Зачем Кремлю высокая явка

Александр Русин 19.03.2018 6:40 | Политика 284

Некоторые считают, что на выборах Кремлю выгодна низкая явка, якобы она дает больше возможностей для вбросов. На самом деле все ровно наоборот — низкая явка создает сложности не только по части вбросов и иных фальсификаций, но и в плане признания итогов выборов.

Кремлю на выборах нужна относительно высокая явка, порядка 70%.

Конечно, если бы на выборы пришли 100% избирателей, то это могло бы вызвать некоторые затруднения по части вбросов, но в реальности стопроцентной явки не бывает, поэтому 10-20% бюллетеней для вброса найдется всегда.

Высокая явка очень способствует вбросам, потому что чем выше реальная явка — тем менее заметным на ее фоне становится вброс, его становится легче скрыть.

Обратимся к математике:

Допустим на выборы пришли 50% избирателей. Если при такой явке будет вброшено еще 10% бюллетеней для достижения показателя в 60% — тогда соотношение вброса к реальным голосам получится 1:5 — один вброшенный бюллетень на пять реальных.

Более 16% голосов в приведенном примере окажется сфальсифицировано, а это уже достаточно много, потому что результат будет заметно расходиться с экзит-поллами, всплывет масса свидетельств совершенных вбросов и все будет «шито белыми нитками».

Если при явке 50% вбросить 20% — фальсификации станут еще более очевидны, ведь соотношение реальных голосов к нарисованным получится 5:2 — два фальшивых на пять реальных. Почти 30% фальшивок — это уже не получится объяснить никакими погрешностями и неточностями.

Теперь представьте, что на выборы пришли 70% избирателей. Если к этому добавить 10% фальшивок, то соотношение вброшенных бюллетеней к реальным получится 1:7 и доля фальшивок составит всего 12.5% — это близко к погрешностям социологических исследований и поэтому почти незаметно.

Чем выше явка — тем легче в ней «растворить» вбросы.

Потому что 1/7 меньше, чем 1/5 — это математика.

Мне могут возразить, что при явке 70% будет сложно вбросить 20% бюллетеней — получится неправдоподобно. Но фальсификации — это не только вбросы, есть и другие методы. Можно 10% вбросить, а 10% неправильно посчитать. Или вбросить 20%, а потом 10% выбросить.

Так или иначе, при явке около 70% скрыть фальсификации гораздо проще, чем при явке порядка 50%.

И что немаловажно — при явке 70% накручивать саму явку уже не нужно — достаточно насчитать Путину требуемые 60-70% голосов и все. А при низкой явке нужно не только с подсчетом мухлевать, но и с данными по явке — повышать до требуемых 60-70%.

Если же представить, что реальная явка составила всего 40%, то вбрасывать придется минимум 20% бюллетеней, а значит соотношение реальных голосов к фальшивым составит 2:1, уровень фальсификаций составит 33% и это уже критически много.

Уровень фальсификаций выше 30% будет настолько очевиден, а нарушения будут такими массовыми, что бесследно для Кремля это не пройдет.

Более того, подобные фальсификации даже осуществить не так-то просто, все-таки не на каждом избирательном участке комиссия продалась с потрохами, а чтобы фальсифицировать 30% результатов — вбрасывать придется практически на каждом участке, десятком несуществующих участков и вбросами на каждом третьем уже не обойтись.

Чем ниже явка — тем больше нужно вбросить для достижения 60-70% и тем заметнее будет этот вброс, равно как и другие махинации с результатами. Тем сложнее будет объяснить объявленный результат. Тем больше нарушений потом всплывет и станет достоянием общественности. И реализовать фальсификации тем сложнее, чем больше требуется вбросить.

Поэтому явка порядка 50% очень мала — нужно ближе к 70%.

Явка менее 50% для Кремля и вовсе представляет опасность, потому что чревата проблемами с признанием итогов, которые окажутся шиты белыми нитками.

Путину для признания его победы на выборах со стороны общества, элиты, а главное его западных партнеров нужно получить 60-70% голосов при явке 60-70%.

Если Путин наберет 51% голосов при явке 51%, да еще и с явными фальсификациями, а реально за него проголосует 45% при явке 40% — возникнут реальные проблемы с признанием.

Конечно, провести церемонию иннаугурации Путин сможет даже при очень сомнительной победе, но признанным президентом уже не будет.

Народу еще можно навешать на уши лапшу об очередной победе Путина — Киселев и Соловьев большие мастера в этой области и смогут даже 51% представить как великую победу на важном рубеже на фоне больших угроз. Но для элиты и западных партнеров подобная туфта не пройдет.

Элита, истеблишмент — это не глупые и вполне осведомленные люди, которые будут в курсе реальных результатов и если этот самый реальный результат по явке и голосам за Путина окажется ниже 50% — никто наверху уже не будет воспринимать Владимира Владимировича достаточно серьезно.

В случае слабых результатов в элите возникнет устойчивое мнение, что Путин уже не тот, вышел в тираж, отсидел своё и больше не пользуется доверием в народе.

А элите очень нужно, чтобы президент пользовался доверием в народе — в этом и состоит смысл демократии, для этого и проводятся выборы.

Если бы это было не так, выборы давно бы отменили. Но их не отменяют. Выборы проводят именно для того, чтобы представитель элиты регулярно получал от народа своеобразный мандат на управление страной и мог действовать в статусе народного избранника.

Президент, который не имеет статуса народного избранника и не располагает мандатом, полученным от народа, демократической и буржуазной элите не нужен.

Поэтому, если Путин наберет меньше 50% реальных голосов и явка тоже составит меньше 50% — со стороны элиты к нему возникнут вопросы.

И если на вопросы от народа Путин может отвечать всякой лапшой в исполнении Киселева и Соловьева, рассказывая байки про всякие вундервафли, технологические волны и призывая дерзновенно трудиться, то для элиты подобная лапша не годится.

Если элита придет к мнению, что Путин утратил легитимность, а при низких результатах она придет именно к такому мнению — Путину в обозримой перспективе придется приступить к сбору чемоданов.

Но дело не только в этом.

Российская элита еще может закрыть глаза на плохие результаты Путина, потому что для нее Путин является своим, хотя и не для всех.

Однако западные партнеры закрывать глаза на низкие результаты выборов не будут. И скрыть реальные результаты от западных партнеров Путин точно не сможет, потому что там сидят не дураки и разведку еще никто не отменял.

Поэтому при реальных результатах ниже 50% Путин может получить многочисленные проблемы с признанием со стороны своих западных партнеров. Ему могут запросто сказать, что он с точки зрения Запада больше не является представителем России потому что не набрал 50% голосов, а нарисовал их.

И если США и ЕС объявят, что по их данным Путин нечестно победил на выборах и не является легитимным президентом — все предыдущие санкции покажутся цветочками, Путин станет персоной нон-грата и на него не будет распространяться иммунитет первого лица, потому что с точки зрения Запада он уже не будет первым лицом.

Конечно, до этого вряд ли дойдет, но потенциально угроза стать «непризнанным президентом» при низких результатах и слишком явных фальсификациях для Путина существует.

Вот по сумме названных причин Кремлю и нужна высокая явка.

Чтобы и фальсификации получше замаскировать и обеспечить легитимность — не только в глазах народа, которому можно еще долго вешать разную лапшу, но в первую очередь в глазах элиты и западных партнеров, которым вешать лапшу не получится и проблемы с легитимностью могут выйти боком.

Впрочем, легитимность Путина в глазах народа Кремлю тоже небезразлична, потому что своим рейтингом Путин прикрывает правительство, Единую Россию и всех чиновников.

Центробанк обвалил рубль, а Путин сказал, что все было сделано правильно — и народ съел, потому что Путин — самый влиятельный в мире президент и практически царь, а царю виднее.

Правительство плохо работает, а Путин говорит, что удовлетворительно — и народ терпит, потому что Путин так сказал, а он самый влиятельный, царь и всё такое.

Вот в Думе засели жулики и воры, а Путин говорит, что лучше них не работает никто… народ снова терпит, потому что Путин так сказал.

Но это все работает лишь до тех пор, пока народ верит, что Путин избран большинством, причем достаточно убедительным большинством.

Если же Путина выберет 51% с натяжкой — это будет уже совсем не убедительно. И если будет 60% с явными фальсификациями, а реально будет 45% — получится тоже не убедительно.

При победе с результатом 51% Путин уже не будет «самым влиятельным». Какой же он влиятельный, если едва-едва преодолевает планку, да и то не факт, что на самом деле преодолел, а не нарисовал.

И никаким «царем» с результатом 51% Путин уже не будет, даже в переносном смысле. С таким результатом Путин будет «хромой уткой» — президентом, который досиживает свой срок.

Не сможет Путин, победивший «с горем пополам» прикрывать своим авторитетом плохую работу правительства, провалы во внешней и внутренней политике, жуликов и воров, Центробанк и прочее безобразие.

Чем ниже явка — тем менее убедительной будет победа Путина, тем ниже будет авторитет Путина по итогам выборов, тем сложнее ему будет сидеть на своем месте и прикрывать своим авторитетом жуликов и воров. Тем больше у него будет проблем с признанием как среди элиты, так и среди его так называемых партнеров на Западе.

Чем ниже явка — тем более заметны будут фальсификации, а если фальсификации будут слишком хорошо заметны — это еще сильнее подорвет авторитет Путина, вызовет еще больше проблем с признанием как в народе, так и среди элиты, среди западных партнеров, а значит Путину еще сложнее будет сидеть дальше.

Все это очень взаимосвязано и низкая явка тянет за собой огромную массу всевозможных проблем.

Поэтому Путину нужна не просто формальная победа с минимальным результатом — ему нужна убедительная победа с достаточно высокой явкой.

Именно поэтому Центризбирком так старается, призывая всех на выборы, рассылая SMS и запуская агитационные ролики по телевизору.

Агитация идти на выборы получается даже шире, чем агитация за Путина — и это неспроста.

Подобное было в 1996 году, когда власть призывала всех идти на выборы под девизом «голосуй или проиграешь» — тогда Ельцину тоже нужна была как можно более высокая явка.

И в своем послании Путин неспроста говорил про «рубежный выбор», который якобы делает Россия — эти слова были включены в выступление с целью повысить значимость выборов и привлечь к ним больше избирателей.

Если бы Кремлю и Путину не нужна была высокая явка — не было бы ни агитации от ЦИК, ни приглашений на выборы по SMS, ни слов Путина про «рубежный выбор».

Если бы Кремль устраивала низкая явка, выборы проводились бы тихо и незаметно, никто про них не говорил бы по телевизору.

Если бы властям нужна была низкая явка, то выборы вообще были бы перенесены на первое января под тем или иным предлогом.

Но Кремлю нужна высокая явка.

В нынешней обстановке власть больше всего боится делигитимизации, боится утраты доверия, боится сомнений в победе Путина, потому что авторитет Путина — несущая опора всей власти в ее нынешнем виде, опора правительства и Единой России. Авторитет Путина — главное прикрытие для всех жуликов и воров, припавших к государственной кормушке.

В Кремле боятся раскола элиты, который может случиться на фоне низких результатов выборов и сомнений в легитимности Путина, боятся дальнейшего падения рейтинга, который может последовать за неубедительными результатами выборов, боятся проблем с признанием на Западе, если результаты будут низкими, а фальсификации слишком явными.

Поэтому вас и зовут на выборы.

Исходя из этого и решайте, идти или не идти.

Если хотите, чтобы вечером 18 марта Путин смог с облегчением выдохнуть, а потом рассказывать, что народ ему доверяет, потому что лучше не работает никто… если хотите, чтобы он еще 6 лет прикрывал своим авторитетом всех жуликов и воров, пользуясь полученными на выборах голосами (в том числе и поданными против Путина, но обеспечившими высокую явку и итоговое признание) — тогда идите.

Но я этого не хочу.

Не хочу обеспечивать Кремлю и Путину высокую явку, которая им так нужна.

Не хочу обеспечивать Путину мандат на управление страной.

Победить Путина на предстоящих выборах не представляется возможным, но создать ему проблемы с признанием, подорвать его авторитет и внести посильный вклад в процесс делигитимизации действующей антинародной системы — можно вполне.

Александр Русин

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Партия нового типа
Центр сулашкина