Язык без гостей. О дискриминации русского языка в России

A_NALGIN 26.07.2017 5:30 | Общество 108

Требование президента Владимира Путина не сокращать количество часов на изучение русского языка в школах национальных республик и изучать национальные языки только на добровольной основе — открытка многим.

Лишь недавно прокуратура Башкортостана указала республиканским властям на недопустимость принуждать к изучению башкирского языка в республике тех, для кого он не родной. Но и то, как сообщают с мест, прямое государственное принуждение лишь заменилось телефонным правом и намеками на желательность всеобщности такого обучения.

В Татарстане обучение татарскому и вовсе является однозначно принудительным, что вызывает систематически протесты множества родителей, не испытывающих никакой необходимости в навязывании чадам школьной дисциплины (а в быту никто из принуждаемых говорить на татарском языке, разумеется, не будет).

Абсурдней всего сложилась ситуация в республике Коми, где трем четвертям населения — русским навязывается обязательное изучение языка четверти населения (которая к тому же тоже не вся его употребляет).

Отрицательные последствия лингвистической обязаловки очевидны — сокращение количества русского языка в школе, более слабая подготовка по базовому для поступления в любой вуз предмету, а значит — фактическая дискриминация жителей национальных республик при поступлении в вузы и приеме на работу.

При изучении национального языка его носители и те, кому он навязывается искусственно, ставятся в заведомо неравное положение, соответственно русские школьники оказываются в вечных отстающих.

Прибавьте сюда чувствительную атмосферу идеологического запугивания, когда отказ от изучения татарского, башкирского или коми приравнивается к нелояльности к титульной нации, читай — к республиканским элитам, что может иметь немалые последствия в реальной жизни.

Собственно, главная скрытая причина, по которой навязываются национальные языки, вполне прозрачна. Сформировать у русского населения республик неуверенность в себе, ощущение, что они находятся не у себя дома — в России, — а в гостях у титульной нации, — и должны соблюдать какую-то особую специфическую гостевую вежливость, чувствовать себя сидящими на краешке стула.

Апологеты навязывания национальных языков все время проговариваются: «Находясь в стране, нужно знать ее язык» или что-то вроде того. Когда задаешь вопрос: «А в какой такой стране находятся русские на территории Российской Федерации?» — умолкают, понимая, что сболтнули лишнего.

Страна у нас одна — Россия. И тот, кто не согласен, имеет серьезные проблемы с законом. Государственный язык России — русский. И он должен изучаться не потому, что русские его кому-то навязывают, а потому, что нормальная жизнь без него невозможна.

Все учащие в любой точке России должны изучать русский язык в равном объеме, без всяких сокращений, поскольку в данном случае он не язык этноса, а язык государства, язык той самой страны.

Языки проживающих в России народов изучаются на другом основании — как часть политики по защите их культуры и этнической идентичности. Каждый народ имеет право быть собой, имеет право на свою память, свою словесность, на развитие своей литературы. Каждый. И поэтому никто не может помешать татарину изучать татарский, башкиру — башкирский, якуту — якутский и т. д. И использовать для такого изучения нашу систему общеобразовательных школ тоже вполне законно.

Однако как только к изучению языка того или иного народа принуждаются через систему общеобразовательных школ русские ученики, для которых языком их идентичности и культуры является русский, то принцип защиты этнического многообразия тем самым немедленно нарушается.

Речь уже не о том, что в нашей единой стране — России — сохраняется многообразие культур, а о том, что из состава России выделяется другая страна, которая, кстати, никакого многообразия не терпит и немедленно превращает русских в дискриминируемое меньшинство, а русский язык — в фактически преследуемый. Ситуация совершенно нетерпимая.

Для защиты своей идентичности русским учащимся следует углубленно изучать русский как родной, может быть, на таких добавочных уроках углубленно постигая красоты древнерусского языка, народных говоров, копаясь в «Словаре языкового расширения» Александра Солженицына.

Однако опции «Русский как родной» наша образовательная система не предусматривает и всем учащимся некоторых республик навязывается титульный язык, который для большей части из них родным не является.

Мы должны со всей решительностью разорвать порочную связь между административно-территориальным делением страны и языковой образовательной политикой. Политика изучения государственного языка, русского языка должна быть одинаковой на всем пространстве нашей страны, без исключений. А политика изучения родных языков проживающих в России народов должна — точно так же — не иметь никакой привязки к административному делению. Татарский язык — не язык Татарстана, а язык татар, проживающих в России, — и где они проживают, там он и должен изучаться — независимо от территориальной нарезки. Тем самым, кстати, сфера изучения татарского языка, быть может, даже и расширится, не будучи привязана к Татарстану.

Парадоксально: в Российской Федерации существуют республики, где власти проводят политику в интересах титульного этноса, вызывающую даже определенное беспокойство экспертов по межнациональным отношениям, но навязыванием русским неродного для них языка не занимаются. То есть даже с точки зрения интересов национальных элит языковой прессинг совершенно не обязателен. Он лишь увеличивает напряженность межнациональных конфликтов.

Русские же граждане России везде должны чувствовать себя в России, у себя на родине, а не гостями, которым непрерывно и навязчиво указывают на их мнимое место.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора