую комендатуру.

Валериан Куйбышев писал позднее, что в последний момент успел по крышам бежать из клуба коммунистов на Заводской улице на речную пристань. Как он перелетал самарские широкие улицы нам не ведомо.

——————————————————————

После захвата Самары белочехи с правыми эсерами начали в Самаре полномасштабный террор с бессудными расстрелами и казнями. Это был один из двух очагов (второй был на Юге России), после которого Россия была погружена на несколько лет в кровавую Гражданскую войну. После этого поражает, что в России повсеместно стали появляться монументы белочехам. В том числе и в Самаре.

 
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина